Десять лет назад по случаю семидесятилетия его уже именовали патриархом сцены. Что же, теперь, к 80-летию, заслуженного артиста России Владимира Аллахвердова можно смело называть аксакалом театра. По-моему, это еще более почетно, уважительно и, главное, по-кавказски! Ведь авторитет Владимира Мнацакановича в культуре Ставрополья непререкаем. И в силу личного уважения к мэтру, и уже по тому, как долго верен он одной сцене своей жизни – сцене Ставропольского академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова. 60 лет в актерском строю!

Владимир Алахвердов

Владимир Алахвердов

© Фото из личного архива В. Аллахвердова.

Счет его ролям наверняка идет на сотни, правда, сам актер не подсчитывал их. Да это и не нужно, особенно многотысячной армии театралов, видевших Аллахвердова в «Дон Жуане» и «Шуте Балакиреве», «Царской охоте» и «Костюмере», «Ревизоре» и «Визите дамы», «Герое нашего времени» и «Коварстве и любви»… Какие разные герои, судьбы, характеры, сюжеты, и все это – биография артиста, по праву ставшего признанным мастером сцены.

А ведь когда-то он и не думал об актерстве. Был обыкновенным мальчишкой из армянской семьи, для которой Ставрополь стал родным городом. Отец у них был поистине мастер на все руки – слесарь, столяр, плотник, кровельщик, стекольщик, маляр, обувщик… Он все умел! И при этом великолепно играл на таре, струнном национальном инструменте. А сына Володю научил играть на четырехструнной кеманче. Отца в городе знали как музыканта и приглашали на свадьбы, и Владимир уже лет с 13 вместе с ним играл, зарабатывал. Так что к искусству все-таки имел уже тогда прямое отношение. Как и средний брат, много обещавший как одаренный скрипач. Если бы не война… В 1941-м как раз собирался поступать в консерваторию, а вместо этого – срочно на шестимесячные курсы лейтенантов и сразу на передовую. А вот старший брат был талантливым инженером. Ни тому, ни другому не довелось… Владимир Мнацаканович вспоминает последнюю встречу с братом:

– Отлично помню тот день: я сижу у него на коленях, он уже в военной форме, а рядом мать торопится, печет ему на дорогу что-то, они разговаривают… И больше – ничего!

Владимир Алахвердов

Владимир Алахвердов

© Фото из личного архива В. Аллахвердова.

Один из братьев был тяжело ранен в районе Баку, отец ездил за ним туда в госпиталь, привез в Ставрополь, и здесь тот умер от ран. Его имя высечено на памятной плите мемориала славы на Крепостной горе в Ставрополе. А средний брат похоронен в братской могиле павших под Малгобеком. Теперь в их семье хранится память о том, как ему прочили блестящую музыкальную карьеру, в школе называли Паганини, он даже переписывался с Давидом Ойстрахом. Спустя годы Владимир нашел в комоде среди нот старые письма, там был ответ за подписью Ойстраха. В предвоенном Ставрополе после отчетного концерта в музучилище некоторые зрители плакали и говорили: счастлива мать, воспитавшая такого сына. Вот так Владимиру Аллахвердову, одному из семьи, довелось прожить большую сценическую жизнь - за себя и своих братьев…

Сначала-то он хотел стать кинорежиссером, мечтал снять фильм, но когда познакомился с условиями приема во ВГИК, стушевался: куда мне! И поступил на мехфак сельхозинститута. Но от судьбы не уйдешь! Вскоре с сильнейшим воспалением легких его увезли лечиться в Баку, к тете. Когда вернулся в Ставрополь, увидел объявление о наборе в театральную студию. Шанс! Тем более повезло, что главным режиссером тогда был Георгий Адольфович Георгиевский, личность известная, он входил в десятку лучших режиссеров страны. Ставрополю вообще везло на таких гигантов режиссуры. Но театру не хватало молодых исполнителей. Так появилась студия.

