Жители Ставрополья, как и многих других городов и весей России, вот уже который месяц обсуждают готовящийся выйти на экраны фильм «Матильда». В социальных сетях происходят самые настоящие схватки, оппоненты напропалую оскорбляют друг друга, одни призывают бойкотировать фильм, другие – наоборот.

Об этом уже писала «Ставропольская правда» ( «Крестовый поход со скрепами», 08.09.2017 г.).А страсти не утихают. Кажется, чем ближе премьера, тем горячее споры. Сегодня мы говорим на эту тему с председателем общественного совета при министерстве культуры СК, заслуженным работником культуры России Владимиром Лычагиным.

– Владимир Маркович, поясню для читателя: вы для нас собеседник особый, поскольку не только представляете официальный орган, но и знают вас как культуролога, а также глубоко верующего православного человека. Интересно узнать ваше мнение по поводу происходящего с подачи депутата Н. Поклонской… Как все это понимать и что с этим делать?

-- В истории отечественной культуры последних двух десятилетий, а может, и больше такого бурного всплеска страстей вокруг фильма, спектакля или книги я не припомню… Что-то происходит в нашем общественном сознании. И если б не было фильма «Матильда», все равно был бы найден некий повод, за который бы все ухватились, чтобы общество каким-то образом высказалось. По-видимому, на выход фильма и эту общественную дискуссию существует четкий социально-политический заказ. Как вы знаете, фильм посмотрели депутаты Госдумы РФ. Достаточно четко высказались председатель комитета по культуре ГД РФ Станислав Говорухин, министр культуры РФ Владимир Мединский, а также священноначалие Русской православной церкви в лице митрополита Волоколамского Иллариона. Все стороны едины в том, что такие приемы, как поджог, погром, акты насилия и угрозы, не аргумент в спорах.

– Так же как и запрет демонстрации фильма в кинотеатрах…

– Конечно. Давайте смотреть на проблему шире. Мы сейчас живем в любопытной социально-пси-хологической ситуации: между тор-жественно-скорбным патриотизмом и… гомерическим хохотом. Мы шествуем на парадах, поем соответствующие песни, произносим высокие речи… А как только остаемся один на один со смартфоном, компьютером, телевизором, слышим гомерический хохот юмористов всех рангов. Все эти шуточки а ля «Комеди-клаб», пошловатые клипы, рассылаемые нам в безграничных количествах, бесконечные телевизионные ток-шоу. И так уж выходит, что непререкаемые духовные ценности нередко оказываются осмеянными в самых гротескных – до неприличия – формах. И семья, и любовь, да много чего… При этом налицо парадокс: все это не вызывает гневных чувств.

– Вот именно! Интересно, почему же?

– Ощущение такое, что чувства стали совершенно иррациональной субстанцией. Нравственное, любовное, религиозное, эстетическое, отцовское, материнское чувства – все они подвержены какой-то странной коррозии… Одно из них – религиозное – даже положено в фундамент закона. Я считаю, что эта правовая относительность и привела к тому, что у нас все стали «разгневаны». Однако разгневаны как-то очень выборочно. Людей не гневит ужасающая реклама на улицах и экранах. Не гневит нищета и безденежье тысяч соотечественников… Много чего не гневит. А вот фильм разгневал до того, что расколол общество.

Одна из главных побудительных причин – то, что мы переживаем столетие двух революций. И весь нынешний год проходит в напряженных спорах о том, кто виновник великой катастрофы двадцатого столетия.

– И катастрофа ли это вообще или нечто едва ли не необходимое?..

– Возможно, и так. Еще мне видится явный заказ на поляризацию, радикализацию межрелигиозных, межнациональных отношений. С приходом в мир вполне себе оформившихся сил околоцерковных, выполняющих определенную задачу. Подчеркиваю: не церковных, а околоцерковных, имеющих определенный юридический статус и политический вес. Вообще-то, в самом споре нет ничего из ряда вон выходящего. Во всем мире разные общественные институты на то и создаются, чтобы обсуждать, регулировать, контролировать жизнь культурную, духовную да и политическую. Происходящая на наших глазах радикализация имеет свою предысторию: фактически это калька пережитого до революции, во времена иеромонаха Илиодора, епископа Саратовского Гермогена и их деятельности вокруг фигуры Григория Распутина, когда Николай ll приблизил его к себе, а в результате раскололась церковная иерархия. Сейчас церковь четко отстранилась от радикализации.

