Во время недавнего рабочего визита в Кисловодск спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко руководители края и города показали ей только что сооруженный сквер имени первопоселенца Кислых Вод Алексея Реброва. Само собой, тут же возник вопрос: «А когда будет воссоздан расположенный прямо над сквером знаменитый дом Алексея Федоровича?»

Общепризнано, что именно в этом доме Михаил Лермонтов «поселил» яркий персонаж романа «Герой нашего времени» – княжну Мери. Останавливались в этом доме сам Михаил Юрьевич, его гениальный предшественник Александр Пушкин и многие другие выдающиеся люди той эпохи.

Чтобы поближе познакомиться с уникальным домом и судьбой его владельца, я заглянул в Кисловодский историко-краеведческий музей «Крепость». Главный хранитель музейных предметов Елена Зайцева вынесла из запасников внушительную папку с документами и фотографиями.

Яркий образ первопоселенца Кислых Вод представила 20 лет назад в статье «Он все доводил до совершенства» известный кисловодский краевед Валерия Апанасевич. По ее сведениям, сын обедневшего дворянина Алексей Ребров уже с десяти лет содержал себя сам. В Астрахани, куда семья перебралась из Москвы от безденежья, он начал работать писарем в суде, а все свободное время занимался самообразованием. Заметив способности и трудолюбие юноши, генерал-губернатор граф Гудович назначил Алексея секретарем своей канцелярии.

Впервые на Кавказские Минеральные Воды 19-летний Алексей Ребров прибыл с отрядом генерала Ираклия Моркова в 1798 году. В то время эта местность еще не принадлежала России. Отряд разбил лагерь на горке над источником кислых вод. За усердие на службе уже в 1801 году именным высочайшим указом Алексей Ребров был произведен в коллежские асессоры.

В 1819-1820-х годах по высочайшему повелению Алексей Ребров составил описание всех земель Кавказской области. За этот труд он был награжден орденом Св. Владимира III степени. В 1822 году под руководством генерала Алексея Ермолова Ребров составил «Положение об управлении Кавказской области». Во время совместной работы тезки крепко подружились и затем долго переписывались. Вместе с генералом Вельяминовым Алексей Ребров выбирал места для новых станиц линейных казаков в окрестностях Горячих Вод.

В 1827 году Алексей Ребров оставил службу и посвятил себя сельскому хозяйству. В селе Владимировка на Куме (ныне Левокумский район Ставрополья) на солончаках он создал образцовое хозяйство, где выращивал виноградники и сады шелковицы, построил больницу и школу.

Ребров одним из первых построил на Кислых Водах капитальный жилой двухэтажный дом. Проект составили знаменитые кавминводские зодчие – братья Бернардацци. По некоторым сведениям, деревянный брус для постройки привозили аж из Астрахани. В результате рядом с источником нарзана выросло самое помпезное в поселении здание с колоннами. В нем побывала едва ли не вся знать, приезжавшая на Воды отдыхать и лечиться. А после отъезда хозяина в село дом фактически превратился в частную гостиницу. В 1829 году в ней жил Пушкин, в 1837-м – Лермонтов. Главный хранитель музея «Крепость» Елена Зайцева уверяет: есть свидетельства, что в доме Реброва останавливался и цесаревич – будущий император Александр II.

В запасниках музея хранится копия одной из первых литографий дома Реброва, созданной сослуживцем Лермонтова А. Арнольди в 1834 году. К счастью, сохранились и фотографии дома, сделанные в самом начале 1900-х годов. Увы, после революции облик дома, превращенного в коммуналку, разительно изменился: чтобы увеличить площадь комнат, колонны снесли; со всех сторон к зданию пристроили множество веранд, балконов, кладовок.

Справедливости ради надо сказать, что советская власть вполне осознавала культурно-историческую значимость этого здания. Весной 1941 года было принято решение к 100-летию гибели Лермонтова на дуэли вернуть Дому княжны Мери первоначальный облик и разместить в нем литературный музей. Однако 22 июня война все переиначила. Тогдашний план реконструкции не осуществлен по сей день, хотя попытки предпринимались неоднократно…

В конце 60-х годов минувшего века постановлением Совета Министров РСФСР дом Реброва был признан памятником истории республиканского значения. А спустя три года горисполком Кисловодска принял решение о создании между улицами Карла Маркса и Коминтерна заповедного Лермонтовского квартала. Дом Реброва должен был стать его сердцевиной. В столичном институте «Спецпроектреставрация» даже выполнили предпроектные разработки. Увы, необходимость одновременно отселить из Лермонтовского квартала в новые квартиры более 250 семей вынудила власти города пойти на попятную. Единственным зримым свидетельством тех благих намерений стал макет дома Реброва, который по сей день стоит в зале музея «Крепость».