Слева – Владимир Алахвердов с супругой Любовью Николаевной

Слева – Владимир Алахвердов с супругой Любовью Николаевной

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

– Мне понравилась актерская профессия, учился с удовольствием. И меня одного из студии оставили в театре, остальные все разъехались, – Владимир Мнацаканович улыбается собственным воспоминаниям, в глазах сверкает лукавая усмешка. – Ну что ж, так с тех пор и служу одной сцене. Тем более что задуманную мной когда-то экранизацию из эпоса «Шахнаме» уже снял другой человек…

Да к тому же еще студийцем он начал активно участвовать в спектаклях рядом с корифеями, и это не могло не зацепить начинающего артиста. В дипломе его специальность обозначена как «исполнитель широкого диапазона». Так и вышло по жизни: довелось играть и героев, и комиков. Ближе всего артисту роли острохарактерные: они интереснее, лучше прописаны драматургически. В некоторых спектаклях он взрослел, дорастал до новых персонажей. Например, в спектакле «Деревья умирают стоя» сначала сыграл главного героя, а через несколько лет, когда режиссер Алексей Малышев решил после долгого перерыва возобновить постановку, Аллахвердов уже играл... дедушку. В «Медовом месяце комиссара полиции» он был детективом, в итальянской комедии «Чао!» – бизнесменом. За эту роль особенно благодарен Малышеву: в тяжелый период, после утраты близкого человека, режиссер очень поддержал его этой работой. И роль была потрясающая, глубокая, яркая. Да других у Аллахвердова просто нет. Например, как эффектен Владимир Мнацаканович в костюмных спектаклях! И он их очень любит, много играл классику, особенно западную – Шекспир, Кальдерон, Лопе де Вега…

Владимир Алахвердов

Владимир Алахвердов

© Фото из личного архива В. Аллахвердова.

– Характерные роли чем хороши? – размышляет вслух артист. – В них всегда есть острота, изюминка, можно что-то эдакое придумать. Это же намного интереснее!

Сейчас он активно репетирует в будущей постановке Натальи Зубковой «Валенсианская вдова». Рядом молодые партнерши: Ирина Баранникова – племянница его дядюшки Лусенсьо, а Оксана Винникова – ее служанка и практически подружка. Дядя страстно желает выдать замуж капризную вдовушку и не может с ней сладить. Как сделать образ точным? Тут неизбежно каждый персонаж пропускаешь через себя, наделяешь какими-то своими черточками. Владимир Мнацаканович вспоминает, как недавно перечитывал статью об известном русском актере Михаиле Чехове: тот считал, что надо играть образ, отделяя себя от этого образа, как бы со стороны. В противовес Станиславскому, учившему «играть себя в предлагаемых обстоятельствах». В принципе, речь о двух сторонах одной медали.

– Вон посмотрите, американцы используют и то, и это, они до сих пор чтят нашу школу театра. Российский театр традиционно и сегодня сохраняет свой авторитет в мире, – убежден Владимир Аллахвердов.

Тут уже слышен голос не только артиста, но и много лет бессменного руководителя краевой организации Союза театральных деятелей России (СТД), которого, кстати, весьма порадовал факт объявления Года театра в 2019-м. Правда, жизненный опыт побуждает к сомнениям: объявить-то объявили, но многие не понимают, что же такое Год театра. И зачем он… Впрочем, основательный ремонт в здании театра уже начался, будут менять и сцену, и кресла в зале… И даже многострадальный краевой Театр кукол в ожидании реальной реконструкции, а ведь Аллахвердов – один из тех, кто давно уже борется за это, даже до президента дошел…

Однако еще больше ожиданий от Года театра работающие в нем люди связывают, извините, с заработной платой. Тут в Аллахвердове вновь оживает борец:

– Заработки артистов в России (не будем говорить о Москве) – это нищенство, нужда! А ведь у них дети, семьи. Как можно жить молодому актеру на 10 тысяч? А как раз про зарплату пока никто ничего не говорит… Артист должен быть хорошо одет, нормально питаться, иметь крышу над головой. Город состоит из зрителей, и публика должна видеть артистов с наилучшей стороны.

– А как же с неписаным правилом «художник должен быть голодным»?

– Вот-вот, уж это правители и чиновники усвоили хорошо. Необходимо оживление театральной жизни в стране. Прежде всего восстановить гастроли, дать возможность коллективам ездить по стране, показывать свое искусство, не быть замкнутым в пространстве только своего города.