Однако известны высказывания некоторых довольно высокопоставленных служителей РПЦ, прямо не советующих пастве ходить на фильм «Матильда»… И тоже еще не видевших картины. Это что такое?

– В свое время Илиодор и Гермоген под своим омофором создали «Союз русского народа», а закончилось все жуткими погромами и кровопролитием. В итоге владыка Гермоген был сослан в монастырь, Илиодор снял с себя сан. А впоследствии Гермоген принял мученическую кончину в Тобольске и был причислен церковью к лику великомучеников.

– Можно, наверное, сказать, что церковь переживала те же болезни, что и общество, и сегодня это прослеживается. Хотя вопрос это деликатный…

– И потому давайте будем осторожнее в оценках... Еще один интересный момент: подмена в оценке самой фигуры Матильды. У нас на Ставрополье, в Кисловодске, существует один из самых красивых памятников истории и культуры – «Дача Кшесинской», которую построил император Николай ll неподалеку от своей летней резиденции… Четверть века назад миллионер Брынцалов выкупил здание, отреставрировал его, и теперь оно украшает город-курорт, радует глаз каждого туриста. Таким образом, мы знаем доподлинно, что мадам Кшесинская тут жила и здравствовала. Из истории, как из песни, слова не выкинешь... Но если мы будем подходить к оценке царя с точки зрения его любовных утех, тогда мы должны бросить камень и в ветхозаветного царя Давида, полюбившего Вирсавию и отправившего ее мужа на верную гибель, и в многомудрого Соломона, тоже далеко не совершенного в своих страстях.

– Чего далеко ходить, и в биографии нашего князя Владимира, Крестителя Руси, было всякое…

– Да, у князя было несколько жен, причем одну из них – Рогнеду, полоцкую княжну, – он захватил силой, завоевав Полоцк и умертвив весь ее род. На этот сюжет писатель ХlХ века Михаил Загоскин написал исторический роман «Аскольдова могила», а композитор Александр Серов в середине ХlХ века – оперу «Рогнеда», которые не вызвали оскорбления чувств верующих. И лик святого князя Владимира от этого не померк. Потому что, пока он был язычником, он жил по одним законам, а приняв крещение с именем Василий, нравственно преобразился и выполнил великую апостольскую миссию, крестив Россию и став в народном сознании Владимиром Красное Солнышко.

– В этой связи просится такой вопрос: может быть, не пришло еще время канонизации последнего царя?

– Для верующего человека ответ ясен: канонизируют не люди, а Господь. Миссия человека – только упорядочить канонические формальности. Эту мысль высказывал еще Иоанн Златоуст, и она была подтверждена многими богословами. Коль скоро Господь определяет какому-то человеку особую миссию в мире, то человек этот исполняет не свою волю, а «волю пославшего его Отца», как говорил Христос своим апостолам. Причисление Николая ll к лику страстотерпцев (не великомучеников, не преподобных, не равноапостольных) – особому чину святости. Да, царь жил делами человеческими, но в минуты роковые претерпел страсти и погиб, оставаясь верующим, не предавшим своих идеалов. И когда сейчас пытаются оспорить или принизить его вклад в историю России, все это частные мнения. Его место уже определено и никогда не будет оспорено.

Не менее важно другое, о чем хотелось бы сказать. Мне близко недавно озвученное мнение одного из культурологов: борьба вокруг «Матильды» – это совсем не игра и не симулякры, а принципиальная, реальная борьба за символическую власть в пространстве русской культуры. Кто в ней властвует – художник или тот, кто потребляет его творения?

– Ну это вечный вопрос!

– И он будет постоянно конфликтным. История мировой культуры имеет много тому примеров. И романы осуждались, и авторы произведений искусства подвергались гонениям. Но все прошло, и Флобер остался классиком (хотя его «Мадам Бовари» почти два года судили). Этот диалог между творцом и массами всегда будет содержать субъективные оценки, мнения…

– Согласитесь, весь этот сыр-бор вокруг «Матильды» по-своему даже полезен.

– И очень поучителен! Он показал, что наше общество, вышколенное советской идеологической школой, еще не отошло от принципа «не видел, но осуждаю». Вспомним истории с журналом «Звезда» и Анной Ахматовой: тоже никто не читал, но дружно осудили. Как и композиторов Мурадели и Шостаковича, якобы написавших «сумбур вместо музыки»… И никак мы от этого принципа не откажемся…

– Какое-то время этот принцип вроде бы не вспоминался вовсе, а тут взял и воскрес…

– Потому что снова котируются подзабытые постулаты. Но уверен, нынче попытка регламентировать все общество по вертикали не удастся. Народ просто не поверит. Отсюда все эти широко тиражируемые шутки, прибаутки, анекдоты… Весь этот пародийный слой и всенародный хохот – оттого, что общество ни во что уже не верит… А хохот надо бы очень учитывать!

