Честно сказать, я плохо помнила эту песню. Так, на уровне детских воспоминаний, что жила эта Букашечка (прописную букву сделала я, для значимости) вроде неплохо, а потом что-то гадкое с ней случилось. Непоправимое. С помощью Интернета решила восстановить текст. Выяснилось много интересного. У песенки нет автора. В разных регионах ее поют с разными словами, с которыми современных мам убаюкивали их бабушки и прабабушки. Короче, песенка колыбельная. Правда, с грустным и гнусным концом. Многие дети плакали, а не засыпали.

Песенка вот о чем. Жила-была Букашечка под кустиком густым, а в цветочках-колокольчиках был у нее домок. Однажды в лес пришли ребята, среди которых был Сережка (Антошка, Алёшка и даже Ванюша – варианты на выбор), мальчишка злой. Он оторвал Букашечке крылья, а без них она летать не могла. И погибла. В некоторых весях есть и мораль: «Вы будьте, детки, добрыми, послушайте меня: жуков, букашек, бабочек не троньте никогда!».

Я часто ощущаю себя Букашечкой, от которой ничего в этой жизни не зависит. Это не приступ пессимизма в рабочее время. Горькая констатация факта. Причем не одного. Стала обращать внимание на все эти, осознаю, бытовые гадости, после того как получила письмо от судебных приставов – не заказное, бросили в почтовый ящик от имени фирмы, название которой созвучно с фамилией главы краевого центра. Мне сообщали, что я должна 200 рублей. Кому и за что, не поняла. Срок на исправление мне определили в пять дней. Дело было в пятницу после работы. В понедельник заплатила. И одновременно получила СМС из банка: «Арест по требованию судебных органов 200 рублей». Ради справедливости отмечу, что мои 200 мне вернули. Но это была последняя справедливость в этой истории.

Даже с моими связями (я член общественного совета УФССП по краю) невозможно было выяснить, каким судебным органам и за что я задолжала. Как разъяснил большой чин в службе судебных приставов, скорее всего, в суд подала налоговая служба, недосчитавшись налогов от меня. В мировом суде судебным приказом мне присудили оплату «долга», а потом налог нашелся. Потому что никаких требований от налоговиков мне больше не поступало. А 200 рублей – судебный сбор, оспорить который можно в течение семи дней. Умная я, Букашечка, посмотрела на числа и поняла, что скоро 77 дней от судебного решения можно праздновать. Было не столько жалко денег, хотя и они не лишние, душила обида на то, что государственные чиновники, получающие зарплату из моих денег, просто плюют на меня.

Думаете, одна была такая обида? В начале нынешнего года взыскали с меня, сообщив в СМС, 10  рублей 33 копейки. Я уже не буйствовала, а попыталась созвониться с указанным в сообщении судебным приставом Ярославом Александровичем Близнюком. Нашла телефон его (в сообщении контактов не было). Но тщетно набирала номер, не реагировал абонент. А идти в приставство, чтобы узнать, какая моя вина оценивается в червонец, времени просто нет. Работу я работаю. Чиновники в УФССП опять выдвинули версию: это пеня за какую-то не вовремя оплаченную услугу.

В таких ситуациях, согласитесь, только и остается воскликнуть:

– Да подавитесь вы моими деньгами!

Так ведь не давятся. Глумятся над бедными Букашечками – и все с рук сходит. Чаще всего не доходят налоги в налоговые инспекции и штрафы в ГИБДД. Это не мои вымыслы, а официальные данные, которые привел на одном из заседаний общественного совета главный судебный пристав Ставрополья Николай Коновалов. Сами же приставы при их запредельной нагрузке, по-моему, даже не читают, кого и за что наказывают. Все у них компьютеризировано и автоматизировано. Букашечкины 10 рублей – это не повод для знакомства.

И везде так. Компьютер глаза застит. Говорят, если все сделать по уму, то есть позвонить должнику или написать ему, взыскание обойдется… в 500 рублей. Проще по клавиатуре пощелкать. Но кто решил, что наплевательское ко всем нам отношение стоит сэкономленной «пятихатки»?

