Каждый поход в музей обязательно приносит что-нибудь новое и интересное, но этот «утренник», как назвали его организаторы – сотрудники музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве, выдался особенным. И не только потому, что на новой выставке «250-тысячный экспонат. Спасибо, дарители!» было на что посмотреть. На сей раз было что и услышать, потому что почти каждый представленный раритет открывал свою удивительную человеческую историю – грустную, забавную, веселую, поучительную…

Действие началось под музыку ансамбля струнных инструментов «Отрада», создавшую приподнято-улыбчивое настроение: лично я впервые слышала знакомые аккорды из любимого сериала о Шерлоке Холмсе в интерпретации балалаек и была просто очарована.

«Героем» дня стал тот самый юбилейный, 250-тысячный экспонат – дар Анастасии Николаевны Литвиненко, 88-летней жительницы села Красный Октябрь Буденновского района. В детстве она рано потеряла маму, с началом войны отец ушел на фронт, и Настя вместе со старшей сестрой работала на ферме в осетинском селе Нартовском.

Была она совсем юная, а работа очень тяжелая, но, хотя шла война, сегодня Анастасия Николаевна вспоминает события тех лет как самые яркие в своей жизни. Все, что производилось на ферме, отправлялось на фронт, а в свободные минуты женщины пряли пряжу и вязали варежки и носки для солдат, в ответ бойцы присылали благодарности. Сторож фермы сделал для Насти веретено, и пока девушки пряли и вязали, сельский пастух Пётр играл на балалайке. Петра не взяли на фронт по болезни. Его игра на балалайке нравилась Анастасии, и она тоже научилась играть. Потом пастух совсем занемог и подарил девушке свой инструмент, на оборотной стороне его можно прочесть: «1943 год. Пётр». И веретено, и балалайка многие годы служили своей хозяйке, которую в селе любят за добрый нрав и любовь к песне. Теперь ее доброта и любовь словно излучают с витрины музея переданные в дар балалайка, старое веретено и... варежки, связанные по образцу военного времени.

Как рассказала главный хранитель фондов музея-заповедника Нина Гальфингер, трогательное трио раритетов прибыло в Ставрополь в дни реализации в 2017 году краевого проекта «Автобус-музей: дороги Победы». На автобусе с символикой Дня Победы, оборудованном как мини-музей, музейщики объехали много населенных пунктов края. В Буденновском районе их встретили с подарками! Не случайно рядом с балалайкой Анастасии Николаевны Литвиненко установлена резная фигурка из дерева «Журавлик», сделанная ее односельчанином Николаем Давидовичем Сахаровым. Все помнят знаменитую песню на стихи Расула Гамзатова, с появлением которой журавли стали символом памяти павших солдат. И «Журавлик» Н. Сахарова рядом с теми варежками для солдат напоминает нам о суровом времени, о битве за Кавказ, за Сталинград, за Родину… Николай Сахаров работает художником-оформителем, занимается корнепластикой, графикой, а еще он по жизни орнитолог, не раз выхаживал слабых перелетных птиц. Вот какие удивительные люди живут на Ставрополье.

– Если бы не было дарителей, каких-то музеев могло и вовсе не быть, – убеждена Нина Гальфингер. – Достаточно вспомнить Георгия Константиновича Праве, Григория Николаевича Прозрителева, столько сделавших для нашего музея. Или художника Павла Моисеевича Гречишкина, подарившего обществу целую картинную галерею. А в восстановлении усадьбы ставропольского художника-педагога Василия Смирнова неоценима была помощь его дочери. Традиции дарения имеют глубокие корни.

Принимая каждый дар, музейщики не просто его регистрируют, но нередко записывают связанные с предметом большие и маленькие истории. Недавно в фонд поступил архив Василия Ивановича Воронина, в 30-е годы ХХ века стоявшего у истоков радиовещания в городе Сулимове, ныне Черкесске. На старом черно-белом фото запечатлены члены кружка радиолюбителей этого города, на другом снимке, датированном 7 – 9 марта 1941 года, – участники краевого совещания редакторов узлового радиовещания г. Ворошиловска, ныне Ставрополя. Когда началась война, Василий Иванович добровольцем ушел на фронт, воевал в 53-й кавалерийской дивизии, влившейся в корпус Доватора. Зимой 41-го в сражении под Москвой был ранен, два дня пролежал на снегу, потом каким-то чудом смог прицепиться к поводьям брошенной лошади, которая его вынесла с поля боя. Конечно, сильно болел и прожил недолго…

Еще одно ныне подзабытое имя – Георгий Алексеевич Барков. На момент начала войны он был, как сейчас бы сказали, главой города Ставрополя – председателем Ворошиловского городского Совета депутатов трудящихся. Тоже воевал, был тяжело ранен, после госпиталя демобилизовали, вернулся в Ставрополь. Именно он был единственным, кто выступал в 1943-м против решения о сносе колокольни в Ставрополе. Впрочем, сил на восстановление всего разрушенного, конечно, не хватало воюющей стране… Пришедшие на встречу дочь Г. Баркова Эмма Георгиевна и внук Евгений Алексеевич передали музею награды деда и бабушки, которые добавятся к мемориальному фонду Георгия Алексеевича.

