Неслучайные чудеса / «Ставропольская правда» от 6 января 2017 г.

Антоний Скрынников – совершенно разносторонний молодой священник

Чудеса все-таки существуют и случаются совсем рядом. В преддверии Рождества мне повезло ближе узнать очень интересного человека – молодого православного священника Антония Скрынникова, миссионера, ученого, писателя, общественного деятеля, настоятеля храма в честь воина Димитрия Донского в Ставрополе, редактора сайта Ставропольской митрополии, руководителя двух отделов епархии – по делам молодежи и миссионерского, члена общественного совета ГУВД по СК, следственного комитета СК, минюста СК... А также кандидата наук, любимого мужа Анны, любящего отца четырехлетнего сынишки Никиты.

Честно говоря, с трудом могла себе представить человека, способного управиться со столькими – и немалыми – обязанностями. К тому же человека, отнюдь не отягощенного грузом лет, отцу Антонию всего 32 года! А сколько ему удалось и удается сделать – хватило бы на пятерых.

По слову пастыря

Его дорога к храму была удивительной – случайно-неслучайной. Он жил тогда с мамой Ольгой Анатольевной в родном городе Элисте. До 16 лет был далек от церкви, как многие сверстники, что было, в общем-то, типично для того времени. И вот однажды Антон оказался у храма, ждал человека, а к нему подошел сам епископ Элистинский и Калмыцкий Зосима, поинтересовался, что паренек здесь делает. Разговорились, а потом владыка неожиданно предложил: приходи завтра, будешь помогать на службе. Так же неожиданно для самого себя Антон согласился, правда, признался, что еще не крещен. Да и не знал ничего о сути богослужения. Владыку это не смутило, вопрос о крещении был быстро решен. Видимо, что-то очень важное смог разглядеть в пареньке архиерей.

– Сейчас понимаю, что то был промысел Божий, – размышляет отец Антоний. – Человек светский может сказать: совпадение, случайность... Но я-то уверен, что, если бы тогда владыка просто прошел мимо, возможно, и вся жизнь моя сложилась иначе. А владыка проявил такое участие, и я стал ему искренним помощником.

Удивительным было все: и отеческое внимание епископа к абсолютно незнакомому юноше, и то, как быстро и органично вошел Антон в особый мир жизни церкви. Хотя родственники и друзья поначалу восприняли это как новое увлечение. Оказалось, судьба. И когда уже стал студентом Северо-Кавказского технического университета, избрав новую для вуза специальность «социология», Антон сохранил в себе желание продолжать делать полезное для церкви. По благословению тогдашнего владыки Гедеона он организовал молодежный православный клуб, собрал группу студентов, тянувшихся к вере. Старались организовать встречи неформально, собирались не просто поговорить, а приглашали и священников, и много других интересных людей – известных спортсменов, деятелей культуры, историков-краеведов, путешественников, вместе совершали различные паломнические поездки. Клуб существует до сих пор, уже с новыми поколениями студентов. А владыка Феофан в 2005 году поощрил его работу недельной поездкой в Иерусалим.

Миссия – каждый день

С момента воцерковления Антона не оставляла мысль о священническом служении. Но сначала хотел узнать жизнь полнее, побыв светским человеком, понять, как устроен мир. После окончания университета какое-то время работал журналистом, много ездил по Кавказу, сотрудничал с рядом изданий. Это была отличная возможность посмотреть на регион своими глазами, самому пообщаться с жителями кавказских республик, в том числе со священниками храмов в этих республиках. Накапливался профессиональный, житейский опыт, и вера поддерживала его всегда.

Священнический сан принял в 2009-м в Элисте, рукоположил его архиепископ Зосима, потом был год служения в храме города Сочи, после чего вернулся в ставший родным Ставрополь. Заступивший на кафедру владыка Кирилл предложил ему, имеющему опыт журналистской работы, стать главным редактором сайта митрополии. Так что теперь приходится совмещать несколько ипостасей. В стадии строительства храм в военном городке Ставрополя, он будет двухпрестольным: верхний в честь воина Димитрия Донского, нижний в честь Спиридона Тримифунтского. Кроме того отец Антоний служит в часовенке великомученицы Варвары при строительном техникуме – вот еще один канал связи с молодежной аудиторией, которая ему так близка.