Предпоследнюю попытку вернуть поклонникам великих русских поэтов мемориальное здание предприняли во время перестройки, в 1988 году. Тогда все же отселили 16 семей, проживавших непосредственно в доме Реброва. Сохранились свидетельства очевидцев о том, как это происходило. Вот что 10 лет назад мне рассказывал бывший директор муниципального учреждения «Возрождение» Евгений Щучкин:

– Помимо квартир администрация города выделила бывшим жильцам дома Реброва еще и садовые участки. Съезжая, почти каждый счел нужным снять двери, разобрать полы и даже выпилить несущие балки перекрытия, чтобы увезти их на дачу. По существу, здание держалось только на печных трубах. В ноябре 1992 года, когда приступили к реконструкции и начали разбирать крышу, дом просто сложился. Это случилось на моих глазах.

В 2005 году Пятигорский проектный институт архитектуры и градостроительства повторно выполнил эскизную планировку Лермонтовского квартала в Кисловодске. Но из-за отсутствия финансирования дело на том и закончилось…

Все последующие злоключения дома Реброва происходили на моих глазах. Несколько лет остов деревянного сруба без окон и дверей использовали как свалку бытового мусора и в качестве общественного туалета. Журналистам и общественникам, возмущавшимся антисанитарией в историческом месте, местные власти отвечали, что ничего не могут предпринять, поскольку это федеральный памятник. В конце концов всю бывшую усадьбу окружили высоким забором из листов металлопрофиля. Нужду там уже никто не справляет, зато бурьян, кустарник и деревца разрослись неимоверно. За лианами дикого винограда едва можно разглядеть исторический сруб из бруса, привезенного почти два столетия назад из Астрахани.

Новый глава города-курорта Александр Курбатов вселил надежду в сердца ревнителей кисловодской старины. Он энергично взялся наводить порядок в курортной зоне города. В том числе и создавать новые точки притяжения для отдыхающих. Буквально за пару месяцев с помощью известного мецената сенатора Михаила Афанасова местные власти превратили заброшенный кусочек зеленой зоны между Нарзанной галереей и руинами дома Реброва в весьма симпатичный сквер, в центре которого возвышается бронзовая фигура Алексея Федоровича со свитком в руке и емкостью с виноградом у ног. Выполненный из пластилина макет этого памятника Валентина Матвиенко видела зимой во время своего предыдущего посещения Кисловодска. Так что она вполне заслуженно похвалила мэра за усердие и оперативность.

Спустя неделю после отъезда спикера верхней палаты парламента из курортного региона на первом заседании созданной при Совете Федерации рабочей группы по контролю за исполнением постановления правительства страны по социально-экономическому развитию Кисловодска Александр Курбатов докладывал: «Федеральным агентством по управлению и использованию памятников истории и культуры на 2018 год предусмотрено финансирование в размере 5,3 миллиона рублей для подготовки эскизного проекта для восстановления дома Реброва».

Правда, оставалась еще одна закавыка: земля под памятником федерального значения некогда из-за головотяпства чиновников была оформлена на жителей соседнего многоквартирного дома. Буквально на днях в беседе с журналистами градоначальник Кисловодска сообщил:

– 27 июля состоялось заседание суда, где рекомендовано в досудебном порядке все отрегулировать. В ближайшие дни вместе с Росимуществом и жильцами многоквартирного дома мы вопрос решим. Это сразу открывает дорогу Минкультуры Российской Федерации для восстановления дома Реброва, потому что фундаменты сохранены, проект есть. Мы намерены до открытия следующего курортного сезона сделать в этом плане серьезный шаг.

Казалось бы, все, сбылось: проект 1941 года вот-вот воплотится в жизнь. Но я на удачу все же суеверно скрещиваю пальцы.