О том, что вневедомственная охрана устроила «курорт» на Сенгилеевском озере, «Ставропольская правда» уже писала (см. «Курорт» на Сенгилее снесут», «СП», 8 июня 2018 г.). Маленькая информация попала в разряд бестселлеров на нашем сайте. Конечно, узнать, что кто-то моет, пардон, части своего тела в единственном источнике питьевой воды краевого центра, приятного мало. Но были и защитники из ведомства. Звонили, говорили на повышенных тонах: что вы нас позорите! Парни-то жизнью рискуют. И никак не хотели понять и принять контрдоводов о том, что парни жизнью рискуют, а другие «непарни» приняли решение о строительстве «курорта» в охранной зоне питьевого водохранилища.

Но давайте обо всем по порядку. Сколько я себя помню в журналистской профессии, власти Ставрополя и края, прокуратура Промышленного района (возможно, не все знают, что Сенгилеевское озеро находится в черте краевого центра и отнесено к территории именно этого района) боролись за чистоту Сенгилея. Примеров, где столица региона не имеет альтернативных резервуаров воды, не так много в России.

И, честно признаться, я очень люблю это озеро. В маловодном окружении Ставрополя оно – настоящая жемчужина. Но также честно скажу, что омыть даже руки сенгилеевской водой не удается уже много лет. Запрещено. Еще в 1992 году постановлением краевого Совета народных депутатов этот объект получил статус особо охраняемой зоны, доступ для рыбаков сюда был запрещен, закрыты все пионерские лагеря и базы отдыха. Этим же постановлением была выделена 500-метровая санитарная зона по всему периметру озера, за которую поручили отвечать тогдашней милиции. Сейчас это вневедомственная охрана управления Росгвардии по Ставропольскому краю. Надо сказать, что территория достаточно большая. Только береговая линия, вдоль которой идет патрулирование, составляет более 50 километров. В 1993 и 2000 годах администрация края приняла постановления о дополнительных мерах по предотвращению загрязнения водохранилища.

Более четверти века, если точкой отсчета взять 1992 год, кипят страсти по Сенгилею. То один умник разрешил вести здесь промышленный лов рыбы. Доловились до того, что озеро стало заиливаться: знаменитой сенгилеевской шемаи почти не осталось, практически были истреблены и рыбец, и другие виды рыбы. Все это плохо сказалось на экологическом состоянии озера, качестве воды. Тогда начался, казалось, необратимый процесс заиливания озерного дна. Его очищали неприхотливые толстолобики, но и их почти уничтожили. Эту беду остановили.

То много лет вел борьбу за разрешение любительского рыболовства так называемый экологический пост Сенгилеевского озера. По сути, уважаемые люди наивно надеялись, что только они там будут удить. Но исключений не было сделано никому. На тогдашнего прокурора Промышленного района Евгения Петрова жаловались очень солидные люди. Он отвечал:

– Исключений нет и не будет ни для милицейских полковников, ни для штатских «генералов». Запрет – это правило без исключений.

Прав был. Слишком многим мы рискуем – водой для жителей краевого центра. Но наш человек так устроен, что пробраться за любой запретительный знак ему слаще пряника.

Третья беда прошлых лет – браконьеры. Прокуратура совместно с милицией района и специальной ротой охраны (она тоже была в милицейском ведомстве) вела с ними непримиримую борьбу. Победили и их.

Четвертая, пятая, шестая угрозы озеру… Их можно перечислять долго. Особо подчеркну, что Сенгилей уязвим не только в экологическом, но и в диверсионном отношении.

Крайний раз писала о проблемах Сенгилея давно. В прокуратуру Промышленного района поступила информация о том, что по Сенгилеевскому на скутере рассекает некто крутой и распальцованный. С сотрудниками прокуратуры поехала и я. И скутер Вombardier нашли на насосной станции № 1 «Озерная», принадлежащей горводоканалу. И никто как бы и не отрицал, что один из ставропольских предпринимателей – была названа вполне конкретная фамилия – отмечал здесь день рождения. И гостевой домик горводоканала обнаружили тогда. Его, кстати, уже давно нет.

И последний пример из прошлого. Будучи начальником ГУВД СК, генерал-лейтенант Александр Сапрунов издал распоряжение, по которому сотрудникам Ставропольского гарнизона и ОВД Шпаковского района было запрещено появляться на территории Сенгилеевского озера. Их появление здесь считается грубым нарушением служебной дисциплины.

Проблем у Сенгилеевского еще масса. Но главная из них – в нашем менталитете. Каждый хочет побывать на озере (и это понятно), почему-то считая, что быть здесь может только он.

Вот так и поступили нынешние охранники озера и их начальники. Бесспорно, рота по охране объектов водоснабжения сделала немало по защите санитарной зоны Сенгилеевского водохранилища. Это очень сложно – охранять водокачку, водоводы, входы и выходы воды и одновременно контролировать громадную санитарную зону длиной чуть ли не в сто километров. Но эксклюзивные избушки для своих, не имеющие никакого отношения ко всей деятельности вневедомственной охраны, – это уже перебор.