– Мне всегда была интересна миссионерская работа: передать другим то, что тебе дорого, – поясняет отец Антоний. – Кто-то предпочитает новости об очередной распродаже и удешевлении товаров, но с точки зрения вечности это ничто. Люди зачастую делятся с друзьями и соседями мелкими, ничего не значащими новостями, а о главном, духовном, словно стесняются сказать.

По сути же, мне кажется, все многочисленные обязанности собеседника и есть миссионерская работа в разных ее проявлениях. Недаром, видя участие священников в тех или иных мероприятиях, мы воспринимаем их именно как представителей церкви... Но ведь представительством дело не ограничивается. Миссия, считает отец Антоний, по большому счету, безгранична. Например, он регулярно пишет в соцсетях, а там довольно большая аудитория, и каждое его сообщение – та же проповедь, в этом его интернет-миссия. А свои книги он бесплатно раздает в школах, вузах и других аудиториях. По благословению владыки два года подряд ездил в Бирму, проповедовал жителям Юго-Восточной Азии, желающим принять православие (об этом – ниже).

Конечно, главная интернет-миссия – епархиальный сайт как источник всевозможной информации о жизни церкви. В ежедневном составлении основного контента помогают сотрудники информотдела епархии – редакции газеты «Благовест», пресс-службы, телестудии. Присылают новости и приходы из районов края, порой приходится редактировать до 150 сообщений в месяц. Бывает, описываемое событие уже устарело или не столь значимо. Отец Антоний сам занимается и техническим размещением, не видя в этом никакой сложности при нынешнем уровне программ. Недавно на сайте появилась новая рубрика «Задать вопрос архиерею»: не всегда люди могут специально приехать в Ставрополь, да и владыка часто занят, теперь же вопросы ему можно задать напрямую, митрополит Кирилл сам их читает и отвечает, отец Антоний размещает на сайте.

Сектанты – народ хитрый

С первого же курса университета Антона заинтересовала тема сектантства. Тогда студентам удалось создать Северо-Кавказский правозащитный центр, помогавший тем, кто хотел выйти из сект или вышел, но подвергался преследованиям. Ребята из центра выступали с лекциями в ставропольских вузах. И тема эта до сих пор остается важным направлением его нынешней работы. Это со стороны она может показаться не столь актуальной, как еще несколько лет назад, когда разного толка сектанты чуть не толпами бродили по городам и весям...

– Визуально их стало действительно меньше, они просто сменили методику и практику, «работают» на оживленных улицах, где больше охват народа, это международная их практика, – поясняет отец Антоний. – С улицы ушли в Интернет, на каком только сайте их нет, выбирают самые массовые... Мы же не устаем подчеркивать, что боремся не с отдельными представителями той или иной секты, а с формированиями, жертвами которых те стали. Все это, по сути, корпорации коммерческого толка.

Среди наиболее многочисленных сект, действующих сегодня на Ставрополье, отец Антоний выделяет Свидетелей Иеговы, которых уж точно не стало меньше, они и по поликлиникам по-прежнему ходят, и в Интернете активизировались. На втором месте – движение неопятидесятников, включающее сотни мелких сект, имеющих разные финансовые интересы (Исход, Новое поколение, Слово жизни и т. п.), но объединенных названием и идеологией. Любопытно, что именно неопятидесятники были ударной силой первого Майдана на Украине. На третье место можно поставить неоязычество, или родноверие, потенциально способное стать проблемой номер один в современном обществе. Это чаще всего учащиеся ПТУ, далеко не университетская молодежь, причем, как правило, физически весьма крепкие люди, посещающие спортзалы. При этом позиционируют себя патриотами, ищут, так сказать, «исконные» корни...

