ЖКХ: Коммунхоз раздора

ЖКХ: Коммунхоз раздора

© Коллаж Владимира Коваленко

17 января на рассмотрение комитета краевой Думы по промышленности, энергетике, строительству и ЖКХ был вынесен вопрос об эффективности работы ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» в связи с проведенной на предприятии структурной реорганизацией. Сформированы два укрупненных филиала – Предгорный и Восточный.

Первый «поглотил» три горводоканала – Кисловодский, Ессентукский и Железноводский, другой – водоканалы пяти восточных районов – Арзгирского, Буденновского, Левокумского, Нефтекумского, Курского. По оценке первого заместителя министра ЖКХ края Евгения Штепы, ожидаемый результат достигнут. За счет сокращения персонала, отказа от некоторых служб, которые теперь работают на условиях аутсорсинга, удалось снизить себестоимость оказания услуг в Предгорном филиале на 22 миллиона рублей. Сложнее складывается на востоке. Здесь «водяные короли» не сумели добиться экономии, напротив, издержки производства выросли на 3 миллиона. Можно предположить, что причиной тому послужили большие восточные расстояния и высокая степень изношенности труб, что ведет к большим потерям. Однако, как нас учили еще в школе, если плюс больше минуса, то и в результате получится плюс. Исходя из этой арифметики, руководитель отметил «в целом положительную динамику по всем действующим в крае филиалам предприятия». По итогам года здесь надеются сэкономить до 50 миллионов рублей.

Улучшение финансовой ситуации в результате изменения структуры ГУПа отметил и исполняющий обязанности генерального директора «Ставрополькрайводоканала» Андрей Колесников. Убытки сокращены в три раза, себестоимость услуг выросла всего на один процент. Это, по его оценке, хороший показатель, особенно в сравнении с реальным уровнем инфляции в стране.

Кажется, на этом победные реляции закончились. На самом деле не все так хорошо в датском королевстве. Головная боль Предгорного района – состояние Эшкаконского водохранилища, единственного источника питьевой воды для Кавминвод и районов Карачаево-Черкесии. Директор управления по строительству и эксплуатации со-оружений природоохранного назначения Сергей Манин, в ведении которого находится стратегический гидроузел, напомнил собравшимся, что водоем находится в плачевном состоянии, особенно после навод-нения 2002 года. Ил и мусор, принесенные большой водой, загрязняют воду, и для ее очистки требуется в семь раз больше реагентов, чем до стихии. Состояние водовода вызывает тревогу. Если вдруг рванет, второго Крымска не избежать, ведь вода подается в Кисловодск самотеком, за счет того что водохранилище находится выше самого города. Напрашивается вывод о необходимости строительства новой трубы параллельно действующей.

Тариф, определяющий стоимость кубометра воды, по оценке Сергея Манина, не позволяет решать вопросы модернизации. С 1 июля его значение будет увеличено до 5 рублей 56 копеек. Но и этого недостаточно. Чтобы решить «давно перезревшие» проблемы, предприятию необходимо поднять планку как минимум до уровня 10 рублей 59 копеек. Сегодня управление продает воду водоканалу по цене 4 рубля 31 копейка за кубометр. То есть фактически даром, считает руководитель, а иначе как могло случиться, что кредиторская задолженность уже зашкаливает за 35 миллионов рублей. Кстати, население покупает воду у «Ставропольводоканала» по цене 50 рублей за кубометр. Интересный разрыв!

Пока руководители, отвечающие за подачу воды и формирование тарифов, спорили, у меня как у простого жильца многоквартирного дома возникла простая, даже, можно сказать, банальная мысль: если так дорого, то почему ситуация за много лет не изменилась к лучшему?.. Получается, именно население оплачивает потери, которые происходят из-за худых водопроводов? И вот уже как минимум второй десяток лет на такого рода заседаниях говорят об изношенности инженерных коммуникаций, необходимости инвестиционных вливаний в отрасль, но воз и ныне там... Но удивляет другое: как при таком подходе водопровод еще работает. Золотой вода становится, пока доберется до крана в каждой отдельно взятой квартире. Водоканалы же занимаются главным образом порывами, то есть ликвидацией аварийных ситуаций.

Что касается Эшкакона, то выходом может стать только «добро» из федерального центра на строительство нового водовода. Своими силами из краевого бюджета есть право латать дыры, потому что водохранилище относится к собственности федеральной. Объект федеральный – значит, есть надежда на помощь из Москвы. А вот как будут решаться аналогичные проблемы в других территориях края – вопрос.

Население опять в предчувствии повышения тарифов ЖКХ во втором полугодии, в том числе на воду. Сколько ее, оплаченной потребителями, уходит в землю? По версии депутата Думы края Александра Сысоева, ставропольцы переплачивают как минимум в два раза. Если бы вся оплаченная вода доходила до адресата, то «на Ставрополье уже образовалось бы Каспийское море». Если всерьез заняться подсчетами, то, видимо, парламентарий недалек от истины. Каждый из нас может вспомнить о многочисленных рукотворных паводках на улицах, например, краевой столицы. Другие города не исключение.

Еще одна версия спасения Эшкакона – передача водоема в концессию. Причем таким вариантом решения проблем стратегического для региона источника питьевой воды уже заинтересовались представители КЧР, куда уходит около 10 процентов поставляемой питьевой воды.

От такого развития ситуации предостерег руководитель территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом Сергей Сушков: «Если заботу о водохранилище возьмет на себя КЧР, то и 10 рублей за кубометр на выходе из Эшкакона покажутся сказкой». Его мнение: великий дар природы ни в коем случае нельзя передавать в частные руки.

Выигрыш от структурной модернизации крайводоканала на востоке и в регионе Кавминвод – лишь малая толика. Похоже, на первый план выходят другие проблемы: как нам бороться с потерями драгоценной влаги, как модернизировать систему подачи воды в населенные в пункты, как сделать, чтобы «Каспийское море» не уходило в землю за наши деньги.

На этом разговор в думском комитете не окончен. К проблеме решено вернуться и даже организовать по весне выездное заседание на водохранилище.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