Грозная фигура в сверкающей кольчуге, железном шлеме, с огромной саблей в одной руке и булавой-шестопером в другой, за поясом топор и лук со стрелами…

А если такого еще усадить на танкоподобного коренастого монгольского коня? А если таких – несколько тысяч сразу? Зрелище не для слабонервных. Так и видишь летящую по степи многоголосую конницу и даже через века ощущаешь если не ужас, то некоторый душевный трепет – точно. Трудно представить, каково было нашим далеким предкам встречать полчища величайшей армии Средневековья – армии Чингисхана. В его империи армия, по мнению историков, служила не только инструментом захватнической политики, но более того – важнейшим механизмом управления. Недаром Золотая Орда распростерлась едва ли не на полмира – от Тихого океана до Кавказа…

Конечно, долгий период бытия Руси под владычеством азиатской империи XIII-XV вв. – не самая лучшая страница в нашей истории. Но сегодня на эти страницы можно посмотреть и с другой точки зрения. Что и попытались сделать организаторы новой экспозиции в Ставропольском музее-заповеднике им. Г. Прозрителева и Г. Праве «От кочевий к городам». Это авторский проект Вадима и Людмилы Макласовых, жителей Ставрополя, многие годы увлеченно занимающихся историей Монгольской империи и Золотоордынского государства. Со временем их увлечение переросло в область эксперимента по созданию так называемых «новоделов» с использованием методов реконструкции. Заранее следует подчеркнуть: определение «новодел» в данном случае следует рассматривать как своего рода производственный термин, а не что-то обидное. Если на то пошло, не только в музее, но и в окружающей нас современной жизни мы видим вокруг немало поистине замечательных, достойных самой высокой оценки «новоделов», например, в строительстве этим словом обозначается целый архитектурный жанр, и заняты им весьма авторитетные мастера. (Вспомним восстановленные Тифлисские ворота в Ставрополе – красота ведь!)

Как заметил заместитель директора музея-заповедника по науке Егор Карагодин, экспозиция эта – прежде всего результат огромного труда ставропольских реконструкторов, людей совершенно особых, сочетающих трудносочетаемое: с одной стороны, историческая достоверность предмета, глубокое знание исторического материала, с другой – мастерство исполнения. Все это вкупе с профессиональными наставлениями сотрудников музея открывает нам возможность погрузиться в глубину веков. Думаю, не мне одной в окружении этих экспонатов «привиделась» хищная золотоордынская воинская лава, следы которой доныне хранят сотни курганов по ставропольской степи.

Впрочем, тут работает и индивидуальное воображение каждого. Потому как внешне выставка построена отнюдь не воинственно, а вполне себе мирно, отражая разные стороны быта завоевателей.

– Выставка – особое пространство, которое существует короткое время, – говорит куратор проекта, заведующая отделом археологии музея Светлана Кравцова. – Но включает в себя так много! Когда-то наших партнеров-реконструкторов объединял клуб, сегодня они работают самостоятельно, вынашивают собственные идеи, создают авторские проекты. Для музейщиков такое сотрудничество интересно еще и вот почему: есть музейные артефакты, которые мы, к сожалению, не можем показать публике. Например, органика практически не сохраняется, разве что в лоскутных фрагментах. И как разглядеть великолепную старинную шубу в кусочке кожи и остатках волосяного покрова?.. Поэтому так важно, что в музейном зале появляется замещение предмета – новодел. Выполненные по методу реконструкции (оригиналы мы уже никогда не увидим извлеченными из археологических недр), они представляют наглядное воспроизведение материального, письменного, духовного содержания конкретной эпохи, и все это призвано помочь в изучении исторического процесса.

Удивительное название темы выставки «От кочевий к городам» призвано сделать нужные музейщикам акценты. В период Средневековья территория современного Северного Кавказа уже была многонациональна, ибо этнически многообразна была сама Золотая Орда. Помимо письменных источников свое слово в повествование о ней вносят и археологические. В частности, почерпнутые в ходе раскопок на месте когда-то существовавших городов. В коллекцию Вадима и Людмилы Макласовых вошли предметы, изготовленные по материалам археологических памятников Ставропольского и Краснодарского краев, Волгоградской, Саратовской, Ростовской областей – география обширная. Сюда вошли также материалы хорошо известной империи Юань – ее раннего периода, когда родилась эта ныне кажущаяся невероятной, магической личность, которую все знают под именем Темуджин Чингисхан. Ему уготована была миссия объединить разрозненные монгольские, тюркские племена, абсолютно разобщенные, воевавшие между собой.

