Клинический психолог Ставропольского краевого центра по профилактике и борьбе со СПИД Оксана Аболина не понаслышке знает о тех проблемах и переживаниях, с которыми сталкиваются инфицированные люди. Знает и о том, что право на счастье есть у всех. Она согласилась рассказать о судьбах двух своих пациентов.

…Настя отличалась модельной внешностью. Редкий мужчина не отметил бы этого: рост, идеальная фигура, классически правильные черты лица. Внешняя красота была отнюдь не единственным достоинством собеседницы… Отменное чувство юмора невозможно было недооценить. Легкость в общении, умение поддержать разговор.

В наш центр по борьбе со СПИД приходит немало разных людей, которых отличают возраст, профессия, жизненные позиции, религия и убеждения, одинаково лишь заболевание, на которое не сошлешься (в случае чего) начальнику на работе, не обсудишь с коллегами, не поплачешься в жилетку другу. Настя коренным образом отличалась от всех. В нашем небольшом коллективе этой девушке, которой всего-то двадцать с небольшим лет, симпатизировали все.

Оставив в 17 лет небольшой районный центр, она отправилась на поиски лучшей жизни в столицу нашей Родины. Быстро устроилась работать в фирму, стала встречаться с парнем, через несколько месяцев рассталась с первым увлечением в своей жизни, но быстро познакомилась с другим. На этот раз чувства были настоящие и обоюдные. Дело шло к свадьбе. Внезапно Настя стала чувствовать боли в животе. Раньше она не обращала внимания на то, что стала быстро терять вес, да и нарушения в работе организма оправдывала переутомлением, неправильным питанием. Но дни шли, а ей становилось хуже. Время, проведенное в больнице, помнит как во сне. Чудовищный диагноз: туберкулез кишечника! Экстренное оперативное лечение. А через некоторое время после проведенной операции неожиданный диагноз – ВИЧ-инфекция.

Сотни километров от родного дома, специальное больничное отделение для ВИЧ-инфицированных. Большинство из окружения – наркоманы, лица сомнительного поведения и невысокого социального статуса. Кто-то выяснял отношения, кто-то воровал у товарищей по несчастью, кто-то не прекращал употреблять наркотики. За время пребывания в этом аду умерло 80% соседей по палате.

Как оказалось, ВИЧ Настя получила от первого приятеля. Он знал, что инфицирован, но не предупредил и ничего не предпринял для того, чтобы защитить от возможного заражения. Второй парень оказался здоров. После того как прошел тест, он навестил Настю в больнице, сказал, что это ничего не изменит в отношениях, что он все равно будет ее любить. Однако Настя объяснила, что встреча была ошибкой и она не любит его. По-другому он бы ее не оставил...

Настя вернулась в родной край. В центре, куда обратилась за помощью, быстро адаптировалась. По просьбе врачей общалась с пациентами, впервые узнавшими о диагнозе, помогала им пережить первые страшные часы и дни жуткого известия. Жизнь шла своим чередом. Благодаря своему общительному характеру Настя никогда не оставалась в одиночестве. В отличие от многих пациентов центра, она не скрывала ВИЧ-статуса от друзей и мужчин, с которыми встречалась.

…Алексей сидел в кабинете психотерапевта, низко опустив голову. Лицо в ссадинах и синяках, выбитые передние зубы – этим закончилась встреча со случайными знакомыми, с которыми отмечал освобождение из зоны. С доктором он знаком более 9 лет. Пристрастие к наркотикам, борьба со своей зависимостью и светлые промежутки, головокружительные провалы и падения, цепляние изо всех сил за края нормальной жизни и вновь сползание на самое дно страшной зависимости. Присутствие в его жизни ВИЧ-инфекции – отнюдь не самое страшное, что могло произойти.

Именно в тот момент в кабинет буквально на минуту зашла Настя, просто поздороваться. Она взглянула на Алексея, тот смущенно потупился, закрывая рукой искалеченную челюсть.

Алексей позвонил в центр через три месяца.

– А я в Москве… С тех пор как мы виделись, не колюсь!

– Молодец. Рады за тебя! – отвечаю. – Сил начать все заново хватает не всем!

– А я хотел бы Настин телефон попросить, можно?

С согласия девушки мы, конечно, дали ему ее координаты.

Их встреча состоялась лишь через два месяца.

– Когда он позвонил, мы с ним долго разговаривали, – делилась позже девушка. – Оказалось, что у нас много общих тем, и так не хотелось бросать трубку... Он приезжал два дня назад... Может быть, я сошла с ума, но, кажется, влюбилась!

– Я ее с первого взгляда полюбил! – счастливо улыбается Алексей.

Ребята общались на расстоянии больше года. Месяц назад Алексей сообщил, что они окончательно приняли решение пожениться. Давно не встречали мы более счастливых людей, чем они.

Особенность профессии позволяет нам быть свидетелями разных жизненных сценариев и человеческих судеб. Как же здорово осознавать, что в сложном театре жизни не существует запрета на счастье. Когда на наших глазах настоящая жизнь от этой черты только начинается…