– Да, они играют на этой теме, активны в интернет-среде, ненавидят православие, и для кого-то родноверие становится прямым путем в ваххабизм, о чем говорит пример многих исламистов. Это весьма опасная экстремистская среда, мы знаем имена ставропольцев, под влиянием секты уехавших воевать на Украине на стороне карательных батальонов. Еще в крае имеет место, увы, «русский ваххабизм», куда попадают славянские женщины и девушки, не вызывающие у спецслужб таких подозрений, как женщины в исламском облачении. Им легче пронести взрывчатку... Мы привыкли думать, что запрещенная в России группировка ИГИЛ где-то далеко, на самом деле – нередко на расстоянии вытянутой руки. Активная вербовка русскоязычных игиловцев призвана постоянно пополнять их ряды.

О результатах этой работы священнику говорить, конечно, сложно: никакие «замеры» тут невозможны. Но есть конкретная цель – профилактика. В конце декабря отец Антоний побывал в десятках школ четырех районов, беседовал со старшеклассниками о сектах. Он уверен: если сейчас, пока эти ребята еще школьники, в их селах нет сектантов, но завтра они приедут в города учиться в вузах и колледжах, и тогда его беседы могут им пригодиться. За последние десять лет лекции Антония Скрынникова услышала не одна тысяча человек, и в жизни многих они обязательно сыграют свою роль. Прежде всего не позволят попасть в секту. По благословению владыки в епархии готовится большой тираж листовок, раскрывающих суть движений Свидетелей Иеговы и неоязычников. Словом, работа эта комплексная, многоаспектная. Приходится еще и постоянно отслеживать ситуацию, ведь секты имеют поразительную способность возникать из ничего, а сектанты – хитрый народ: все, что нужно, – арендовать подвал, повесить красивую вывеску по возможности привлекательного характера, чаще всего коммерческого, спортивного, экологического, общественного. К примеру, в станице Темнолесской одно время секта действовала под маркой... крестьянско-фермерского хозяйства.

Мир смотрит на православие

Лекции отца Антония слушают не только на Ставрополье, а теперь уже, можно сказать, по миру. И зарубежные командировки давно стали для него привычным, хотя, конечно, ответственным делом. В этом году участвовал в большой международной конференции в Болгарии, где представители всех православных церквей обсудили, в частности, и тему ваххабизма в России и Европе. Оттуда сразу поехал в Мюнхен по приглашению тамошнего храма Русской православной церкви за границей, читал лекции по творчеству Льва Толстого: отношения классика с церковью до сих пор остаются весьма обсуждаемыми и спорными. Зовут его и православные общины прибалтийских республик. И уж совсем экзотичными стороннему взгляду могут показаться поездки русского священника в Юго-Восточную Азию. Вот уже два года подряд по благословению митрополита Волоколамского Иллариона, главы отдела внешних церковных связей Московского Патриархата и митрополита Ставропольского и Невинномысского Кирилла отец Антоний посещает Бирму (второе название – Мьянма). Дело в том, что местная группа христиан-баптистов, чинийцев по национальности, захотела принять православие.

– Несколько лет назад их пастор Томас учился в Швейцарии в экуменической школе, где впервые близко узнал православных христиан, общался с ними, а вернувшись домой, написал письмо в Москву с пожеланием перейти в православие, – рассказывает отец Антоний. – Он объявил об этом своей пастве, и часть общин пошла за ним. Знаете, мне невольно вспоминается Великий князь Владимир, который крестил Русь. Он так же обратился к своим подданным, и они сказали: если ты считаешь, что это хорошо, то мы тебе доверяем. И Томасу его паства поверила, даже не зная, что такое православие!

Отец Антоний почти ровесник с пастором Томасом, которому 35 лет, и чувствуется, что этот удивительный священник очень симпатичен моему собеседнику. Они, естественно, о многом успели переговорить: Томас (а теперь уже православный христианин Фома) рассказывал, что его не устраивало в европейском христианстве – чрезмерный расцвет «либерализма», появление женского священничества, рукоположение гомосексуалистов, венчание однополых пар и т.п. Все это подвигло выучить русский язык, несколько лет учиться в церковной аспирантуре.

