Неделю отпуска я провела в североафриканской стране, известной в России каждому. Потому что о Карфагене нам рассказывают на уроках истории еще в 5 классе, с фразой «Карфаген должен быть разрушен» знакомы все. Этим знанием о Тунисе многие и ограничиваются...

Мы – из северных...

Страны Северной Африки к западу от Египта называются Магрибом (переводится «там, где закат»). Тунис же не зря величают «жемчужиной Магриба». Более того, эта провинция когда-то имела название «Африка», и уже от нее впоследствии получил имя целый континент.

Самым распространенным занятием на отдыхе было постоянно сравнивать. Тунис – на севере Африки, а Ставрополь – на Северном Кавказе. Жара на Ставрополье в июле была больше, чем в Северной Африке. Опять же, «Республика наша бедная, сельскохозяйственная», – приговаривали экскурсоводы, отмечая, что нефть имеется лишь в небольшом количестве (и тут мы похожи). Агавы у нас летом растут на центральной площади краевой столицы, а у них прямо в пустыне. Зато бугенвиллеи – наоборот: наши в уголочке оранжереи ботанического сада, а их вьются себе по заборам, расцвечивая яркими цветами лазурно-белый прибрежный пейзаж.

Тунис в некоторой степени еще и наш «брат» в вопросе создания республики. Волей его первого президента Хабиба Бургибы были внедрены системы всеобщего среднего образования, здравоохранения.

В последние годы россияне много путешествуют. Раньше в зарубежных поездках именно нас можно было вычислить… по неумению общаться. Люди всего мира пытались объясняться жестами, улыбками. Наши напрочь теряли дар речи. Сегодня знание элементарного курса английского выручает во всем мире. Многие туристы, приезжая в Тунис, с ужасом узнают, что в их отеле только 3-4 человека из персонала чуть-чуть говорят по-русски. А уже на экскурсиях им сообщают, что в тунисских школах, куда дети с шести лет приходят каждое 15 сентября, изучают со второго класса французский, с 6-го – английский, а в старших классах – еще один язык, по выбору, хоть шведский, хоть испанский, хоть русский. Уверенную английскую речь мы слышали повсюду. Так что, имея некоторые знания школьного английского и французского, мы с мужем тоже как-то ухитрялись общаться и с персоналом отеля, и с продавцом обуви, и с мороженщиком на улице. Кстати, здешние торговцы – притча отдельная. Видя русскую экскурсию, они почему-то начинают говорить: «Алла Пугачёва, Кристина Орбакайте», – мол, знаем вашу культуру!

Чем гордится и о чём печалится Тунис

«И к Италии дальной дивно выгнутый мыс простирает печальный брат Алжира – Тунис», – писал Н. Гумилёв. Впрочем, по современным меркам, не так уж далека Италия: крайняя точка ее Сицилии от Туниса всего в 148 километрах. Ну а братом Алжира республика точно является, поскольку с ним непосредственно граничит и мирно живет. Все это нам сообщили экскурсоводы, среди коих были и русские, и русскоговорящие. Причем мужчины, разные по возрасту, образованию, специализации. На первой, самой обширной экскурсии нам повезло меньше всего: молодой гид знал элементарный курс истории, немножко современности и в основном полагал, что нас интересуют торговые точки. Не однажды ссылаясь на то, что «пока эти события происходили, я учился во Франции», сделал немало разных спорных сообщений. Музей в Карфагене и вовсе отправил осматривать самостоятельно. О роскошных архитектурных термах (банях) Антонина нам, к счастью, поведал экскурсовод группы, подошедшей к объекту раньше нашей на минуту…

В центре столицы – бульвар с примечательным «тунисским Биг Беном», часовой башней, очертаниями похожей на английского тезку. Особой ценности не представляет, но служит хорошим ориентиром – высокая. Правда, тамошний бульвар привел в восторг немного по другой причине. Он состоит из фикуса Бенджамина, о чем сообщил экскурсовод, заметив: «У вас в России это комнатное растение». Плоские листья создают сплошную тень, без бликов, и под деревцами в жаркую погоду вполне себе неплохо идти, разглядывая достопримечательности по обеим сторонам улицы. Архитектура разнообразная и смешанная – ввиду привнесения сюда самых разных типов культур. Есть и остаток крепостной стены с воротами. Почти как наша Триумфальная арка, снова мысленно вернулась я в Ставрополь.

Особенно хотелось увидеть «бело-голубой город» Сиди-Бу-Саид. И он мои надежды оправдал! Выстроен в андалузском стиле, сохраняется архитектура и строго определенные цветовые тона. Дома белые, ограды, решетки на окнах и двери синие. Впечатляет булыжная мостовая центральной улицы. Селились в городке когда-то самые богатые, да и сейчас тут живут не бедные. Прославлен приезжими художниками. Но самое потрясающее – виды! Лазурное море, вдали – горы, внизу – белый песочек, яхты. Ты одновременно в Греции, Испании, Италии и вообще где-то в небесах!!!

