Возможно, далеко не все знают, что в структуре Ставропольской и Невинномысской епархии существует такой отдел – миссионерский. При слове «миссионер» в памяти возникает образ особенного путника на дороге – в одежде священника. Но это из истории. А вот о современности наша беседа с руководителем миссионерского отдела епархии священником Антонием Скрынниковым.

– Отец Антоний, в преддверии Светлой Пасхи о многом задумывается человек: о своих духовных корнях, об истории веры и, конечно, о людях, эту веру проповедующих. Наверное, первыми миссионерами в истории церкви можно считать двенадцать апостолов Христа, от которых берут начало традиции миссионерства.

– Вообще, первым миссионером был сам Господь. А за ним последовали двенадцать его апостолов. Они были настоящие, не «диванные» миссионеры, проповедовали не в социальных сетях, а шли в народ, умирали за свою веру, потому что вера была для них дороже жизни. Из апостолов только Иоанн Богослов умер своей смертью. В их память в День Петра и Павла, 12 июля, мы отмечаем праздник всех миссионеров.

– Слава Богу, нынешним миссионерам не нужно жертвовать жизнью, проводя свою деятельность.

– В России – да. Хотя есть еще места на земле, где миссия бывает сопряжена с серьезными опасностями.

– Каковы же сегодня основные направления миссионерской работы?

– Круг довольно широк. В частности, в нашем регионе важным является направление антисектантское. На слух звучит, может быть, грубовато и страшновато, но за этим стоит последовательное информирование граждан о существующих сектах и о том, какую опасность они несут. При этом мы разделяем секты на тоталитарные и нетоталитарные. Что это значит? Есть ряд сект, с которыми мы не согласны в вероучительном отношении, но ничего плохого о них сказать не можем, потому что они не нарушают закон. А есть такие, как свидетели Иеговы, мормоны, ваххабиты, сатанисты, о которых обязательно нужно рассказывать. Потому что, попадая туда, человек рискует не только своим спасением, но и здоровьем, а иногда и жизнью. И примеров тому на Кавказе и в целом по России хватает. Наша задача – предупреждение людей.

– Вы часто выступаете в самых разных аудиториях. Вас приглашают или это происходит как-то иначе?

– По-разному бывает. И мы что-то предлагаем, в социальных сетях раз в полгода даем информацию о том, что миссионерский отдел готов на бесплатной основе прочитать цикл лекций на обозначенные темы. В прошлом году владыка Кирилл создал в епархии лекторскую группу, в нее входят священнослужители, имеющие светское и богословское образование. Мы определили круг тем: от суицида или преступности до религиозных течений и истории церкви. В 2017 году была актуальна тема, посвященная 100-летию революции 1917 года. Есть актуальные темы и в 2018-м, например, Гражданская война. Причем стараемся охватить вопрос шире, так, в теме «Церковь и революция» затрагивались и вынужденная эмиграция, и поругание церкви, и движение обновленчества… В течение минувшей осени мы прочли более 120 лекций.

– Если вас приглашают, на основе чего возникает интерес к той или иной теме? Какие-то случаи из жизни подталкивают?

– Да, часто именно так. Допустим, общество озабочено увеличением случаев суицида, и разные ведомства обращаются в епархию с просьбой разъяснить ее с точки зрения духовности, показать греховную сущность этого явления. В другом случает просят совета в ответ на те или иные действия какой-либо секты… В основном приглашают целенаправленно, узнав о наших циклах лекций и посчитав, что им это будет интересно и полезно. Со своей стороны, мы просим, чтобы посещение лекций было добровольным: мне, поверьте, неинтересно общаться с людьми, которых заставили прийти. Да и им это не нужно. Аудитории у нас разные: школы, вузы, воинские части, тюрьмы, правоохранительные органы, детские дома. Отчасти в этом видится возрождение традиций разъездных миссионеров. Когда-то миссионеры ездили по всей огромной Российской империи. Наша география скромнее, и задача, скорее, просветительская, но ездить приходится много. Я сам объездил все школы Кочубеевского района.

– У церкви очень богатая история, и интерес к этой пока еще малоизвестной стороне очевиден и объясним. Тем более что богословскими вопросами больше занимаются священники непосредственно в храмах.

– Мы богословские темы тоже рассматриваем, правда, чаще в каких-то конкретно обозначенных аудиториях. Это может быть встреча с читателями в библиотеке. А в образовательных учреждениях больше затрагиваются исторические, хотя есть темы, тесно переплетающиеся между собой. Так, уже несколько лет читаю цикл «Лев Толстой и его религиозные взгляды» – тут и литература, и история, и богословие… И тема революции также многогранна.

– Среди забот отдела – так называемые огласительные беседы. Что это такое и для чего?