Еще случай. Как-то поздно до меня дошло, что имею налоговую льготу. Телефонно вопрос не решается. Надо прийти с бумагами. Записалась на прием. Отпросилась с работы. Пришла. Отстояла очередь. Милая девушка, взглянув на экран компьютера, сказала: вижу, есть у вас льгота. Бумаг не надо. Придете месяца через два, принесете счет, куда перечислять деньги, мы вам все вернем. Я, правда, до сих пор не собралась. Некогда. И вопросы перестала задавать: почему раньше она эту льготу не видела, нельзя ли было все решить по телефону, зачем мне надо было идти в первый раз и для чего во второй? Ответов на них все равно нет и не будет.

Говорят, у нас система так построена заявительная, просительная то бишь: обратился – сделали, не обратился – сиди ровно. Только, по-моему, система не заявительная, а унизительная. Чиновники и чиновницы в таких случаях говорят: мы же не знаем, что у вас есть проблемы. Но мы-то платим на их содержание именно за то, чтобы они знали о наших проблемах, а не создавали их! Психология плохих мальчишек и девчонок, отрывающих у Букашечек крылья, настолько впиталась в мозги и чувства чиновников, что спорить бесполезно. На это нужно свободное время, как у пенсионера, и напор, как у пионера. То и другое в одном человеке сочетается весьма редко.

О ЖКХ писать вроде не собиралась. Все знают, что это ведомство задумано против людей, а не им в помощь. Но вспомнила одну «веселую» историю. В каком-то месяце прошлого года была в отпуске, потом в командировках. И получилась у меня плата за воду небольшая – 63 рубля, а на общедомовые нужды начислили 65. Совсем офигели, решила я и позвонила в управляющую компанию, которая мой дом обслуживает. Оказалось, чтобы поговорить с начальником, надо записаться на прием. Это секретарша нанятого мною менеджера так сказала. А старший дома (он мужчина, в общем, неплохой), которому я тоже по 100 рублей в месяц плачу, огорошил меня окончательно:

– Давайте я вам дам 65 рублей, только не поднимайте шум!

Без комментариев. У Букашечки нет слов, которые можно опубликовать на страницах газеты.

Покопайтесь в памяти, и вы вспомните десятки подобных ситуаций. Обидных, унизительных. Когда через полгода дождалась очереди на квоту на операцию и за неделю надо пройти 10 врачей, а бесплатных талонов нет, об этом рассказала одна из читательниц «Ставропольской правды». И денег тоже нет. Когда какие-то анализы делают только платно – с такой ситуацией столкнулась коллега. Цена вопроса около 8 тысяч рублей. Вспомните чувство горькое, которое возникает всякий раз, когда вас обижают. Обижают ведь незаслуженно. Пользуются тем, что какая-никакая власть, да есть.

Я, честно, не знаю, что нам всем делать. Обозвать нас всех «маленькими человеками»? Лучше, чем это сделали Фёдор Достоевский, Антон Чехов, Михаил Лермонтов, Франц Кафка, Герхарт Гауптман, Томас Манн и другие, вряд ли получится. Сравнивать себя с литературными героями, объединенными тем, что они занимают одно из низших мест социальной иерархии, вроде тоже обидно. Но напомнить, что это обстоятельство определяет психологию и общественное поведение – приниженность, соединенную с ощущением несправедливости, – могу. Себе в укор прежде всего.

«Я маленький человек, мне нужно куда-то плыть. Мне нужен какой-то свет, чтоб видеть хотя бы сны…» – поет Земфира.

Добрые люди! Подскажите: как быть и что делать? Я не сторонник блогера Навального, я не представляю себе даже теоретически свержение существующего строя. Но и не-Букашечкой быть не получается.

А, в общем, все это уже было. Роберт Рождественский написал пронзительную «Балладу о маленьком человеке». Все у него было маленькое – служба, портфель, зарплата. А когда он погиб на войне, «то на всей земле не хватило мрамора, чтобы вырубить парня в полный рост»! Не пора ли и нам начинать собирать мрамор на будущий памятник Букашечкам, на которых вся Россия держится?..