Недавно навещали мы коллегу, которого досадная травма на несколько недель загнала в сугубо постельный режим. Товарищ наш лет уже немалых, но задорен и ершист, и потому естественным был вопрос, не тяготит ли его деятельную натуру вынужденная телесная горизонталь, на что тот отчасти невпопад ответил, что такого длительного телепросмотра он не имел в жизни никогда. Ослабевшее зрение не позволяет много читать, остается экран на стене, а в нем помимо аляповатых зрелищ наличествует исключительно копание в грязном белье актера Джигарханяна, бесконечные визгливые ток-шоу, война и Путин. В общем, сказал старый газетчик, и не представлял до травмы, насколько жизнь в телевизоре далека и от жизненной правды, и от нормальной журналистики.

Что тут ответить? Что телеящик живет рейтингом, а тот тем выше, чем ярче и примитивнее картинка, беспардоннее пропаганда, чем ниже опускаются темы обсуждений. Увы, но это факт.

А что остается делать газете, которой некоторые футуристы предрекают судьбу динозавров? Неуклонно пикировать к плинтусу, чтобы сохранить остатки интереса со стороны населения некогда самой читающей страны в мире?

Ответ неверный. Я так думаю.

Во всяком случае, год, который мы провожаем, дает тому основания.

Этот год прошел под сенью много чего столетия. И меж прочего отметила вековой юбилей «Ставропольская правда», при рождении поименованная романтически-пафосно «Зарей свободы». И уж не обессудьте, но эта дата была для нас самой важной.

Мы, конечно, юбилей отметили. Причем дважды. Сначала в мае в День ставропольской прессы, спасибо губернатору Владимиру Владимирову за это лестное для нас решение. Затем 28 июля, собственно в наш день рождения, и здесь стоит благодарить за яркий праздник Ставропольский музей изобразительных искусств, краевое телевидение СвоеТВ и других коллег и многих-многих друзей газеты.

Но не в этом дело.

Мы постарались сделать юбилейный год в какой-то степени переломным, чтобы доказать в первую очередь себе, что и в нынешних реалиях экономической стагнации и роста апатии в обществе есть возможность наращивать читательский интерес к газетным текстам, не прибегая ни к желтизне, ни к чернухе. И никаких внутренних революций. За сто лет соскучиться не успели. Тем более что вековое издание просто обязано быть консервативным.

И вот, как принято в конце декабря, можно подвести кое-какие итоги.

О тираже печатной, как ныне говорят, версии издания говорить рано: подписка еще идет, но предварительные темпы, о которых сообщает Почта России, обнадеживают. А вот интерес к версии виртуальной, живущей в интернет-пространстве, отслеживается ежедневно – и не нами.

За год один из основных мировых индексов интереса к интернет-ресурсам Alexa Runk у «Ставропольской правды» улучшился более чем вдвое и опередил все региональные печатные издания страны.

Число читаемых ежемесячно страниц подбирается к двум миллионам, что почти втрое больше, чем год назад.

Тематический индекс цитирования, характеризующий степень доверия к источнику, у нашей газеты составил 2900, что выше, чем у кого бы то ни было в Ставропольском крае.

Это было замечено в столице, и в декабре «Ставрополке» присуждена победа в авторитетнейшем конкурсе «Золотой гонг» в номинации «Новая жизнь старой газеты».

Мы провожаем уходящий год не без печали, но с радостью.

И новый год ждем с оптимизмом. Чего желаем и всем нашим друзьям!

А динозавры – они вымерли не от природных катаклизмов, а от усталости.

Я так думаю.