Есть календарь не только чисел, но и календарь живой памяти. Он гораздо дольше противостоит забвению.

Три четверти века отделяют нас от Великой Отечественной войны. А 22 июня не только дата отсчета дней страшного военного лихолетья. Повинуясь святому долгу живых, надо прежде всего достойно воспринимать Великую Победу, но и прикоснуться к непростой для нас теме войны, вникнуть в смысл лихой песенной строки «…мы за ценой не постоим». Спустя годы, да что там, десятилетия, мы продолжаем считать раны войны, родных и близких – «товарищей считать».

Тогда, в сорок первом – сорок пятом, под ружье было мобилизовано более 32 миллионов человек. Теперь названы страшные (полные ли?) цифры – 27 миллионов убитых соотечественников, почти третья часть из них полегла на поле боя. В Книге памяти Ставропольского края из 180 тысяч павших бойцов почти половина значится как «пропавшие без вести». Такая вот убийственная арифметика!

Спустя десятилетия назвать каждого солдата, откуда он родом, где призывался, где сложил голову – задача необыкновенно сложная. Двадцать один том краевой Книги памяти – плод многолетнего труда рабочей группы, состоявшей в разное время из трех-пяти человек, а также многочисленного актива из городов и районов, военкоматов, архивов, музеев, общества охраны памятников истории и культуры и, конечно же, родственников.

На помощь создателям Книги памяти, составной части скорбного кадастра России, пришел – сегодняшняя примета времени – электронный ресурс на сайте Ставропольской краевой библиотеки имени М.Ю. Лермонтова, где опубликованы списки погибших и пропавших без вести ставропольцев. Труд библиотекарей и краеведов – поистине благородная волна, дающая широкую возможность прикоснуться не просто к сухой информации, а к теме войны под углом сведений о своей малой родине, доме, родственниках, друзьях…

Трогательные письма, запросы, поступающие в краевую библиотеку и краевое военно-историческое общество теперь уже от детей, внуков, даже правнуков, – благодатная пища для ума и сердца, сострадания, гордости, человечности. Убежден, придет час – и издадут еще одну, принципиально новую Книгу памяти, состоящую из писем-поисков, писем-исповедей. Их невозможно читать без душевного волнения! Давняя и сегодняшняя переписка с родственниками погибших и пропавших без вести солдат, сборники фронтовых писем, публикации в прессе вышли далеко за рамки Книги памяти и поиска отеческих могил. Вот строки из таких писем:

«…Я знала, если пропал без вести, то почти враг. А вот теперь, когда стали разбираться, то поняли, как гибли люди, и ко мне пришло утешение. Р.Г.??Митрофанова, Ессентуки».

«…Возвращаем компьютерные распечатки на одиннадцать солдат и сержантов, которые числились ранее в списках погибших, однако установлено, что вернулись с фронта живыми. Ответственный секретарь районной Книги памяти Н. Скрыленко, Курсавка».

«…Просим внести поправку: фронтовик Магомет Хасанович Абубекиров из Нефтекумского района долгое время значился в списках пропавших без вести, а он жив и полезно трудится».

«Сообщаем, что Сироткин Иван Пантелеевич, 1915 года рождения, ефрейтор, помощник командира орудия, уроженец станицы Горячеводской, убит в бою 28 июля 1941 года в селе Теофиловка Николаевской области. Похоронен в 50 метрах от дороги у села. Отряд «Поиск» Грейговской СШ Николаевской области. Украина».

Есть еще одна деликатная тема для неспешных душевных бесед и размышлений. Обязательно должна быть выражена четкая позиция общества о восстановлении доброго имени людей, оказавшихся в силу разных причин в плену или погибших на чужбине. Сколько трагических судеб за еще одной страшной цифрой: за годы минувшей войны через гитлеровские концентрационные лагеря прошли 5 миллионов 700 тысяч советских людей. Три с половиной миллиона были уничтожены!

«…Кто может требовать огульного презрения ко всем, кто попал в плен в результате постигших нас в начале войны катастроф?» – это сказал наш великий маршал Георгий Константинович Жуков. Он считал долгом военного человека сделать все, чтобы восстановить попранное достоинство всех честно воевавших. Конечно, в большой беде бывало всякое, были трусы и дезертиры, но позорного недоверия ко всем пропавшим без вести не должно быть в нашей горькой исторической памяти, как не должно быть и равнодушия к состоянию воинских, да разве только воинских кладбищ.

В любое время года, особенно ранней весной, необходимо приглядеться пристальнее к крайнему убожеству некоторых наших погостов. И дело не в зимнем холоде или унылых дождях. В стране многовековой христианской морали, в стране, сыновние солдатские могилы которой раскиданы по всему миру войнами, революциями, оттепелями и застоями, грешно предавать забвению не только величие побед, но и горечь великих утрат.