В маленькой часовне отчетливо ощущается запах ладана. Священник начинает читать молитву. Пара влюбленных перешептывается и держится за руки. Впереди обряд венчания.

Казалось бы, ничего необычного: огромное количество мужчин и женщин скрепляют брак церковным благословением. Но церковь здесь находится за стеной, обнесенной колючей проволокой. Этот обряд будет проводиться в исправительной колонии № 11. Такая церемония пройдет здесь впервые за время существования учреждения.

31-летний Максим отбывает наказание за убийство. Его избраннице Ольге (имя изменено) быть в разлуке с мужем еще 17 лет.

– Браки осужденных всегда приветствуются, – говорит заместитель начальника ИК-11 подполковник внутренней службы Роман Симков. – Желание создать семью – один из показателей исправления человека.

О девушках, выходящих замуж за зэков, многое пишут в Интернете. Более того, в Сети есть несколько сайтов знакомств для тех, кто «мотает срок». И форумы, где женщины делятся тонкостями тюремных романов. Тех из них, которые знакомы с осужденными только по переписке, на жаргоне называют заочницами. Осужденные пишут женщинам стихи, делают комплименты. И девушки, рассматривая фотографии незнакомцев в робах, начинают строчить ответные письма. Проходит совсем немного времени, и избранницы уже готовы ехать за сотню километров на свиданку, чтобы провести несколько часов с любимым в холодных казенных стенах. И тогда в голове у зэка появляется мысль, что долгий срок отбывания наказания еще не означает долгий срок без женщины. Пройдет еще время – и свадьба не за горами. Правда, без фанфар, марша Мендельсона и шампанского. И медовый месяц про-длится всего три дня. А те, кто, будучи в колонии, стали воцерковленными, заключат брак еще и на небесах.

Но у Максима и Ольги другая ситуация. Они познакомились шесть лет назад через общих знакомых. Кто-то из друзей пригласил отдохнуть на природе. После знакомства завязалась переписка, и все само, как это обычно бывает, завертелось. Чувства Ольги не изменились и после того, как она узнала, что ее любимый совершил преступление. Ничего не изменилось и тогда, когда Максим стал отбывать наказание. Но по уставу длительные свидания разрешены только официально зарегистрированным супругам, поэтому влюбленные решили пожениться. И не только пожениться, но и обвенчаться.

– Мы официально оформили отношения еще в декабре прошлого года, – говорит девушка. – Пройдет лет десять и, возможно, Максима по УДО выпустят.

На голове у Ольги белый кружевной платок. Шикарного наряда у нее нет: зеленого фланелевого платья и праздничного макияжа оказалось достаточно.

Поддержать молодых приехали родственники Максима – мама и сестра с мужем. Золовка заботливо поправляет невестке прядь, выбившуюся из-под платка. В колонию они смогли пройти после досмотра. Меры безопасности и дисциплина даже во время церемонии остаются строгими. Сотрудники колонии следят за каждым шагом. Друзья Максима по неволе тоже здесь.

– На церемонию хотели прийти человек сорок, – говорит он. – Но пришлось позвать самых близких.

Стены крохотной часовни расписывали осужденные: каждая черточка на лицах святых тщательно прорисована.

Гости в храм наведываются часто. Это прихожане. Они регулярно исповедуются, крестятся и причащаются. А есть и «захожане» – зайдут, свечку поставят, а потом могут и не прийти больше. Но Максим как раз из первой категории: вера в Бога пришла к нему давно, еще до колонии.

– Я сам крещеный, да и Оля тоже, – говорит он. – Всегда считал, что штампа в паспорте недостаточно. Браки должны заключаться на небесах.

В церкви регулярно служит отец Вячеслав, настоятель храма Иконы Божией Матери «Знамение» в селе Надежда. Он и венчал молодых.

– Христианский брак – это союз троих: мужчины, женщины и Господа Бога, – говорит он. – Именно Бог будет их защищать и наставлять.

Максим и Ольга считают, что любовь может преодолеть любые беды. И даже столько лет разлуки.