Недавно автору этих строк довелось побывать в Донецкой народной республике. Эта неподконтрольная Украине территория на сегодняшний день имеет все признаки государственности. При этом как государство она признана только Южной Осетией. Мне хочется рассказать о ситуации изнутри, о том, что ждет россиянина, пожелавшего отправиться в ДНР прямо сегодня.

На Ставрополье и в Шпаковском районе немало людей, родственники которых живут на территории Украины и непризнанных Донецкой народной республики и Луганской народной республики. Однако с началом боевых действий в 2014 году люди по понятным причинам стали не часто ездить друг к другу в гости. Это связано с элементарными соображениями безопасности: никто из россиян не хочет оказаться под обстрелами, которые не прекращаются и сейчас. Из республик стали реже приезжать на Ставрополье в силу ухудшения финансового положения: при стоимости бензина в 45 рублей (уже более года все расчеты ведутся в российских рублях) и зарплате в 4000 особо не наездишься. Так что поехали мы.

Впрочем, в настоящий момент активных боевых действий нет, а оружейную «перебранку» можно услышать не менее чем в 100 километрах от границы с Ростовской областью. Местные жители по звуку уже могут определить и тип орудия, и даже калибр выпущенного снаряда, а приезжие, услышав отдаленный раскат, путают его с весенней грозой, чему, кстати, я сам стал свидетелем.

И все же ситуацию спокойной назвать нельзя, возможны диверсии, и поэтому на территории республики до сих пор каждые сутки с 11 вечера до 5 утра действует комендантский час. В это время очень нежелательно попасться патрулю комендатуры, так как вас, скорее всего, задержат до утра, выяснят личность и снимут отпечатки пальцев. Короче говоря, приятного мало.

Так вышло, что таможенный и пограничный контроль на пропускном пункте на границе России и ДНР мы проходили в течение пяти часов Это связано с введением нового порядка проезда и ужесточением контроля за ввозом автотранспорта. Когда последний шлагбаум перед нашими машинами подняли, было 11 вечера. До пункта назначения оставалось ехать всего 80 километров, да и ждать до утра не хотелось. В общем, решили рискнуть. В крайнем случае, подумали мы, будет что вспомнить.

...Дорога была темной и пустынной, редкие АЗС и магазины закрыты. Впереди было два поста местной Госавтоинспекции. На первом инспектор никак не отреагировал на проезд двух автомобилей со ставропольскими номерами, а вот за 30 километров до Донецка нас остановили. Напомнили, что действует комендантский час, а также о том, что не стоит нарушать ПДД, так как водительское удостоверение нам в таком случае вернут только после уплаты штрафа, и… отпустили. Как нам потом объяснили, раз на раз не приходится, и нам, можно сказать, повезло, ведь нарушителей режима вполне могли передать сотрудникам комендатуры.

В ДНР много транспорта с российскими номерами. Дело в том, что и раньше автомобили на Украине были менее доступными, чем в России. Когда у нас видавший виды «Москвич» продавался за 5 – 10 тысяч рублей, там его было за счастье приобрести на порядок дороже. То же самое и с новыми авто. С образованием ДНР люди стали активно приобретать автомобили в России, но ставить на учет их было просто негде – украинская ГАИ ушла, а новой структуры некоторое время не было. В настоящий же момент в ДНР выдаются новые номера, практически полностью скопированные с российских, только на месте региона размещен флаг республики и аббревиатура DPR (Donetsk People's Republic). Впрочем, менять российские номера на местные люди по каким-то причинам особо не спешат.

В Донецке и его городе-спутнике Макеевке, как и в мирное время, работает общественный транспорт, мамаши гуляют с детскими колясками, выходят газеты, открыты кафе и магазины…

Больше всего от боевых действий досталось окраинам, в других же районах следов войны почти нет. Но перемены все же видны. Бросаются в глаза местные триколоры, которые практически повсюду. Красно-сине-черные полотнища развеваются не только над государственными учреждениями, но и над магазинами, парикмахерскими и даже пивными барами. От времен Украины остались лишь редкие указатели и вывески на «мове» да еще кое-где неперекрашенные желто-голубые остановки и ларьки. Заметно лучше стали центральные дороги, а дорожникам даже делается исключение – им позволено заниматься ремонтом ночами, в комендантский час.

Мне удалось увидеть, как работает местная служба, оказывающая помощь семьям с детьми. Ежемесячно родителей малышей обзванивают из территориального отдела соцзащиты, приглашают получить продовольственный комплект, в который входит детское питание: сухие смеси, соки, пюре и т. д. Для многих родителей это серьезная помощь и поддержка. Все продукты российского производства. Впрочем, о том, откуда помощь, можно догадаться и по пакетам с логотипом «МЧС России».

Удивили местные цены. Когда оставлял автомобиль на платной автостоянке, передал администратору 500 рублей и попросил посчитать за трое суток, после чего получил сдачу – 425 рублей. Уточнил, что оплачиваю не за сутки… Оказалось, стоимость охраняемой стоянки 25 рублей. Я уже не припомню, когда у нас такой мизер стоила подобная услуга.

Что касается продуктов, то в большинстве случаев они тоже дешевле. Буханка хлеба продается по цене от 10 рублей, сладкая плюшка – от 6, пиво российского производства – от 25 рублей, сигареты – от 30… А вот стоимость колбасных изделий идентична российским.

Впрочем, подобного рода сравнения не совсем корректны и требуют пояснения. Тот же алкоголь и табак в республике продаются без акцизных сборов. Пенсия в республике – менее трех тысяч рублей, а если твоя зарплата составляет десять тысяч, то ты вполне себе успешный человек. Лично видел объявление о вакансии продавца с зарплатой 100 рублей в день. Наверное, поэтому и коммуналка здесь не дороже 1500 рублей за двушку с центральным отоплением…

Впрочем, проблема не только в низких зарплатах, но и вообще в наличии работы. Да, предприятия работают, шахты дают уголь и т. д. Но ни для кого не секрет, что часть шахт закрыта, на действующих предприятиях нередко задерживают зарплату, и люди вынуждены на заработки выезжать в Россию.

Надо понимать, что переломные моменты никогда не бывают простыми. Конечно, неопределенность статуса территории ДНР не создает комфорта ее жителям, но они вряд ли хотят снова попасть «под опеку» Киева. По крайней мере, не при действующей украинской власти. Пройдёт немало времени, в течение которого республика, возможно, докажет свою состоятельность и получит признание.