Радость со слезами на глазах. Именно так привыкли называть День Победы. Писать об этой памятной дате, кажется, просто. Зайди в Интернет, загляни в библиотеку – и тебе доступно огромное количество книг, статей, фотографий. Наверное, я ничего не смогу сказать нового. Но постараюсь.

Я давно не хожу на митинги 9 Мая и не слушаю дежурных речей о подвиге советского народа. С Великой Победой у меня связано одно из первых воспоминаний детства: тонкой кисточкой я вывожу очертания георгиевской ленточки в школьном альбоме для рисования. Это было начало двухтысячных, когда Победа покрылась виньетками, лавровыми венками, голубями мира – наверное, поэтому на рисунке была ленточка.

Помню, как праздновали тогда День Победы. Цветущая сирень, песни военных лет, люди в форме – все это сопровождало меня, когда я шла с мамой за руку на парад. Я была ребенком и не могла понять, что все символы Победы со временем превращаются во что-то иное. Я пыталась ухватить и сохранить эти воспоминания, чтобы они не развеялись, как сиреневая дымка.

Не так давно я поняла, что 9 Мая как государственный праздник перестал для меня существовать и превратился в личные переживания: в потрепанную фотокарточку деда в солдатской форме и братскую могилу на Украине, в которой он похоронен, в поблескивающие на солнце ордена ветеранов, несколько песен Лещенко и Шульженко. Наверное, причина все-таки в пресловутой георгиевской ленточке. Точнее, в ее вульгарном культе. За неделю до памятной даты многие люди цепляют ее на одежду в виде брошей, украшают ею же сумки и обувь, даже в магазинах этот символ появляется на пачке молока или палке колбасы. Лента стала чем-то вроде новогодней гирлянды или мишуры. Таким атрибутом, которым украшают все подряд, чтобы создать ощущение праздника. Не знаю, почему ленточка внезапно стала символом Победы. Она была учреждена еще Екатериной II, когда дух другой, Русско-турецкой, войны витал в воздухе.

… Сейчас на улицах и в парках появляются баннеры с фотографиями павших фронтовиков. Эти портреты перемежаются пестрой рекламой. Все это создает гнетущее впечатление. Ни один из погибших солдат никогда не смог бы предположить, что когда-нибудь его фотография будет помещена в один ряд с рекламой мобильного оператора. На стенах дворцов культуры встречаются фальшивые плакаты, на которых, по незнанию дизайнеров, красуются американские солдаты или даже пилоты люфтваффе. Выходят книги, где наши громят врага в японских касках.

О настоящем Дне Победы, мне кажется, помнят лишь ветераны. Анне Ярош 96 лет. Родом она из Светлограда, в военные годы ей пришлось объездить всю страну и поменять множество должностей: от буфетчицы в столовой до пулеметчицы. Она помнит, как весной 1945 года после пяти месяцев, проведенных в Японии, ей пришлось везти донесение в штаб. Она не успела ничего сообщить: встретившие ее солдаты оповестили, что война закончилась. Сколько было радости, невозможно даже представить! Но Анна понимала, что путь домой будет долог. Так и произошло: в родное село Петровское – так назывался раньше Светлоград – она приехала в конце октября. А солдаты все не выпускали оружие из рук – опасались провокаций. Никому еще не верилось в долгожданную победу.

Документ о капитуляции Германии был подписан в Берлине 8 мая 1945 года. Советские граждане узнали о победе ночью. Но, несмотря на поздний час, люди стали выходить на улицы и поздравлять друг друга с праздником. Москва пылала праздничным салютом – 30 залпов из зенитных орудий. Парады проходили еще три года, пока в 1948-м не было велено забыть о войне и бросить все силы на восстановление народного хозяйства. И только в 1965 году, в эпоху Брежнева, День Победы снова стали праздновать.

…А мой День Победы никуда не исчез, он всегда со мной. Победа над нацизмом – это удар невероятной силы по идее уничтожения целых народов, человеконенавистничеству и мировому господству. Мне не важно, прилепит ли кто-нибудь нелепую наклейку с надписью «Можем повторить!» на заднее стекло машины или будет демонстрировать поддельные ордена. Невольно вспоминается случай, о котором рассказывал актер Василий Лановой. Европейские журналисты спрашивали его, почему в России так носятся с Победой. И тогда актер ответил: «Польша была завоевана за 28 дней, и за те же 28 дней в Сталинграде немцы смогли захватить всего несколько домов. Дания продержалась ровно день. А вся Европа покорилась за три месяца. И освобождать ее пришлось нашим солдатам. И какой ценой! Миллионами жизней советских солдат, отданных за освобождение европейцев от фашизма».

Знаете, за всем праздничным шумом приходит понимание того, что Победа принадлежит народу. Это наш день, который невозможно отнять и испортить.