– Несколько лет назад по благословению Святейшего Патриарха были введены обязательные беседы перед совершением таинств венчания и крещения. Поначалу люди отнеслись несколько настороженно, дескать, никогда этого не было – и вдруг… Для чего нужны такие беседы? Жизнь показывает, что кто-то искренне захотел покреститься, а для кого-то это просто ритуал. В последнем случае люди даже не понимали смысла беседы: дескать, мы же пришли в храм, пожертвовали некую сумму, а вы еще какие-то беседы требуете. Однако это была мера необходимая, поскольку нередко приходившие креститься или венчаться делали это неосознанно. Не всегда можно было услышать, что человек хочет следовать заповедям Христовым, постигать евангельские истины, вообще хочет менять свою жизнь, становиться добрее… Гораздо чаще отвечали: при-шли, потому что мы русские… Но православие, христианство – наднациональная религия. Или что же, людям иных национальностей не надо креститься?

Другие говорят: хотим покрестить сыночка, чтобы не болел. Но чтобы ваш ребенок не болел, его нужно отдать в спортивную секцию, кормить полезной пищей, богатой витаминами, вести здоровый образ жизни. При чем тут таинство крещения? Еще говорят: чтобы не сглазили или порчу не навели… Не понимая, что невозможно одновременно верить во Христа и в порчу… Понятно, что за две беседы христианскую веру не преподашь, но важно хотя бы немного показать человеку, как должна измениться его жизнь, что-то посоветовать. Кстати, в таких советах нуждаются и крестные родители. Порой почему-то считается, что нельзя отказываться от роли крестного. Наоборот, лучше отказаться, если вы не собираетесь исполнять свои обязанности: это ведь не раз в году откупиться от ребенка мягкой игрушкой в день рождения… Беря роль крестного, человек дает обещание Богу, что вырастит из этого ребенка христианина. А для этого он должен быть сам христианином. Так же и таинство венчания - отнюдь не средство от разводов. Чтобы не развестись, нужно супругам любить друг друга.

Естественно, непосредственно в приходах этим занимаются прежде всего священники. Наша задача – помогать. Например, в день вошедшего в практику ежегодного массового крещения отдел берет на себя вопросы катехизации, проводит беседы для этой группы. Проводим и специальные курсы для священников, выезжаем по благочиниям, встречаемся с помощниками настоятелей, с теми, кто дежурит у свечной лавки, у подсвечников. Привозим интересных лекторов. Иногда удается пригласить таких людей из Москвы. Например, на Ставрополье побывали известный специалист по сектам Александр Дворкин, не менее известный специалист по исламу и ваххабизму Роман Силантьев, уважаемый миссионер священник Дионисий Поздняев, который уже 20 лет служит в Гонконге, или отец Георгий Максимов, служащий на Филиппинах.

– С какими вопросами чаще всего приходится сталкиваться современному миссионеру?

– Больше, к сожалению, бытово-прикладного характера. Редко – о каких-то действительно важных богословских проблемах. Спрашивают, какую икону купить на День ангела, что нужно совершить перед таинством венчания и т. д.

– Нет ли необходимости открыть некий крупный духовный центр для таких бесед?

– Центров сегодня всяких достаточно много. Считаю более важным, что самим православным следует быть активными. В Евангелии Господь говорит: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их исполнять все, что Я заповедал вам». И это ведь относится не только к батюшкам! Если задача священника – крестить, то задача любого христианина – идти и научить. Важно понимать, что вокруг нас всегда есть люди, с которыми можно поделиться евангельской радостью. Вот в соцсетях люди делятся какими-то мелкими, второстепенными бытовыми новостями, которые устаревают в один день. А есть одна новость, не устаревающая более 2 тысяч лет: о том, что Христос воскрес… Но мы почему-то не делимся с друзьями радостью обретения Христа. А еще проповедник – не обязательно тот, кто ходит и что-то говорит. Можно быть проповедником молчаливым. Он вроде бы ничего особенного не говорит, а все на него смотрят и хотят быть такими, как он. В свое время недаром сказал великий преподобный Серафим Саровский: спасись сам – и вокруг тебя спасутся тысячи. Увы, бывает ситуация противоположная, я бы сказал, антимиссионерская: когда человек всячески подчеркивает свою религиозность, при этом не являясь образцом для подражания.

– Когда в стране нашей начиналось духовное возрождение, шло активное воцерковление, казалось, все идет хорошо, вот построим много храмов – и будет замечательно. А сегодня порой возникает ощущение, что хотя храмы действительно построены, но люди в массе по-прежнему безграмотны в вопросах веры.

– Визуально народу в храмах стало, безусловно, больше, много молодежи. Но оценить, насколько эти люди захожане или прихожане, сложно. Строительство храмов никогда не будет лишним, потому что храмы тоже относятся к категории молчаливой миссии. Храм ничего не говорит, но человек мимо него пройдет и о чем-то задумается… В университете я преподаю светские дисциплины – философию, конфессиональную географию, но так как прихожу на лекции в облачении, это тоже миссия! Хотя я не говорю своим слушателям о вере, но ко мне относятся именно как к православному священнику и обращаются с соответствующими вопросами.

– Наверняка в общении с разными людьми вы черпаете интересные наблюдения.

– Разумеется. Например, такое: в нашем обществе корпоративной культуры нередко по одному негодяю-полицейскому судят обо всех, кричат «менты козлы», но когда что-то случается, все бросаются звонить в 02. Это касается и священников: стоит появиться одному негодяю – сразу – «все попы сволочи». И отвечаем все мы за это.