Объединяя народы, Чингисхан объединял и их ценности – экономические и культурные. По сути, создавался целый космос. Центр этой Вселенной – жилище кочевника, кстати, круглое по форме. В музейном зале есть и юрта целиком, и интерьерный срез этого мобильного дома. Мир здесь разделялся на строго определенные части: левую – женскую, правую – мужскую. В этой же логике по гендерному принципу выстроена вся экспозиция: справа от юрты – предметы мужские, слева – женские. А встречает всех реконструированный на шелке портрет Чингисхана, создателя великой империи. Рядом не случайно расположилось воспроизведение любопытного исторического источника – Каталонского атласа, выполненного на пергаменте в 1375 году таким образом, чтобы можно было его рассматривать в горизонтальном положении – на большом столе, обходя вокруг. Подлинник хранится в Национальной французской библиотеке в Париже. Здесь представлены две части картолана, где как раз отражены и наши территории: большая часть Улуса Джучи, куда входили Поволжье, Предкавказье, Черное море. А вот и река Кума, на которой значком обозначен город Маджары.

Кочевники, бывшие великолепными для своей эпохи воинами, прирожденными покорителями пространства, конечно, экипировались соответствующим образом. Интересно, что повседневные костюмы мужчин и женщин были почти одинаковы. Одежда удобная, просторная. Самая распространенная модель – шелковый халат, который дополняли кожаные сапоги и разнообразные по форме шапки. На манекене видим пластинчатый ламилляр, вещь очень недешевая, ибо металл был дорог. Как и оружие. Сабля с ножнами, лук и стрелы, топоры, булавы, копья располагались в определенном порядке. Этой цели служил, в частности, особый пояс со специальными бляшками, к которым крепились помимо оружия сумочки, кисеты для монет, даже складные стулья. Ничего лишнего, все строго функционально, выверено походной жизнью кочевника, неприхотливого в быту.

Практическая сторона экипировки отнюдь не исключала и украшений. Из показанных на выставке обращает особое внимание блестящая серебряная пластинка – пайцза: эта верительная бирка вручалась ханом правителю территории и была символом делегирования власти и неограниченных полномочий. Ее обладателю были открыты любые двери и возможности. Среди воссозданных по заказам авторов проекта умельцами украшений поясные наборы в бронзе и серебре, всевозможные браслеты, кольца, серьги, все, что издавна любила носить женщина, к какой бы цивилизации она ни относилась. Внушителен вид парадного халата монгольской имперской дамы, на который ушло немалое количество шелка нескольких видов. Специальные клапаны позволяли это пышное облачение приподнимать: важная деталь при необходимости сесть, например, на лошадь. А уж невероятной сложности бокку – головной убор с нагромождением многих элементов – способна выдержать не каждая модница! Эта «многоэтажная» конструкция выполнена из бересты, шелка, древесины, серебряных украшений, жемчуга, бусин… Будничный костюм намного проще, но вот кожаные сапожки чудо как милы и элегантны, впору и нынешним красавицам в таких щеголять. Хотя выполнены они Вадимом Макласовым в максимальном соответствии с подлинными археологическими прототипами. Постепенно имущество кочевника обрастало все новыми приметами комфорта, заимствованными в завоеванных городах, от которых он многое перенимал. Вот почему хану советовали не уничтожать города, представлявшие источник огромных доходов. Не одними бескрайними пастбищами и тучными стадами прибывала Орда…

Интерес к Монгольской империи возрастает, говорят специалисты. Последние два года на территории известного города Маджары на высоком берегу Кумы работает экспедиция Института археологии Республики Татарстан. Тут пересекались важнейшие торговые пути, и, понимая это, ханы стремились их контролировать, расставляли свои ставки, где владычествовали их жадные князьки – нойоны… И земли нашего Предкавказья играли значительную роль в истории Орды. То была и наша история, никуда не деться нам ни от взаимопроникновения культур (в одном только языке сколько осело и обрусело ныне повседневной, привычной терминологии), ни от скуластых наших физиономий – «да, скифы мы, да, азиаты мы».

По признанию музейщиков, выставка в определенном смысле возвращает музей к истокам: один из его основателей Григорий Прозрителев вплотную занимался археологией. И губернский музей Северного Кавказа, коллекция которого легла в основу современного, был, по сути, археологически-этнографическим. А для современной публики важно то, как создатели экспозиции показывают эпоху, приближая нас к ней. Чего греха таить, в массовом сознании время Орды – что-то такое темное, мрачное, страшное. (И в этом тоже правда.) Но здесь перед нами Средневековье другое – яркое, человечески понятное, отчасти праздничное. И даже великий Чингисхан уже не кажется ужасным. Ну был и был…