Сейчас немодно цитировать деятелей коммунистического и социалистического прошлого. Но все же позволю напомнить слова писателя и журналиста, деятеля чехословацкого коммунистического движения Юлиуса Фучика «Бойся равнодушных! Это с их молчаливого согласия совершается все зло на земле».

© Коллаж Владимира Коваленко.

Вспомнила эту цитату, когда готовила материал об относительно новой статье Уголовного кодекса РФ – 205.6 «Несообщение о преступлении». Она появилась в Уголовном кодексе РФ летом 2016 года в рамках «пакета Яровой» – набора антитеррористических законов, предложенных депутатом Госдумы Ириной Яровой. Эта статья предполагает ответственность за несообщение о преступлении террористической направленности и предусматривает штраф до 100 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо наказывается принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы сроком до года.

Куда надо сообщать?

Сообщать нужно «в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице, которое, по достоверно известным сведениям, готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений», предусмотренных рядом статей Уголовного кодекса РФ.

Какие это преступления?

Таких статей 16. Не поленитесь, читатели, прочесть названия всех. Уверяю, пригодится. Это террористический акт; содействие террористической деятельности; публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма; обучение для террористической деятельности; организация террористического сообщества и участие в нем; организация деятельности террористической организации и участие в ней; захват заложника; организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем; угон самолета, корабля или железнодорожного состава; незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами, их хищение и вымогательство; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля; насильственный захват власти или ее насильственное удержание; вооруженный мятеж; нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой; акт международного терроризма, то есть совершение его вне пределов территории Российской Федерации в целях нарушения мирного сосуществования государств и народов либо направленных против интересов Российской Федерации, а также угроза совершения указанных действий.

Рано успокаиваться

Согласитесь, статьи серьезные. И с серьезными последствиями. Но прошло несколько месяцев, пока по статье «Несообщение о преступлении» был вынесен первый приговор. В Астрахани на 70000 рублей оштрафовали Улукбека Гафурова за недонесение о гражданине Киргизии Равшане Акбарове, проходившем обучение в лагере боевиков на Ближнем Востоке.

Расследуются такие дела и выносятся приговоры и в других регионах. Ставрополье не стало исключением.

...Мне кажется, что за последние годы, когда на Ставрополье и в соседних северокавказских республиках стало меньше терактов, мы несколько успокоились. Это вовсе даже не плохо. Плохо то, что стали забывать, что война с ИГИЛ (это запрещенная в России террористическая организация) продолжается. Она потеряла территорию, на которой действовала, но отнюдь не сдалась и поменяла тактику. И теперь главным в ее деятельности стали информационно-пропагандистские воздействия. У игиловцев продолжают действовать четыре информагентства, телеканал и журнал, выходящие на многих языках мира, в том числе и на русском, видеоролики в соцсетях. Об этом очень четко было сказано на одном из заседаний Совета безопасности России, которое прошло по поручению Президента России Владимира Путина - совершенно не случайно в соседнем со Ставропольем Черкесске.

Вот как там характеризовалась современная террористическая угроза.

– Сейчас одна из целей террористов – создание сети так называемых «спящих ячеек», в том числе на Северном Кавказе, – подчеркнул секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. – Мы должны пресекать любые попытки проникновения членов экстремистских террористических организаций на территорию России.

На заседании Совбеза тогда обсуждались дополнительные меры по нейтрализации угроз переноса террористической деятельности из Ближневосточного региона на территорию СКФО и противодействие нарастающей пропагандистской и вербовочной деятельности в Интернете. Все чаще теракты, отмечалось на заседании Совбеза России, совершают люди, завербованные через соцсети и мессенджеры.

Эксперты полагают, что члены международных террористических организаций «Исламское государство» и «Джабхат Фатх аш-Шам» (прежнее название – «Джабхат-ан-Нусра»!. – В.Л.) рассматривают территорию Северо-Кавказского региона, в частности Ставропольский край, как часть всемирного халифата.