– Так ведь даже у Христа был Иуда…

– Вы опередили меня с аргументом! Да, и среди апостолов нашелся предатель, который видел чудеса Христовы, тем не менее не остановился перед предательством. Когда в Ставропольскую духовную семинарию поступают новые ребята, мы же не просим их пройти детектор лжи, а надеемся, что они приходят служить Богу.

– Отец Антоний, вас знают еще и как настоятеля строящегося храма Димитрия Донского.

– Да, в микрорайоне города Ставрополя, по улице Южный обход, строится храм, названный в честь святого покровителя военных, поскольку рядом живет много военнослужащих. Понятно, что люди к нам приходят разные, но, выражаясь светским языком, целевая аудитория – все же служивые. Семь лет богослужения шли в вагончике, а на Пасху переведем временный храм на первый этаж завершенного Духовно-просветительского центра. Пасхальное богослужение станет первым.

– Новый храм в совершенно новом микрорайоне – тоже миссионер.

– Конечно, к тому же он встречает путника при въезде в город с федеральной трассы, по-своему свидетельствуя, в какой город человек въезжает. Да, Ставрополь многонационален и многоконфессионален, но все же преобладающая часть жителей считает себя православными. Помимо временного храма в нашем центре будут располагаться и миссионерский отдел, и отдел по делам молодежи, и спортивный зал, бесплатный для детишек, и большой актовый зал для серьезных конференций, и благотворительная столовая, и библиотека, и различные кружки.

– Вам как лектору-миссионеру какие аудитории больше нравятся?

– Нравятся заинтересованные. Как ни странно, очень интересны в общении люди, проходящие реабилитацию после наркозависимости, их вера более осознанна, они постоянно много читают, и самые сложные вопросы слышу от них. По-другому интересна и непроста такая категория, как пятиклассники: вопросов задают очень много! А отвечая, к ним надо приспособиться, найти соответствующие аргументы. В какой-то мере интересна оппонирующая, но доброжелательная аудитория. Бывает интересным диспут с родноверами, нео-язычниками: кстати, они слушают хорошо, а в диалоге часто сами видят, что их вера не выдерживает критики. Наиболее известный пример из них – сатирик М. Задорнов, много лет целенаправленно пропагандировавший язычество. Но, умирая, он не просил отнести его в лес к языческому истукану или пригласить жреца, а позвал священника для исповеди.

– Быть может, его увлечение язычеством было заблуждением творческого человека… Игрой.

– Вовсе это не игра, он много зла принес, высмеивая православие, восхваляя язычество. А на пороге вечности что-то понял и показал это своим же адептам. Другого плана кумир – известный язычник боксер Поветкин, который в одном интервью на вопрос, почему стал родновером, ответил, что впечатлился мультфильмом про Ратибора. Это же смешно: сделать цивилизационный мировоззренческий выбор с помощью мультика. Не дав себе труд прочесть Библию или какие-то богословские труды…

– Насколько я знаю, вы осуществляете и свои миссионерские проекты…

– Да, например, участвуем в ежегодной выставке-ярмарке «Град Креста», занимаемся духовным наполнением этого мероприятия. На выставку приходят десятки тысяч людей, это уникальная возможность для интеллектуального наполнения всей программы. Наш стенд «Задайте вопрос священнику» пользуется популярностью, и все дни работы «Града Креста» служители церкви здесь отвечают на вопросы.

Несколько лет на разных площадках краевого центра действует общегородской публичный лекторий «Непознанный мир веры» . Он интересен тем, что приходят люди независимо от их религиозных взглядов. Их привлекает возможность живого общения со священником не в стенах храма, а в иной обстановке. Порой человек полагает неудобным беспокоить батюшку своими мелкими, как ему кажется, вопросами, а вот вне богослужения поговорить можно. Несколько раз в месяц мы проводим так называемые дни открытых дверей, приглашаем к себе. И люди убеждаются, что со священником можно общаться в очень доверительном тоне, за чашкой чая, и их вопросы, казавшиеся не очень уместными (но для них важными), получают вполне удовлетворяющее их разъяснение.

В прошлом году мы впервые провели исторический семейный велосипедный квест. Сам люблю велосипед, много на нем езжу, мой личный рекорд – 300 км за одну поездку. Это такое оружие миссионера, которое ломает шаблоны!.. Наш квест собрал много семей, всем очень понравились задания на знание храмов Ставрополя. Надо было на велосипедах передвигаться по городу, чтобы, например, найти часовню на территории некоего учебного заведения, находящегося на месте бывшего кладбища. Имеется в виду строительный техникум и Варваринское кладбище. Или встретиться у здания гостиницы, которая расположена на месте разрушенного храма. Это, естественно, «Интурист» и ныне не существующий Троицкий собор… Предстоящим летом обязательно проведем еще один подобный квест, но уже пеший. Он тоже будет семейным и связанным со знанием церковной истории, истории культуры Ставрополя, его достопримечательностей.