Екатерина Матвеевна Калашникова в годы войны служила в передвижном санэпидотряде: эти отряды боролись с разными инфекциями военного времени. В юную Катю влюбился командир отряда, ставропольский казак. Однажды началась бомбежка, а Катя сидела в кабине машины. Видела, как командир бежит издалека, кричит, чтобы убегала немедленно… Но она беззаботно продолжала сидеть, тогда он подбежал, вытащил ее из кабины, бросил на землю и накрыл своим телом. А когда все окончилось, встал и сказал ей (несмотря на влюбленность): «Дура!». На что получил ответ не по уставу. Ну а в кабине, на месте, где она сидела, зияла огромная дыра от осколка снаряда… Позже Катя вышла замуж за того командира… В мирное время служила медиком в военном госпитале, находившемся на территории нынешнего храма Преображения. Снимки госпитального быта разных лет теперь есть в музее.

О другом даре рассказала Ольга Нафталиева, заместитель главного хранителя фондов:

– Перед вами страницы британского журнала 1915 года «Иллюстрированные хроники войны», запечатлевшие подвиг нашей землячки Риммы Ивановой. Как видим, это событие нашло освещение не только в российской, но и в зарубежной прессе. Этот листок журнала прибыл из Ирландии от супругов Дауни: Кэмпбел и Татьяна состоят в литературном обществе, где их попросили выступить с докладом о Великой войне, как там называют Первую мировую. Многие члены этого общества даже не подозревали о роли России. Конечно, Татьяна не могла не рассказать о подвиге своей землячки. А потом они с мужем нашли и выкупили в частном собрании этот журнал и решили: лучше всего, чтобы этот подлинный листок хранился в Ставрополе, на родине Риммы Ивановой, а копию отослали в историческое общество Великобритании. Этот пример еще раз показал, что музей не знает границ, как и вся культура.

Наверняка многие посетители пристально будут рассматривать комплект формы воина-десантника Советской армии – дар Сергея Александровича Сухомлинова, участника Афганской войны в составе ограниченного контингента советских войск. Тридцать лет хранилась в семье его дембельская форма.

Немалый список раритетов связан со ставропольской журналистикой. В 2005 году музей принял дар вдовы фотокорреспондента газеты «Ставропольская правда» Михаила Колесникова. Его творческий архив - несколько огромных коробок, заполненных почтовыми конвертами, в каждом конверте – фотопленки. На конвертах краткие надписи, например: «Точка на карте. Хутор Вавилон, Ипатовский район, 14 марта 1996 года». Благодаря этим авторским аннотациям удалось полностью все систематизировать. В течение 11 лет (!) сотрудница отдела фондов Татьяна Катаева обрабатывала этот архив. На государственный учет поставлено почти 2,5 тысячи фотопленок, содержащих более 108 тысяч негативов и более 1600 фотографий. Огромное творческое наследие нашего коллеги еще не раз послужит музею в создании новых экспозиций, ведь Михаил Петрович был увлеченным, талантливым хроникером родного края и столько ярких событий успел запечатлеть!

Малоизвестные подробности создания росписи старейшего в Ставрополе Успенского храма поведала художник Ольга Солдатова, работавшая в группе авторов под руководством Андрея Санникова. По результатам их труда в фонде музея появились графические эскизы, наброски ряда сюжетов росписи. Если для самих художников эскиз – обычный рабочий момент, то в музее это уже документ истории. В том числе истории храма, за 165 лет существования повидавшего разные эпохи, а в наши дни пережившего настоящее преображение.

Не с пустыми руками пришел в музей известный ставропольский фотохудожник Алексей Заморкин. Ранее он подарил историческую фотовыставку, посвященную топонимике Ставрополя. Теперь – уникальный набор открыток к 240-летию Ставрополя. По каким-то причинам этот проект не получил массовой реализации, но очень интересен: в его основе идея меняющегося с годами облика города. Теперь этот набор – в единственном экземпляре! – навсегда останется в запасниках музея.

Ну а процесс дарения продолжается. Ведомственный музей «Наследие» передал свою богатую археологическую коллекцию, в том числе знаменитый золотой клад «ипатовской принцессы». Ветераны народного просвещения Надежда Георгиевна и Николай Филиппович Шинкаренко, за годы учительства создавшие музеи в трех школах края, преподнесли музейщикам сохраненное ими переходящее Красное знамя, которым в 1990 году был отмечен коллектив 26-й школы Ставрополя, где Николай Филиппович был директором. По тем временам это была высокая награда.

– Я как гражданин и учитель не мог это знамя выбросить, – говорит Н. Шинкаренко. – Теперь, решили мы, пусть новые поколения увидят, что под этими знаменами строили прекрасное государство - великий Советский Союз! Нельзя отрекаться от прошлого, каким бы оно ни было...

Оригинальный и забавный предмет в 2017 году подарили музею коллеги из Елабужского государственного музея-заповедника на открытии выставки к 125-летию Марины Цветаевой – крошечную рюмочку. Как пояснила сотрудник отдела фондов Виктория Семирчева, связан сей раритет с историей появления на Руси первых трактиров. По приказу Петра Первого они должны были заменить кабаки: чтобы повысить, так сказать, культуру потребления, там полагалась закуска. Привлечь посетителей и призвана была идея первую рюмку подавать бесплатно. Но сметливые владельцы этих заведений заказали очень маленькие рюмки – всего-то на одну столовую ложку. В народе ее прозвали мухой. Правда, некоторые не менее сметливые потребители кочевали из трактира в трактир, и так появилось выражение «ходить под мухой»… Ныне в Елабуге есть музей «Трактир», а знаменитая «муха» изготавливается в Гусь-Хрустальном по заказу Елабужского музея, имеющего эксклюзивные права на нее.

Чего только не узнаешь, придя в музей!