Недавно я оказалась на кафедре химии СКФУ в кабинете интереснейшего человека – Александра Аксёнова, заведующего этой кафедрой, доктора химических наук, профессора, обладателя многих научных регалий мирового уровня, человека, обожающего свое дело. Он рассказал о своей жизни, научных открытиях и мечтах.

Отпуск как наказание

Александра Аксёнова окружает «творческий разнобой», именно тот, который нам обычно показывают в кино об ученых: стол с компьютером и бумажками (у каждой свое место, только ему известное, хотя выглядит, на первый взгляд, это просто беспорядком), доска, изрисованная непонятными формулами, на стенах портреты известных ученых, старые плакаты вперемешку с различными «приколами», среди которых даже затерялась сувенирная бейсбольная бита. И, конечно же, разнообразное химическое оборудование: колбы, склянки, холодильники, приборы. Периодически в кабинет врываются аспиранты, чтобы обсудить с мэтром последние лабораторные новости. Интервью не интервью, а работа кипит!

О себе профессор рассказывает с юмором. О прошлом – с особой теплотой и ностальгией. Вспоминает свои первые открытия, детские мечты и юношеские амбиции. Но когда беседа перетекает в научное русло, становится серьезным, «включает профессора», как сегодня говорят, на примерах с картинками и презентациями старается объяснить мне, далекому от химии человеку, суть последних новаций в науке, которой занимается всю жизнь. Рассказ традиционно начинает, как привык это делать на лекциях, с правдивой шутки:

– Работа имеет фундаментальнейшее значение в моей жизни! Она и хобби, и страсть. Мало того что мы, химики, занимаемся полезным и любимым делом, так нам еще за это и деньги платят! Наказание для меня – это отпуск!

Вначале была книга

Кто бы мог подумать, что ученым-химиком Александр Аксёнов стал случайно. В детстве мечтал о многом, например, работать водителем троллейбуса, потом – машинистом. Но судьбой распорядился случай. Будучи любопытным подростком, Александр Викторович забрел в зал научной литературы Дома книги и взял с полки, по какому-то наитию что ли, «Органическую химию» Робертса Дж. Касерио. Красивые шарики и фигурки на ее страницах привлекли внимание юного исследователя, ему стало интересно, что сие означает.

Перечитал множество учебников, освоил школьную программу по химии, затем взялся за университетскую и в результате заболел… химией.

– Теория, конечно, штука полезная, но мы с моим другом очень торопились перейти к практике. Нам все было интересно. Например, правда ли, что кислоты разъедают кожу человека? Вот они, шрамы на руке после тех рискованных опытов. Один от серной кислоты, второй от азота. Капнул – вначале вроде ничего, однако в итоге выяснилось, действительно опасное агрессивное вещество. Не врет теория, - вспоминает, посмеиваясь над собственной наивностью, Александр Викторович свои первые эксперименты.

«Королевская» семья

Детское увлечение переросло в глубокий взрослый интерес, так что на уровне школьных опытов Александр Аксёнов останавливаться не собирался. «Болезнь» прогрессировала, и он упорно шел к своей цели – химическому факультету МГУ. Конкурс не прошел. Но разве это препятствие, чтобы осуществить свою мечту. Работал и готовился к поступлению, занимался со ставропольскими профессорами математикой, физикой и химией. Общаясь с ними, понял, чем преподаватель университета отличается от школьного учителя – глубоким творческим подходом к предмету. Наставники научили его также одной важной вещи - дисциплине, без которой, хоть семи пядей во лбу, многого не достигнешь.

На следующий год Александр Аксёнов вновь отправился в Москву и поступил в Московский химико-технологический институт им. Д.И. Менделеева (ныне РХТУ). Студенческая жизнь в «менделеевке» была чередой учебных будней. Молодой человек пропадал то в библиотеке, то в институтской химлаборатории. Затем аспирантура, женитьба. Особый для Аксёнова 1992 год – он стал членом Королевского химического общества. Продолжал работать на кафедре в РХТУ им. Д.И. Менделеева до 1994 года. Но после рождения ребенка стало понятно, что жить и далее в общежитской комнатке молодой семье тесновато и неудобно. Александр Викторович вернулся домой, в Ставрополь.