Печалили только два факта: ограничение экскурсионного времени и… мусор. Последнее очень огорчает всех жителей республики. Проблема целого государства – отсутствие мусороперерабатывающих предприятий. Мусор здесь попросту сжигают. А вот пакеты и в городах, и по обочинам дорог, цепляющиеся за ограду, которой часто служат кактусы-опунции, раздражают всех.

Монастир, медина, фламинго...

Экскурсию в Монастир мы получили бонусом. Экскурсовод – человек средних лет, дело свое знает, больше любит дальние экскурсии в столицу, исторический Карфаген (эх, посетовали мы!!!). Досконально владеет информацией о своем родном городе Монастир, откуда родом Хабиб Бургиба, первый президент республики, руководивший ею с 1957 по 1987 год. Этот человек для Туниса, по сути, то же, что для Турции М.К. Ататюрк. В его мавзолее есть небольшой кабинет-музей, в котором помимо фотографий хранятся личные вещи человека, бывшего у власти страны 30 лет, как оказалось, бессребреника. И что совсем поразительно – атеиста. Здание мавзолея – и архитектурный шедевр, и достойная память о великом для страны человеке.

Потом нас отправили в медину. Это вовсе не имя собственное. Так здесь называют особый район всех старых городов – с мечетью в центре и торговыми рядами. Все сооружение окружено стеной с несколькими воротами. Тунисские рынки богаты текстилем, керамикой, изделиями из оливкового дерева. Продавцы очень миролюбивые и не слишком навязчивые, что порадовало. Недалеко – веяние времени – государственный супермаркет с фиксированными ценами. Проехали мы и озеро, в котором добывают соль. Большой стаей в нем по-хозяйски расположились розовые красавцы фламинго. Такой вот «будничный» пейзаж!

Третий экскурсовод оказался очень колоритного восточного вида, но совсем «наш», потому что учился в Санкт-Петербурге. Сообщив, что он «болтушка», наговорил много и эмоционально не только об истории страны, но и о религии, политике и юриспруденции, системе жизнеобеспечения, о молодежи и пенсионерах. Между прочим, основная работа его зимой – медбрат в больнице, а экскурсии – летом.

Женский вопрос

В городе Эль-Джем мы посетили амфитеатр – третий по величине в мире и сохранившийся лучше, чем римский Колизей. Очень внушительное сооружение с интересной историей. Не менее примечательна и старинная мечеть в Кайруане, действующая и в наше время. Семикратное паломничество сюда приравнивается к хаджу в Мекку. Во дворе мечети мы оказались в момент молитвы – намаза, что не могло не настроить на определенный строгий лад. Зато дальше просто любопытно было посетить предприятие по производству ковров, после чего отобедать в настоящем восточном ресторане. Кстати, обеды включены в счет экскурсии, а вот напитки – отдельно, пожалуйста!

Очень много внимания в своих рассказах мужчины-экскурсоводы уделяли женскому вопросу. И не случайно. Тунис – единственная страна мусульманского мира, в которой отменено многоженство. Вообще, ежегодно в стране к 13 августа – Дню женщин – принимается какой-нибудь закон в защиту женских прав. Иные, с точки зрения мужчин, вовсе абсурдны. Похоже, тунисские мужчины начинают испытывать комплексы и ждут едва ли не закона о защите своих прав. Только вот беспокоит тунисцев снижение рождаемости в стране да еще практическая невозможность покупки жилья. Впрочем, на помощь приходит кредитная система.

Спокойствие и нега

Самый частый вопрос, задаваемый мне в Тунисе россиянами: «Зачем вы сюда ехали, у вас ведь Чёрное море рядом?». Отвечала, что с некоторых пор в России появилась пословица: «Не хватает на Сочи – отдыхай за границей». Вспоминаю, как, живя на Кубани, объехала всю «советскую» часть побережья почти даром, а сегодня это мир высоких цен! И, несмотря ни на что, битком набитых пляжей. В Африке народу в зонах отдыха много, но все же в море не купаются, стоя «в елочку».

Море здесь невероятно ласково-ленивое, песок мелкий и белый. Раковины устриц с каким-то нежно-персиковым отливом. Крабы попадаются, медузы – редко (не сезон), но жгучие, встреча с ними неприятна. Акулы и крокодилы не водятся.

Поражают своими масштабами оливковые рощи, видные еще из иллюминатора самолета. Страна занимает четвертое место в мире по экспорту оливы и ее производных (оливки, масло). Подсчитано, что на каждого тунисца (а население более десяти миллионов человек) приходится шесть оливковых деревьев. А рядом – стволы, издали похожие на пожелтевшие сосны. Оказалось, так выглядит растение, известное нам как агава! Территории отелей, естественно, щеголяют посадками пальм разных сортов и внешнего вида. Финиковые (кстати, финики – еще одна весомая статья экспорта), банановые, есть еще какие-то гибриды, похожие по форме на плод ананаса.

*****

…Когда едешь по шоссе в пустыне, видишь отроги Атласских гор, ностальгически вспоминаешь наши Кавминводы. Эх, моря на Ставрополье не хватает, вот и приходится за тридевять земель лететь! А если серьезно, хороший получился отдых: познавательный и в то же время спокойный, безмятежный.