Министерство юстиции РФ подготовило законопроект, в соответствии с которым безнадежные должники по кредитам могут лишиться единственного жилья.

В настоящее время действует 446-я статья Гражданского процессуального кодекса РФ, являющаяся своеобразным щитом даже для злостных неплательщиков, которая запрещает изымать в счет погашения долга единственное жилье (исключение – ипотечная квартира). И именно в эту статью Минюст предлагает внести поправки, разбивающие щит вдребезги, однако означает ли, что новация в случае ее реализации сделает бомжами тысячи людей? Комментарий на эту тему мы получили от постоянного эксперта рубрики «Законный интерес» Романа Савичева, генерального директора ОАО «Юридическое агентство «СРВ», которое входит в число крупнейших региональных юридических компаний по версии авторитетного портала «Право.ru».

– Этот законопроект Минюст обнародовал под занавес прошлого года, – говорит Р. Савичев, – и в целом не вызвал неприятия в парламентских кругах. Из чего можно заключить, что в той или иной версии он все-таки будет принят Госдумой РФ. К слову, это уже вторая попытка правительственных структур разработать, так скажем, упрощенный порядок взыскания недвижимости за долги. В первый раз, в 2013 году, предлагалось пускать с молотка квартиру, если долг ее владельца за жилищно-коммунальные услуги превысил 5% от рыночной стоимости жилья. Однако тогда идею похоронили – уж слишком негативной была реакция общественности, а Минрегионразвития, выступившее с инициативой, было ликвидировано.

И вот теперь «эстафету» подхватил Минюст, и речь уже идет главным образом о долгах по кредитам. Проблема эта, надо сказать, перезрела, и лоббируют ее решение, как нетрудно догадаться, банки. Россияне должны им астрономическую сумму. Официальные данные ЦБ РФ свидетельствуют о том, что задолженность, например, ипотечных заемщиков составляет 4,42 триллиона рублей! Но ипотека – это «долгоиграющий» финансовый инструмент, рассчитанный как минимум на 10 лет, и здесь банки имеют определенные гарантии, поскольку ипотечные квартиры, по сути, являются их собственностью, пока жильцы не расплатятся полностью. Более трудным делом является возврат кредитов на потребительские нужды, задолженности за услуги ЖКХ, по налогам, страховым компаниям и т. д. Здесь сумма «накапала» тоже немаленькая – 1,3 триллиона рублей. Понятно, что государство не хочет разрушить банковскую систему и пустить по миру ресурсо-снабжающие организации ЖКХ, поэтому родился законопроект Минюста РФ об изъятии за долги единственного жилья граждан.

Итак, в чем суть этого новаторского подхода к решению проблемы? Напомню, сегодня суд не может вынести решение о продаже квартиры или дома должника при условии, если это единственное его жилье. Машину, дачу, корову, телевизор – это пожалуйста, но крыша над головой – табу. В итоге должники, утратив возможность расплатиться, перестают удовлетворять кредиторов. Правда, в настоящее время действует постановление пленума № 50 Верховного суда РФ, в соответствии с которым можно арестовать единственную квартиру. К сути этого новшества мы уже обращались в рамках рубрики «Законный интерес». Вкратце напомню, что пленум ВС РФ фактически разрешил приставам арестовывать единственное жилье должника и устанавливать ограничения по распоряжению этой собственностью. То есть квартиру не отбирают, но продать, подарить, обменять и т. д. должник ее не может, пока не расплатится с кредитом. И прописать никого, за исключением несовершеннолетних детей, тоже нельзя. У меня нет статистики о том, насколько широко эта ограничительная мера используется на Ставрополье, но, полагаю, она заставит задуматься в первую очередь состоятельных граждан, которые могут, но в силу каких-то причин не хотят расплачиваться с кредиторами.

А что касается законопроекта Минюста, о котором шла речь в начале статьи, то он носит явно «революционный» характер, поскольку позволяет сделать следующий шаг после ареста жилья – его продажу. Это министерство предлагает изымать единственное жилье за долги, если его площадь вдвое превышает социальную норму. Для Ставрополя, например, эта норма составляет от 15 до 18 квадратов общей площади на каждого члена семьи. Второе условие: цена квартиры вдвое выше, чем помещение, которое нужно затем выделить должнику. Третье условие: задолженность превысила 5% стоимости жилья. И четвертое условие: квартиру заберут, если у собственника нет денег или иного имущества, чтобы рассчитаться с кредитором.

А теперь главный вопрос: куда идти людям, лишившимся единственной квартиры? Бомжами, конечно, они не станут. По замыслу Минюста, взысканное жилье будет выставлено на торги. С выручки погашается долг, а остаток получает собственник, чтобы купить недвижимость, соответствующую нормативу. Причем именно в том городе или селе, где жилье было изъято. Не будем лукавить, на остаток можно будет приобрести, скорее всего, «норматив» – это шесть квадратных метров на человека в каком-нибудь общежитии. Но ведь такова жизнь, и за долги, конечно, рано или поздно придется расплатиться.

По большому счету, этот законопроект направлен не против мало-имущих граждан, погрязших в кредитах, а против состоятельных должников, имеющих в распоряжении хоромы, причем не в единственном числе. Долги за коммуналку у иных богатеев порой превышают сотни тысяч рублей. Жилье же бедных должников большей частью, думаю, вряд ли подпадет под «лишенческую» новацию Минюста, но подстраховаться уже сегодня нужно, например, прописать каких-нибудь близких родственников. Но лучше, конечно, посоветоваться с юристом, когда законопроект этот станет более конкретным и поступит в Госдуму.