Бирма произвела впечатление неизгладимое. Страна в некотором смысле застряла по уровню развития глубоко в XVI-XVII веках. Если столица и несколько городов более-менее современны, то в деревне тяжелый монотонный физический труд, отсутствие света, газа, воды, газет, денег. Население – беднейшие крестьяне, выращивающие рис, бананы, ухаживающие за скотиной. Приезд русского человека стал для них настоящим чудом.

– В одной деревне до нас никогда не видели белого человека, – отец Антоний и сегодня словно не верит сам себе. – И для меня это было шоком, я уж думал, что на земле нет таких мест, но оказалось, что высоко в горах Бирмы такие места есть. Встречавший нас старейшина просто расплакался и через Томаса пояснил, что за свои 85 лет впервые видит белых. В детстве родители ему об этом рассказывали, но он думал, что это выдумка... Потом попросил разрешения потрогать нас. Невероятное ощущение, когда тебя трогают, пытаясь понять, есть ли ты на самом деле!

В этой деревушке живут двести человек, все они там родились, вокруг еще ряд мелких деревушек поблизости – вот весь социум этого человека. Нам это кажется страшным, а они так живут, для них это естественно. С одной стороны, было жаль этих людей, но с другой – они находятся в естественной для себя среде, бирманцы считают, что весь мир живет так же, как они. В общем, счастливые люди, потому что не знают, что на самом деле происходит. Понятия не имеют о России. И расспрашивали по-своему: водятся ли у нас волки, у них там много...

Как власти страны воспринимают внедрение новой веры? Вообще-то, им не до этого – Бирма раздираема гражданской войной, часть районов недоступна... Задачей отца Антония было, во-первых, увидеть этих людей, пожелавших стать православными, понять, какая форма миссии там возможна. Привез туда литературу на английском, поскольку на бирманском православных изданий, конечно, нет.

Среди зарубежных маршрутов отца Антония прошлых лет – Словения, Великобритания, Кипр... В этом году было приглашение русскоязычного православного прихода в Мельбурне, но власти Австралии почему-то отказали в визе...

О таинстве и Жизни

Немаловажной точкой приложения сил остается для отца Антония наука, впрочем, тоже близкая его повсе-дневной профессиональной деятельности. Не так давно, минувшим летом, защитил кандидатскую диссертацию по теме «Социокультурная динамика процессов информатизации в современном обществе». И уже думает над докторской, возможно, по психологии. Пользуются спросом и книги А. Скрынникова. В составлении ряда учебных пособий он выступал в соавторстве с другими священниками. Есть и три своих – «Карманные записки молодого священника», «Таинство венчания», «Ответы вопрошающим». Собственно, уже из названий видно, что все связаны с практикой священнического служения. В том числе и следующая, четвертая, которая будет посвящена таинству смерти.

– Заметил, что современные люди как-то гипертрофированно боятся смерти, – размышляет отец Антоний. – Безусловно, мы, христиане, тоже не хотим просто взять и умереть, но мы понимаем, что есть гораздо более важные вещи – жизнь наших близких, наших детей, наша вера, наше Отечество, все то, за что можно отдать свою жизнь. Христианин осознает: смерть – не конец, а иное начало жизни. Естественно, каждому из нас хотелось бы больше побыть здесь, что-то успеть сделать, но и воспринимать смерть как фатальное, непреложное зло неправильно. Есть жизнь после смерти, об этом хочется поговорить со своим читателем...

