Многих из тех, кто приезжает отдыхать на Кавказские Минеральные Воды, шокируют стаи безнадзорных собак на улицах городов-курортов. Увы, справиться с этой напастью не удается уже много лет.

В советское время обходились без сантиментов: согласно ведомственным инструкциям специальные бригады коммунальщиков не таясь отлавливали «бродяг» проволочными петлями и отстреливали из «воздушек». Сердобольные старушки и такие завзятые собаководы, каким в детстве был я, вечерами на кухне возмущались, но подавляющее большинство советских граждан дисциплинированно помалкивало.

Породистых собак в квартирах было мало, и все они стояли на учете в ДОСААФ или в обществе охотников – ни о каком стихийном размножении не могло быть речи. Однако почти в каждом частном подворье жила своя Жучка или Тобик. По весне многие из них срывались с цепи, находили дырку в заборе и спаривались, а затем возвращались домой. Но когда спустя несколько месяцев появлялись плоды собачьих (и кошачьих) свадеб, почти все хозяева без колебаний топили в бочке еще слепых кутят и котят.

Так с грехом пополам в стране моего детства и юности держали на приемлемом уровне численность безнадзорных животных.

Стоит, например, заикнуться о необходимости уничтожать или другими способами ограничивать поголовье безнадзорных животных, как тут же поднимется такая волна общественного возмущения, остракизма, что будешь искать пятый угол... И не только в отношении рядовых граждан. Когда в прошлом году губернатор Мурманской области Марина Ковтун внесла на рассмотрение депутатов предложение установить для горожан штрафы за кормление бездомных животных, зоозащитники и «зеленые» собрали 83 тысячи подписей под петицией на имя Президента России, в которой они клеймили своего губернатора за жестокость и бессердечие.

Нельзя сказать, что федеральные власти этой проблемы не видят или сидят сложа руки. Еще в 2011 году был принят и вступил в силу Федеральный закон «Об ответственном обращении с животными». Однако в законе оказалось столько дыр, что спустя несколько лет депутаты вынуждены были рассматривать десятки поправок к нему. Активное участие в этом принимала и наша землячка, председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Ольга Тимофеева. В результате родился фактически новый закон об ответственном обращении с животными, который вступит в силу в ближайшее время.

Его основная новелла, касающаяся судьбы бездомных животных, – обязательное внедрение во всех регионах РФ программы ОСВВ (отлов – стерилизация – вакцинация – возврат в среду обитания). Предыдущий закон отдавал такое решение на усмотрение региональных и местных властей. В результате программу ОСВВ попытались внедрить только в четырех регионах, хотя она показала свою эффективность.

Ставропольские законодатели тоже поучаствовали в решении проблемы безнадзорных животных. В октябре 2015 года они приняли закон № 90-кз о наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по проведению мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных. То есть, по сути, возложили на муниципалитеты ответственность за регулирование численности бездомных животных, посулив при этом выделять из бюджета Ставропольского края субвенции на осуществление этих государственных полномочий.

Предыдущая администрация Кисловодска попыталась воспользоваться предоставленными полномочиями. Но первый блин оказался комом. Месяца два или три бездомных собак потихоньку отлавливали и увозили. Где-то под Ессентуками (говорят, в ужасных условиях) собак кастрировали, вставляли в ухо бирку и возвращали в Кисловодск. Как очевидец свидетельствую: было жутковато, когда на автобусной остановке (обычном месте обитания бездомных) и возле близлежащих магазинов на въезде в город появились грязные, едва державшиеся на ногах собаки с бирками в ушах. Они не бросались на прохожих, но были настолько не в себе, что люди их опасливо обходили. Вскоре чипированные собаки исчезли (из двух-трех десятков, выпущенных во въездном районе, через год не осталось ни одной), а новые перестали появляться, потому что программу по-тихому свернули.

Нынешняя администрация попыталась не наступать на те же грабли. А потому решила начать с создания нормальных условий для передержки, вакцинации и стерилизации бездомных собак. В муниципальном бюджете денег на создание приюта для животных, разумеется, не было. А потому индивидуального предпринимателя, изъявившего в октябре 2016 года желание построить крупнейший в Ставропольском крае приют для собак, кошек и копытных, власти Кисловодска встретили с распростертыми объятиями. В сказочно красивом месте, неподалеку от знаменитой Лермонтовской скалы, отдали в аренду обширный участок на краю соснового бора.

