11 сентября Иосифу Кобзону, народному артисту СССР, Герою труда России, исполнилось 80 лет.

Он стал легендарным при жизни. Наше с ним поколение (я всего на четыре года моложе Иосифа Давыдовича), если так можно сказать, пропитано песнями талантливого артиста. В его репертуаре их около трех тысяч. Певца спросили однажды, каким образом такое количество текстов он помнит.

– Любую песню я заучиваю только один раз, – ответил Кобзон, – навсегда оставляя в памяти лишь две первые строки, а когда начинаю петь, остальные приходят сами собой.

Первой песней, которую я услышал в его исполнении, была «А у нас во дворе». Это произошло весной 1962 года в еженедельной, очень популярной воскресной передаче Всесоюзного радио «С добрым утром», которую очень любил и редко когда пропускал. Помню даже имя ведущей – Галина Новожилова. В передаче нередко звучала новая песня, на этот раз композитора Аркадия Островского и поэта Льва Ошанина – та самая «А у нас во дворе». Кажется, простые, незатейливые слова, но ее запела вся страна! Исполнитель вроде пел для всех, а казалось, для меня лично и многих-многих таких, как я, находившихся в романтическом возрасте, ведь у каждого был свой двор и она, на которую «все гляжу, глаз не отвожу».

Потом были другие песни Иосифа Кобзона, его увидели по телевизору. В те годы редко какой «Голубой огонек» проходил без его участия. Известность росла, он вошел в каждый дом, стал всенародным любимцем. Начались гастроли артиста по всей стране. В один из таких приездов

И. Кобзона в Ставрополь посчастливилось и мне побывать на его концерте. Кстати, «живьем» моего кумира я видел тогда первый и... последний раз. В каком году это случилось, точно не могу сказать, но было артисту тогда немногим более сорока лет.

Он давал концерт в цирке. Зал был переполнен. Я сидел в третьем ряду и не мог предположить, что на меня, ничем не примечательного зрителя, Кобзон обратит внимание. Чтобы лучше его разглядеть, взял с собой внушительных размеров полевой бинокль. А еще очень хотелось убедиться в том, что роскошная копна волос певца – всего лишь парик, о чем судачили в народе. Многие, особенно поклонницы Иосифа Давыдовича, отказывались верить в досужие разговоры. Теперь это не секрет, да и сам мэтр давно не скрывает…

В общем, раз за разом наводил я окуляры на артиста, и вдруг во время исполнения очередной песни он прерывает ее, жестом останавливает музыкантов-аккомпаниаторов и говорит:

– Насколько я знаю, Ставрополь не приграничный город, однако пограничники у вас есть. Один из них пришел на мой концерт, вот он (указал на меня), с биноклем, два часа пою и все это время он неотрывно следит за мной. В дозоре что ли?

Я готов был провалиться сквозь землю. В мгновение убрал бинокль… Концерт продолжался. Без перерывов и антрактов. Кобзон пел и пел. Публика была заворожена, покорена. Но вот прошло уже четыре часа после начала концерта, зрители стали подниматься с мест, потихоньку выходить из цирка, а певец, кажется, и не думал покидать арену. Более того, объявил: мол, если даже останется всего один зритель и будет готов слушать его до утра, он одному готов петь!

Надо сказать, что в цирке был уже третий, вечерний концерт И. Кобзона, два других он дал днем в филармонии. И не потому, что испытывал какие-то особые чувства к ставропольским поклонникам своего таланта. Так он часто поступал на гастролях и в других городах. Кстати, нельзя было не обратить внимание на манеру поведения артиста во время исполнения песен – никаких движений, никаких жестов, он только пел… Пел, потому что не мог не петь. А страна уже не могла без его песен. Лирические, гражданские, патриотические. Он был часто первым исполнителем, и это право доверяли ему известнейшие композиторы и поэты.

Шли годы. На большом юбилейном концерте в честь 60-летия со дня своего рождения «Я песне все отдал сполна», продолжавшемся более десяти часов, певец заявил, что это его последний концерт, дескать, больше петь не будет. «Но и меньше не буду», – добавил он. Накануне 70-летнего своего юбилея объездил с концертами все столицы республик бывшего СССР. Поет, несмотря на серьезные проблемы со здоровьем, и сейчас.

Он не только мэтр эстрады, но еще и сильный, мужественный человек. Выступал перед нашими солдатами в Афганистане, Чечне, ликвидаторами катастрофы на Чернобыльской АЭС. На памяти многих октябрь 2002 года, захват Театрального центра на Дубровке, когда он вместе с Ириной Хакамадой ради освобождения заложников отправился на встречу с террористами и в результате переговоров ему удалось вывести из здания троих детей и женщину…