Тема, конечно, необъятная, сложная. Ею много занимались русские литературные классики. Отец Антоний в последний год активно углубился в творчество Льва Толстого, вокруг фигуры писателя много мифов, которыми оперирует часть либеральной интеллигенции и атеистов, утверждающих, что его отлучили от церкви. На самом деле нельзя отлучить от церкви того, кто в ней не состоит. И Льва Николаевича никто не отлучал, было определение Священного синода с констатацией факта: сам Толстой говорит, что он не христианин. Да, он был религиозным человеком, несомненно, ищущим, но принял ли он покаяние перед кончиной, в котором бы говорилось о желании примириться с Богом, до сих пор не ясно. Документов о последних минутах его жизни не найдено. Зато есть его прижизненные письма, где он хулит Богородицу и Евангелие. Известен «перевод» Толстым «Четвероевангелия», которое он, по сути, отредактировал, исходя из собственных воззрений. Что ж, гении тоже могут заблуждаться. И если человек гениален, это не значит, что он всегда прав...

Что я подарю Христу?

В нашем восприятии тайна смерти неотделима от тайны рождения. А величайшая тайна Рождества Христова совершенно особая. Отец Антоний с сожалением констатирует: в современном обществе, особенно на Западе, Рождество стало ассоциироваться прежде всего с распродажами товаров, скидками и т.п. А суть Рождества – кто родился и почему это отмечают – уходит на второй-третий план... Святой Николай трансформировался в рождественского деда, приносящего подарки. Но для христианина Рождество – замечательный повод подумать: что я могу подарить родившемуся Христу? Не в том, разумеется, смысле, сколько денег человек потратил в храме, хотя дело это бого-угодное.

– Часто спрашивают: где же Бог, если в мире столько насилия? Но если бы Господь каждый раз являлся бы политикам, депутатам или уличным драчунам, выходило бы, что весь мир – что-то вроде театра марионеток... Господь дал нам величайший дар – свободу воли: мы можем, условно говоря, начать войну, а можем делать что-то доброе. Так и с Рождеством: один может напиться и подраться, а другие постараются быть более милосердными к окружающим, нуждающимся.

Часто в нецерковной среде поднимается вопрос несовпадения рождественских дат у католиков и православных. А ведь главное не конкретное число, самое важное, что мы вспоминаем событие рождения Христа, которому волхвы принесли в дар смирну, ладан и золото, а мы приносим добрые дела.

Отец Антоний встречает Рождество, как и положено священнику, на службе в храме. Пока еще это происходит в приспособленном вагончике на территории строящегося храма. Никогда не забыть ему самую первую Рождественскую службу: вдруг в вагончике сломался электрогенератор. А уже глубокая ночь, электрика искать нереально... Но это был лучший праздник его в жизни, как и в жизни всех прихожан. Было зажжено большое количество свечей, лампад, народу набилось много, даже без батарей жарко.

– Возникло ощущение, что мы и на самом деле служим в том самом вертепе Христа Младенца, где две тысячи лет назад так же не было света, горели лишь лампады, было сыро и прохладно... В общем, я был просто счастлив, что этот генератор сломался! И такое чудо с нами произошло, – улыбается батюшка своим воспоминаниям.

Скорее всего, на следующее Рождество отец Антоний будет служить не в вагончике, а в здании приходского духовно-просветительского центра, которое появится прежде самого храма, зато там будут и спортивный зал, и библиотека, и учебные классы. Архитектура храма гораздо сложнее и дороже... Хотя стройка идет своим ходом. Так называемого генерального спонсора нет, но есть соратники, помогающие стройматериалами и многими другими необходимыми вещами. Они вместе трудятся над общим рукотворным чудом, и кажется, сам этот процесс даже важнее будущего результата.

http://www.stapravda.ru/20170106/antoniy_skrynnikov__sovershenno_raznostoronniy_molodoy_svyaschen_99288.html
Антоний Скрынников
Антоний Скрынников
Фото из архива отца Антония Скрынникова
Выбор читателей
Что для вас является главным источником новостей?


Сообщение об опечатке


Тут Вы можете оставить комментарий

Сообщение отправлено

Мы благодарим Вас за небезразличие к нашему проекту!

Приём опечаток

На сайте используется система приёма сообщений об опечатках.

Заметили досадную опечатку? Просто выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, и мы исправим её в ближайшее время!