Казалось, инвестор тоже подошел к делу солидно: подготовил и предоставил в мэрию всю необходимую проектно-сметную документацию, пригнал бульдозер, экскаватор, сформировал бригаду строителей. Когда в феврале прошлого года я первым из журналистов приехал на место будущего приюта для животных, работа там кипела вовсю: на спланированном бульдозерами косогоре уже размечали места под вольеры. Застройщик, профессиональный строитель Сослан Каитов, заверил, что к апрелю вольеры на сто собак, десять кошек и пять копытных будут построены.

Без тени сомнения я озвучил эту долгожданную новость на страницах «Ставропольской правды». Так же поступили и мои коллеги из других СМИ. Но прошел апрель, закончился май, а застройщик не объявлял о намерении сдать объект в эксплуатацию.

Между тем безнадзорные собаки вновь заполонили Кисловодск, пугая как местных жителей, так и гостей курорта. Терпение местных властей лопнуло, и они наступили-таки на те же грабли, что и их предшественники, – начали отлавливать животных, не зная, что с ними будут делать потом. Вот что об этом мне рассказал начальник управления городского хозяйства Андрей Дзюбленко:

– Когда по поручению главы города я занялся этим вопросом, то выяснилось, что отловом бездомных собак в нашей зоне занимаются только две фирмы: одна из Ставрополя, а другая из Ростова-на-Дону. Но в объявленном нами конкурсе принял участие и предприниматель из Астрахани. С ним и заключили договор на отлов 500 собак. Он начал работать, но потом выяснилось, что против него возбудили уголовное дело в соседнем регионе. Да и у наших правоохранителей к предпринимателю появились вопросы: куда он увозил отловленных в Кисловодске собак, что с ними затем происходило – неизвестно. Поэтому мы рассчитались с ним по факту за 122 отловленные головы и досрочно закрыли контракт.

Между тем, по оценке начальника управления городского хозяйства, по Кисловодску и городским поселкам сейчас бродит около двух тысяч бездомных собак. Так что вопрос их отлова и размещения в приюте остается архиважным и архисрочным для курорта федерального значения. Тем более что в 2018 году в Кисловодске состоится несколько весьма значимых мероприятий, на которые приедут и зарубежные гости.

– За последнее время я несколько раз встречался с Каитовым, – рассказывает Андрей Дзюбленко. – У него позиция такая: я построил, а дальше делайте с этим приютом что хотите. Дословно он говорит так: «Я – строитель. А отлавливать и кастрировать собак – это не мое».

Собственник готов продать приют муниципалитету и даже называет примерную цену.

– Но мы лишние деньги тратить не намерены, – говорит начальник городского хозяйства. – Поэтому запросили у собственника всю документацию на объект. Ее тщательно изучат специалисты нашего ПТО. Помимо этого закажем независимую экспертизу и таким образом узнаем реальную стоимость построенного объекта.

Казалось бы, все ясно, но возникли новые осложнения. Хотя инвестор все построил по проекту, ветврачи во время недавнего осмотра приюта выявили ряд недостатков. Так, пол в прогулочной зоне вольеров сделан из утрамбованной щебенки. А это, по мнению ветврачей, недопустимо, поскольку после каждого «постояльца» необходимо тщательно смывать остатки жизнедеятельности. Не все ладно и с канализацией, которая ведет от вольеров к выгребной яме.

– Вроде бы мелочь, но где мы сейчас возьмем в муниципальном бюджете деньги на устранение этих недоделок? – задается вопросом Андрей Дзюбленко. – Поэтому с Каитовым мы договорились так: он устранит все замечания, независимый оценщик определит стоимость объекта, и тогда глава города обратится к губернатору с просьбой выделить субсидию на покупку приюта.

Но и на этом рано ставить точку. Чтобы приют функционировал, придется еще примерно на 300 тысяч рублей закупить ветеринарное оборудование. И набрать штат из 11 сотрудников – ветврачей и подсобных рабочих. А следовательно, заложить в смету примерно 200 тысяч рублей на заработную плату каждый месяц.

И, наконец, самое главное. Обжегшись на контракте с астраханским собаколовом и не имея других реальных претендентов на эту роль, начальник управления городского хозяйства планирует создать при приюте и службу по отлову безнадзорных животных. А это потребует дополнительных расходов, и немалых. Но тут можно рассчитывать на субвенции из краевого бюджета, которые, согласно закону СК № 90, положены каждому муниципалитету.

Поэтому кисловодский приют для бездомных животных будет заинтересован в том, чтобы расширить зону обслуживания на все муниципалитеты Кавминвод.