Хирургическое отделение № 2 Ставропольского краевого клинического онкологического диспансера, которым руководит кандидат медицинских наук Александр Марченко, можно сказать, на особом счету. От исхода операции часто зависит состояние не только пациентки (женщины составляют главный контингент больных), но и будущее членов ее семьи, в том числе еще не родившихся.

По данным ВОЗ, в мире ежегодно заболевают раком молочной железы около миллиона женщин. Около трехсот тысяч, согласно статистике, погибают от этого страшного недуга. Приходится констатировать, что заболеваемость нарастает в том числе и в России. Рак молочной железы занимает первое место в структуре других злокачественных новообразований у женщин (19,8 процента от всех опухолей). Кроме того болезнь еще и помолодела. Попадают в «раковую» больницу совсем молоденькие женщины, у которых, как говорится, жизнь только начинается. А тут такой приговор... В этом случае от исхода операции и последующего лечения зависит рождение будущих детей, моральное состояние родителей, мужа. К счастью, очень многие уходили из отделения с надеждой, которая сбывалась. И обретали женское счастье, рожали детей. Просто продолжали жить и идти к новым горизонтам. После таких испытаний начинаешь больше ценить то, что тебе дано: мир вокруг, человеческое тепло, близких, простые радости.

Опытного хирурга врача высшей категории Александра Марченко знают не только на Ставрополье, но и за его пределами. Когда из нашего края едут в столицу лечиться, им часто говорят: да у вас этот вопрос решаем не хуже, чем у нас. В отделении оперировались пациентки из Германии, Бельгии, Франции, США. Коллеги из этих стран называют уровень онколечения в Ставрополе высоким.

– Александр Григорьевич, ваше отделение, насколько я понимаю, занимается различными проблемами, не только маммологией.

– К слову, в Германии это отдельное полноценное направление здравоохранения, что, конечно, правильно. На повестке дня сегодня рост населения, решение демографической проблемы. Маммологическое здоровье женщины – ее составная часть. Необходима система, которая выявляла бы опухоль на ранней стадии, когда с ней проще и эффективнее бороться. Поэтому я убежден, что маммологию необходимо сделать отдельным направлением. И главный врач диспансера Константин Владимирович Хурцев нас в этом поддерживает.

Вот чего у немцев нет, так это мобильных онкологических бригад. Да, приходится признать, на местах зачастую отсутствуют грамотные специалисты в онкологии. А бригады нашего диспансера регулярно бывают с осмотрами в районах. Это оправданно. Некоторые только мечтают о создании такой системы. У нас есть. Своевременно выявленное заболевание многим спасает жизни. Сегодня у нас действительно оперируются не только по поводу рака молочной железы. Хотя на самом деле это львиная доля операций.

– Александр Григорьевич, ну так уж мы, журналисты, устроены: подавай нам что-нибудь неординарное, необычное… Какая из операций вам запомнилась?

– И по сей день вспоминаем с моим коллегой Владимиром Черномазовым, как мы оперировали около пяти часов механизатора из Демино. Ему была показана ампутация руки – так сложно расползлась раковая опухоль. Решили, надо попробовать спасти руку. Ну как мужчине в селе да без руки. И удалось ведь… Правда, из операционной мы вышли опустошенные. У представителей нашей профессии, образно говоря, глаза на кончиках пальцев. У каждого человека своя анатомия, расположение нервов, поэтому очень важно, чтобы руками уже во время операции вовремя обнаружить особенности расположения опухоли. Соответственно, есть требования к образу жизни специалиста. Никто из наших хирургов не пьет, не курит, чтобы руки и голова не подвели в сложной ситуации. У нас работают врачи высшей категории, такие как Владимир Черномазов, Борис Зубенко, Станислав Луганский, Нина Сорокина, доктор медицинских наук Игорь Соловьёв. Задачи, которые они способны решать, поверьте, очень сложные. Когда бригада входит в операционную, никогда заранее не предугадаешь, когда закончится операция. Опухоль ведет себя порой непредсказуемо. Не хочу вдаваться в физиологические подробности, но порой приходится принимать решение, когда пациент уже на операционном столе.

Кроме того ведь важен и реабилитационный период. Так что нашим медсестрам и санитаркам тоже достается, и выполняют они свою работу добросовестно. Опыт нужен. Но не только. Не менее важны человеческие качества. Средний и младший медперсонал хорошо понимает, с какими серьезными проблемами к нам поступают люди и как у них бывает тяжко на душе. И в глазки заглянут, и слово ласковое скажут. Иное в нашем отделении недопустимо. Хотя работать у нас точно не сахар. Боль человеческая не может не волновать. Нервное напряжение, поверьте, высокого накала.

– Вы просто подсказываете продолжение беседы. Спасать онкобольных – задача не из простых. Как насчет текучки кадров в вашем отделении?

– Да, работать у нас непросто, но увольнения – редкий случай. Некоторые трудятся здесь со дня создания отделения. Ведь до 1989 года всей онкологией в Ставрополе занималось одно хирургическое отделение нашего диспансера. Пока не построили новое здание, что помогло успешнее решать вопросы лечения. Однако пациенты прибавляются. И сегодня мы вновь стоим на пороге необходимости перемен. Нас очень порадовали планы строительства на нашей территории еще одного здания онкодиспансера на 22 тысячи квадратных метров. Надо учитывать, что у нас лечатся не только ставропольчане. Более 40 процентов больных приезжают из близлежащих территорий.

– Раньше отделение занимало весь этаж. Теперь площадь «ополовинили». Меньше пациентов стали принимать?

– Поскольку на этаже открыли еще одно отделение за счет нашей площади, соответственно сократился коечный фонд. Но при этом количество операций не сократилось, так же как и нагрузка на персонал.

– Реабилитационный период – это ведь не только медицинские процедуры. Насколько я понимаю, не менее важна и психологическая поддержка.

– На мой взгляд, очень правильно, что в нашем диспансере открыто отделение реабилитации, работники которого помогают больным быстрее выздороветь, обрести уверенность в себе и завтрашнем дне. С пациентами работают в том числе психологи, которые помогают сохранить волю к жизни.

Чтобы победить болезнь, нельзя опускать руки, впадать в депрессию. От настроя самого человека зависит очень многое. А еще очень важна поддержка близких. Когда есть ради кого жить, болезнь отступает.