На Ставрополье вдохновенная пора: краевой центр буквально пестрит яркими афишами фестиваля «Музыкальная осень Ставрополья», соблазнительно зазывающими посетить тот или иной концерт (а лучше все). Нынче приобщившихся к этому большому культурному событию «угощают» самыми изысканными образцами музыки, знакомят с самыми известными коллективами и сольными исполнителями страны – каждый фестивальный день особенный.

Особенным стало и 2 октября: на сцене Ставропольской краевой филармонии происходила настоящая магия, которую создали Саратовский губернский театр хоровой музыки, камерный хор и симфонический оркестр филармонии, а также уже бывавший в наших краях (что не может не радовать) знаменитый дирижер Михаил Леонтьев.

Ставропольский зритель с теплотой принимал гостей, в том числе уникальный саратовский коллектив, за плечами которого несчетное количество наград. Вы только послушайте: губернский театр – лауреат и обладатель Гран-при Международного конкурса хоровой музыки, V Международного конкурса «Ялта-Виктория – 2005», лауреат II Международного конкурса хоровых коллективов «Поющий мир», участник более 40 международных фестивалей во Франции, Германии, Польше, Украине, России... Он признан одним из лучших хоровых коллективов нашей страны, более того, ряд современных композиторов создает произведения специально для этого коллектива.

Традиционно концертная программа состояла из двух частей. В первом отделении зал окутала волшебная хоровая музыка, какую еще не доводилось слышать в наших краях. Саратовский губернский театр под управлением главного хормейстера и художественного руководителя заслуженного деятеля искусств РФ Людмилы Лицовой буквально заворожил публику пением а капелла. Она не только блестяще дирижировала хором, но и взяла на себя роль ведущей. В перерывах между концертными номерами Людмила Лицовая погружала зрителей в историю хоров, передавая всю свою любовь к искусству и всю глубину музыки.

– Сегодня перед вами выступает лауреат всероссийских и международных конкурсов Саратовский губернский театр хоровой музыки, – начала она. – В течение 26 лет я имею счастье руководить этим коллективом. За эти годы мы побывали на многих фестивалях, объехали все восточное побережье Соединенных Штатов Америки, практически все страны Европы и очень много городов России. У нас нет балета, нет отдельно хора и отдельно солистов. Этот мощный поющий организм составляют люди, которые могут танцевать, солировать, читать стихи.

Когда команда театра в три ряда выстроилась перед зрителями, никто из сидящих в зале и представить не мог, какое чудо им предстоит услышать. На сцене филармонии раскинулась своего рода историческая галерея, ретроспектива шедевров музыки. Прекрасное исполнительское мастерство раскрылось в концоне «Благословим любовь» Юрия Фалика, его же «Хабанере» из храмового цикла «Поэзы Игоря Северянина», прозвучала необыкновенно нежная «Вечерняя музыка» Валерия Гаврилина, задорная русская народная песня «Вдоль по Питерской»…

– В 2017 году отмечает юбилей выдающийся композитор современности Родион Щедрин, это событие празднует все музыкальное человечество. Мы сочли возможным для вас в фестивальные дни исполнить один из хоровых номеров композитора «Боярыня Морозова», – представила следующую композицию Людмила Лицовая.

А после совсем неожиданно прославленный хор по-своему и очень красиво исполнил известную композицию Лары Фабиан Broken Vow ( «Нарушенная клятва»), вызвав бурю оваций. Последней в первом отделении прозвучала русская народная песня «Барыня», здорово повеселившая публику. В устах мастеров она звучала необычайно свежо, живо, выразительно, ярко и при этом причудливо. Артисты пользовались не только безграничными голосовыми возможностями – в такт они топали ногами, хлопали в ладоши, играли на ложках. Признаться, сложно было не откликнуться на их живое общение.

Второе отделение концерта было совсем иным – состояло из двух серьезных премьер. Первая – музыкальная картина Римского-Корсакова «Садко». Премьера этого произведения когда-то привела слушателей в изумление и восторг, рассказывала со сцены вторая ведущая вечера, музыковед Татьяна Диева.

– Композитор был уверен, что его жизнь будет связана не с профессией военного, а с музыкой, – делилась она. – И вот он приступает к сочинению музыкальной картины для симфонического оркестра, в основе которой сюжет древнерусской былины о новгородском гусляре Садко. Самое удивительное было то, что, хотя Римский-Корсаков в то время уже написал свою первую симфонию, в момент создания музыкальной картины он не имел никакого систематического музыкального образования. По сути, был музыкантом-любителем. К «Садко» композитор написал авторское предисловие, согласно которому и разворачивается музыка.

Через 24 года композитор, уже будучи прославленным мастером, вновь обратился к юношескому сочинению и сделал новую оркестровку. Именно в этой редакции гости филармонии услышали музыкальную картину «Садко» в исполнении симфонического оркестра Ставропольской государственной филармонии. Дирижировал приглашенный гость, лауреат международных конкурсов Михаил Леонтьев.

Вторая премьера закончила этот концерт подобающе торжественно, блестяще и мощно. Впервые на сцене в исполнении хора Саратовского губернского театра хоровой музыки, камерного хора и симфонического оркестра Ставропольской филармонии под управлением Михаила Леонтьева прозвучала знаменитая кантата Сергея Танеева «Иоанн Дамаскин», вошедшая в золотой фонд русской музыки. Нередко ее называют «русским реквиемом», а Танеева – подлинно русским Бахом. Большая творческая команда прекрасно представила ставропольской публике танеевскую кантату на слова А.К. Толстого. Иоанн из Дамаска - подлинный исторический персонаж, один из отцов христианской церкви, живший в VIII веке, знаменитый богослов, философ, а его каноны – настоящие поэтические произведения, которые до сих пор используются в богослужении.

...Хоровое искусство бессмертно, об этом во время концерта подумалось не раз. Ведь любовь к согласному сочетанию певческих звуков – явление для человека исходное, впитываемое в буквальном смысле с молоком матери. Велика доброта хорового согласия. И люди тянутся к слаженной многоголосой звучности, словно по какому-то светлому генетическому инстинкту. Тем более в России, где протяжное согласное пение до сих пор любимо и востребовано даже на бытовом, «застольном» уровне.