Я слушаю мэтра и думаю: а ведь это нужно и публике! Помните, когда каждое лето приезжали новые театры, как все на них бежали, билетов было не достать. При том что ставропольский зритель, несомненно, предан своему театру, недаром у нас лучшая посещаемость в России. Но как зрителю нужен новый театр, так театру нужна новая публика, впечатления: а как там? За три гастрольных месяца успевали по нескольким городам проехать, это было интересно и актерам, и зрителям.

– СТД со своей стороны всегда помогает актерам. Например, выплачивается материальная помощь болеющим либо попавшим в трудную ситуацию, неработающим пенсионерам предоставляются бесплатные путевки в санаторий. Для молодежи есть стипендиальная поддержка проектов, достаточно ощутимая. И знаете, как ребята оживились, многие стараются готовить свои очень интересные программы, – оптимистичные нотки пробиваются в голосе собеседника.

Владимир Алахвердов

Владимир Алахвердов

© Фото из личного архива В. Аллахвердова.

Да, намечены привлекательные фестивали, конкурсы. В Ставрополе в октябре «Лермонтовская осень» предполагает всероссийский показ лермонтовских постановок. И это хорошая возможность других посмотреть и себя показать. Но главное все же – гастроли. Мэтр жалеет молодых актеров, которые даже не знают, что это такое. Непродолжительные поездки в Белоруссию (в последние три года) да еще в Пятигорск, в обмен с опереттой, этот пробел не заполнят.

– Профессия у нас интересная. Те, кто сюда приходит, работают от сердца, они себя тратят, не жалеют себя, но вы же их пожалейте, а то стыдно бывает говорить, какая у тебя зарплата, – обращается Владимир Мнацаканович к невидимым чиновникам. – Кстати, однажды какой-то чиновник очень удивился названию «Союз театральных деятелей»: дескать, не слишком ли громко сказано – деятелей! А что, разве деятели могут быть только политические?..

Так на что же надеяться артисту в Год театра? Скоро Владимир Аллахвердов собирается в Сочи на форум театральных работников Юга России. Там, наверное, будет видно… Во всяком случае СТД последовательно отстаивает права артиста. К счастью, в союзе не допустили разброда и разрухи, как в свое время в других творческих организациях. В печальной памяти 90-е многие раскололись, распались, а то и вовсе надолго исчезли. СТД устоял. Стараниями великого Михаила Ульянова в столице и стараниями таких, как Владимир Аллахвердов, в регионах.

…Дети и внуки не пошли по его стопам, каждый выбрал свой путь. И это правильно. Зато они самые надежные зрители! Не пропускают ни одной премьеры своего замечательного деда, который вполне оправдывает их любовь и ожидания, сохраняя поразительную свежесть мысли и вдохновение. И сегодня ни один актерский капустник или юбилей не обходится без стихов и песен Аллахвердова. Он ведь поет всю жизнь. И даже написал музыку и песни к целому ряду спектаклей. Например, замечательные песенки были в давней постановке «Пеппи Длинныйчулок», жалко только, что записи те не сохранились, а музыка была хорошая, вполне можно было бы вернуть в репертуар. Впрочем, у мэтра есть славные продолжатели из числа нынешней молодежи театра. Он смотрит на них с любовью, радуется их успехам. Наверное, видя в ком-то себя, того шустрого армянского мальчишку, который специально спортом не занимался, но больше всех в классе подтягивался, быстрее всех бегал, хорошо прыгал.

– По натуре я был Тарзан, – смеется артист. – Все в этом убедились, когда вышел фильм «Тарзан», мы тогда поголовно им заболели, и лучше всех по веткам скакал я! В театре полюбил фехтование, много им занимался в разных постановках, а этот вид спорта здорово развивает...

Слушая Владимира Мнацакановича, начинаешь по-хорошему завидовать его жизненной энергетике, его позитивно-философскому взгляду на жизнь, его профессиональной верности и… Много чему можно тут позавидовать, и это замечательно.

Наталья БЫКОВА