Они ставят задачи по формированию самостоятельных террористических структур на Кавказе, переброске на территорию РФ подготовленных боевиков, ведению активной вербовочной работы среди российских граждан, в том числе в сети Интернет. Тем, кто «повелся», оказывается материальная помощь, организуется их обучение в центрах и лагерях подготовки за рубежом.

Террорист и его окружение

На Ставрополье около 600 человек находятся под особым вниманием служб, в обязанности которых входит профилактика терроризма. Это все, кто «засветился» на связях с терроризмом и попал в категорию потенциально опасных.

– Ведем адресную профилактическую работу, – рассказывает руководитель аппарата антитеррористической комиссии Ставропольского края Игорь Аникеев, – с близкими и родственниками осужденных за преступления террористической направленности или уничтоженных в ходе контр-террористических операций, а также с родственниками выехавших в Сирию боевиков. По данным спецслужб, например, более 150 ставропольчан уехали в Сирию для участия в боевых действиях. Причем большинство из них студенты региональных вузов из северокавказских республик.

Ведется профилактическая работа и с теми, кто еще не успел реализовать недоброе. А их немало.

– Наша сверхзадача, – продолжает И. Аникеев, – установить диалог, не дать уйти в идеологию терроризма и оказать помощь.

В этих условиях знать и не сообщить в компетентные органы – это не просто подло. Это настоящее преступление. И по Уголовному кодексу, и по совести.

Антигерои

А теперь несколько примеров, как были наказаны те, кто вовлекал в террористические организации, кто знал о преступных планах и никак им не противодействовал.

Вот история братьев Шевцовых. Оба они из села Нины Советского района. Старший, Артём, сейчас ему 28 лет, приехал в Хасавюрт (Республика Дагестан), где в одной из салафистских мечетей познакомился с участниками бандгруппы хасавюртовского сектора. Осенью 2016 года Артём Шевцов перешел на нелегальное положение и вошел в состав бандгруппы. Под влиянием Артёма принял ислам радикальной формы его младший брат Александр. В последующем он оказывал пособническую помощь членам хасавюртовской бандгруппы. Обоих в конечном итоге задержали и отдали под суд. В июне 2017 года Советским районным судом Александр Шевцов был осужден за незаконный оборот взрывчатых веществ и наркотиков. Плюс еще и за то, что не сообщил о преступной деятельности бандгруппы, в которую входил его старший брат. Он был приговорен к четырем годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. А через полтора месяца Хасавюртовский районный суд Республики Дагестан осудил Артёма Шевцова к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима за незаконный оборот оружия и участие в незаконном вооруженном формировании.

А вот другой пример. 29-летний Альберт Абрамов из села Кара-Тюбе Нефтекумского района в 2015 году принял радикальный ислам и в сентябре 2016 года выехал в Турецкую Республику, откуда в последующем переправился на территорию Сирии. В октябре 2016 года он вступил в международную террористическую организацию ИГИЛ, запрещенную в РФ. Намерений уехать за пределы России и начать воевать в рядах боевиков Абрамов не скрывал от друзей – жителей села Иргаклы Степновского района Мухамеда Кунтуганова и Фазиля Нураева. Парни знали, что дружок вступил и участвует в деятельности ИГИЛ. Но оба молчали о преступлениях Абрамова и не сообщили о них в полицию или ФСБ. В октябре 2017 года следственным отделом УФСБ России по Ставропольскому краю в отношении Кунтуганова и Нураева были возбуждены уголовные дела по статье 205.6 УК РФ «Несообщение о преступлении». Весной 2018 года Степновским районным судом оба были признаны виновными и приговорены к штрафам в размере 10 тысяч рублей.

Что делать?

Что же нужно сделать для того, чтобы таких молчаливо согласившихся с преступлениями не было в нашей жизни?

– Одной из главных тенденций в деятельности органов государственной власти, местного само-управления и институтов гражданского общества, – говорит заместитель председателя правительства Ставропольского края Юрий Скворцов, – является формирование среди молодежи патриотического сознания, готовности к выполнению гражданского долга и конституционных обязанностей по защите Родины. Особую значимость такая работа приобретает в условиях применения против Российской Федерации различного рода политических, экономических, информационных и других изощренных мер невоенного характера.

Валентина ЛЕЗВИНА