– Хохот, как вы это называете, вовсе не зря прорывается. Если опять оглянуться на историю, например, в Средние века, недаром же появлялись «Гаргантюа» и «Декамероны»…

– Известное дело, народ прощается с прошлым, смеясь. Дай бог, чтобы только смеясь, а не с винтовкой в руках. Чтобы не громили скульптуры, не срывали спектакли, не поджигали кинотеатры… Наглядный урок дан и художникам-творцам: думать, что ты пишешь, снимаешь, рассказываешь. Выходить к людям надо с мерой ответственности. А всем нам надо на-учиться слушать ближнего, отодвинув подальше еще один «великий» принцип – «сам дурак»…

– Настораживает то, что бучу, не знаю, с чьей подачи, подняла депутат, доводящая все до абсурда: ей даже не нравятся артисты, исполнители ролей в фильме, который она не видела. Казалось бы, депутат (как и художник) должен понимать свою меру ответственности: она же не простая тетенька с завалинки, а член парламента!

– Она ведет свою политическую роль. Надо заметить, ведет очень грамотно, найдя свой конек. У нас многие известные депутаты, найдя свой конек, отлично его эксплуатируют! И Яровая, и Милонов, и Жириновский… А тем временем в ответ ту же Поклонскую пародируют в соцсетях: пустили подписной лист с предложением «канонизировать» при жизни!.. Все прекрасно понимают, что это стеб по отношению к ней, стремление снять ее с пьедестала воительницы. Поклонская чувствует конъюнктуру, с времен Крыма попав в тренд, но тот тренд уже исчерпан, нужен новый. Вот теперь на чувствах верующих поиграет.

– Во всей этой истории явно прослеживаются одиозные монархические всплески. Зачем они нам сейчас, в ХХl веке, под разговоры о демократии?

– И на это есть социальный заказ. Ведь в нашей стране монархия фактически не переставала существовать – хоть при Сталине, хоть при Брежневе и даже при Путине… Наследование власти из рук в руки тоже имело место. Таковы традиции российской политической культуры. И кто знает, как пошла бы история, если бы это не было в России разрушено…

– Но гораздо раньше случилась Великая французская революция. Монархия давным-давно себя изжила. И не только в нашей стране политика государства часто зависит от конкретного человека, будь это монарх или генеральный секретарь ЦК.

– Однако император Николай ответил за отречение от престола мученической смертью. Заплатил жестокую цену.

– А какую цену заплатил народ? Сколько миллионов людей погибли в Первую мировую и потом в Гражданскую… Ведь это все тоже не на пустом месте случилось. Народ тоже принес свою жертву. Ну давайте тогда канонизируем всех жертв Гражданской войны.

– Еще раз скажу: не мы канонизируем. Канонизирует Господь… Родился в купеческой семье мальчик, а вырос и стал Серафимом Саровским… Причем интересно, что церковные иерархи его далеко не сразу приняли, а народ принял еще при жизни. Так и Николай ll – фигура значительная, со всеми его слабостями и силой. Этого уже никому не снести. А церковь живет вне времени, от пришествия Христа в мир в ожидании второго пришествия, и все, что произошло, никто не отменит.

Ну а деятели культуры сегодня извлекают для себя урок из происходящего. Хорошо известно, что творческий произвол вообще присущ любому художнику. Всегда будут художники, ломающие стереотипы, смотрящие далеко вперед. Они, собственно, призваны к этому – менять художественный язык и смыслы… Заказ на отражение общественного противостояния вызвал фильм к жизни, и фильм позволил этому гнойнику вскрыться, прорвал какую-то корку. Теперь надо понять, каким лекарством это лечить.

– В пылу полемики достается даже реальной Матильде Кшесинской, прожившей свою большую, отдельную от этой истории жизнь. Балерина в профессиональных кругах высоко ценится до сих пор, эти ее знаменитые 32 фуэте… А в описываемый период ей было всего 19 лет, и кто из нас каким был в свои 19?

– Сейчас разные издания печатают дневники Николая ll, там он очень разный, в том числе и любивший женщин. Кто вообще безгрешен?.. Ну а фильмы приходят и уходят. Да и выбор, и право на свое мнение есть у каждого.