Ставропольская научная школа

– По случаю переезда я взял с собой узелочек с реактивами и посудой на первое время. Переживал, что в Ставрополе не будет необходимого для работы, а оказалось, изобилие, – смеется Александр Викторович.

В Ставрополе ученый устроился ассистентом кафедры химии в Ставропольский педагогический университет. Наш герой фонтанировал идеями. Это благодаря именно его энергии и настойчивости в 1996 году начали развивать несколько направлений: органической и физической химии и неорганической и аналитической химии. Таким образом Александр Аксёнов стал в Ставрополе основателем научной школы химиков-органиков.

– Когда я создавал кафедру, подбирал людей, которые учились в лучших вузах Советского Союза. Позже понял, что полезно привлечь также и тех профессионалов, которые работали или стажировались за границей. Делаем ставку и на молодежь. Главное, что я вынес из этой организационной работы: наука интернациональна, и лучшее надо брать отовсюду! – говорит ученый о своем детище.

Да, многое изменилось: университет, например, переименован вначале в Ставропольский госуниверситет, затем в Северо-Кав-казский федеральный университет. Александр Викторович получил множество наград, в том числе в 2007 году стал членом Американского химического общества, прочел десятки лекций в лучших российских, а также зарубежных университетах, например в университете Киото, Оксфорде, Канзасском и Техасском, в университете Нью-Мексико, технологическом университете Карлсруэ. В настоящий момент является членом редколлегий журналов Web of Science и Chemistry of Heterocyclic Compounds. Достиг, как сам скромно отмечает, уровня «среднего общепризнанного московского профессора». И, конечно же, в обширной научной деятельности нашего героя не обошлось без открытий.

Научный прорыв

В 2011 году друг и коллега Александра Аксёнова из США предложил ему поработать над совместным фармацевтическим проектом, что привело к открытию, попавшему на обложку мирового журнала по медицине Journal Medical Chemistry.

Александр Викторович искал биологически активные, потенциально полезные вещества, «варил» их и отправлял на медицинские испытания в Америку. В процессе такой работы он создал субстанцию, эффективную против страшного заболевания – глиобластомы мозга.

Ученый «сварил» восемь составов, приготовил их на отправку в США. Но ему очень не понравилась эта цифра, и он, поддавшись душевному порыву, решил добавить девятый состав, который оказался в десять тысяч раз активнее, чем остальные. Время шло, зарубежные коллеги сообщили, что проверяют составы на различные свойства, в том числе и «девятку»: на противобактериальные, антивирусные… На первый взгляд, не выявили ничего особенного. Однако есть у американцев непреложное правило: все-все проверять на противоопухолевые реакции…

– Что-то заставило мою коллегу профессора Снежну Роджерс обработать раковые клетки «девятым» составом и оставить их в покое на несколько дней. И она заметила, что опухоль рассасывается! Более того, оказалось, что наше вещество не просто уничтожает злокачественную клетку, а восстанавливает поврежденные ткани! – с восторгом рассказывает Александр Викторович. – Под воздействием нашей субстанции через 33 дня связи между клетками восстанавливаются так, будто бы ткань не была поражена вообще. И самое главное – наше вещество практически не токсично.

Таким образом, цепь из случайностей, закономерностей и научных поисков привела к открытию! Сейчас работа над этим важнейшим проектом продолжается совместно с бразильцами и американцами. Но, для того чтобы создать полноценный препарат, требуется много времени – до 30 лет. Однако Александр Викторович поспешил обрадовать: сейчас лекарство проходит уже вторую доклиническую фазу и испытания в лабораториях на грызунах.

– Это большой успех, американцы выделили 6 миллионов долларов на дальнейшую разработку! Не останавливаемся на достигнутом и стремимся к большему. Идет активная доработка субстанции.

Сейчас Александр Аксёнов продолжает свою научную и профессорскую деятельность. Под его руководством ученые кафедры ищут лекарство от неизлечимых форм малярии. А осенью он стал членом комиссии по борьбе с лженаукой. Несмотря на всю свою занятость, Александр Викторович растит молодое поколение ученых, за время его работы получили степени четыре доктора и 29 кандидатов химических наук. Но есть еще одна заветная мечта – получить Нобелевскую премию.