На них наткнулись сотрудники прокуратуры Промышленного района при проверке Ставропольского водоканала. Особое внимание надзорного ведомства было обращено на состояние, говоря официальным языком, гидротехнического сооружения «Сенгилеевское водоснабжение», являющегося, повторюсь, единственным источником водоснабжения Ставрополя и составной частью Кубано-Егорлыкской обводнительно-оросительной системы Ставропольского края.

На земельном участке в охранной зоне на расстоянии не более 10 метров от воды стоят обустроенные металлические вагончики, которые принадлежат Федеральному государственному казенному учреждению «Управление вневедомственной охраны войск национальной гвардии России по Ставропольскому краю». Сотрудники надзорного ведомства назвали вагончики временными сооружениями, что, на мой взгляд, не вполне отвечает реалиям. Вагончики располагаются на специально сооруженной бетонной площадке, они подключены к линиям электрических сетей, водопроводу, есть – все как у людей – и сточные ямы для отходов хозяйственно-бытового назначения. То есть охрана расположилась со всеми удобствами.

Территория, на которой стоят вагончики, огорожена «благоустроенным бетонным забором, площадкой для стоянки автомобилей». А вокруг как на пикниковой площадке или пляже: лежаки, металлический навес, под которым можно готовить еду, большой запас дров и – для полноты картины – дворовый туалет с выгребной ямой.

Прокуратура обратилась в суд с заявлением о признании незаконными действий управления вневедомственной охраны по использованию прибрежного земельного участка под место проведения отдыха и досуга и просила суд обязать охранников произвести демонтаж данных сооружений. Суд поддержал прокуратуру. А вот руководство вневедомственной охраны с его решением не согласилось и подало апелляцию. Рискну предположить, что сам факт судебной тяжбы можно трактовать как нежелание охранников нести службу без удобств, которые они себе (или не только себе?) устроили. Суд апелляционной инстанции еще 5 июня удовлетворил требования прокурора Промышленного района в полном объеме.

Тогда в пресс-службе прокуратуры корреспондента «Ставропольской правды» заверили: «Реальное исполнение решения суда взято на контроль».

Я не зря вспоминала всю историю борьбы за чистоту и порядок на Сенгилеевском озере. Было бы озеро, а желающие поваляться на его берегу всегда найдутся. Вот и с этими вагончиками, как выясняется, борются уже не в первый раз. В распоряжении редакции есть акт, подписанный главным специалистом отдела капитального строительства комитета градостроительства администрации Ставрополя, датированный еще октябрем прошлого года. Специалист обследовал именно этот земельный участок с кадастровым номером 26:12:013501:1. Он выезжал на Сенгилеевское повторно и описывает оба «некапитальных объекта (металлические вагоны) наружными размерами 3 х 4 м и 3 х 7 м».То есть их совместная площадь 33 квадратных метра «под навесом из металлопрофиля на бетонном основании» плюс дополнительный навес.

«Согласно пункту 17 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации от 29.12.2004 № 190-ФЗ, – делает вывод главный специалист, – в случае строительства (реконструкции) на земельном участке строений и сооружений вспомогательного использования выдачи разрешения на строительство не требуется». А эти «сооружения имеют вспомогательное назначение».

Об их возведении в охранной зоне нет ни слова. Потому что проходит по другому ведомству? Или главспец не пьет воду из крана?

Так что спустя два месяца мы решили поинтересоваться в прокуратуре Промышленного района, как контролируется решение суда. Убрали ли вагончики?

– Пока нет, – рассказывает старший помощник прокурора Промышленного района Роман Стукалов. – Исполнительный лист о демонтаже курортной зоны передан в службу судебных приставов для обеспечения принудительного исполнения решения суда. Но решение до сих пор не исполнено. Потому что 13 июня ФГКУ «УВО ВНГ России по Ставропольскому краю» в Промышленный районный суд направило заявление о разъяснении решения суда.

Суд, судя по всему, не спешит. Как мне кажется, разъяснение может быть самым простым: вагончики снести, лежаки и мангал увезти, выгребную яму вычерпать и засыпать. Но, на мой взгляд, сами руководители вневедомственной охраны и не собираются исполнять решение суда. Тянут время, пока не закончится «курортный сезон» на Сенгилее? И ни о какой гордости неизвестных руководителей вневедомственной охраны – тех, кто отдал приказ строить эти помещения, – не может идти и речи. Национальные интересы, заявленные в названии этого ведомства, видимо, отступают перед желанием охранять со всеми удобствами. И не только себя.

И у меня есть объяснение, почему ведут они себя так спокойно и даже наступательно. По данным, которыми располагает редакция «Ставропольской правды», чтобы прокуратуре еще раз проверить, как обстоят дела с базой отдыха вневедомственной охраны на Сенгилеевском озере, надо согласовать проверку с четырьмя (!) ведомствами. Сами понимаете, если представители хотя бы одного нежились на лежаках охраны, то ничего и не получится.

Такая вот ситуация. Росгвардейцы, защищая себя и незаконные постройки, говорят о том, что они охраняют всех нас от террористов, в том числе и на Сенгилеевском озере. Спасибо им за это большое, хотя охраняют за наши же, налогоплательщиков, деньги. А фекалии – они не смертельные.