В рамках нашей правовой рубрики мы неоднократно обращались к теме гуманизации уголовного законодательства, в том числе и в отношении предпринимателей. Государство настойчиво пытается искоренить тенденцию, когда экономические споры разрешаются с помощью незаконного уголовного преследования.

И определенный результат есть. В частности, председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев недавно констатировал, что число дел по уголовному преследованию предпринимателей год от года снижается. В 2010 году было осуждено 8 тысяч человек, в 2015-м – уже 2 тысячи. И при этом далеко не все из них получили реальные сроки.

Минимизировать практику лишения свободы по экономическим преступлениям, по оценкам юристов, поможет и недавнее постановление Пленума Верховного суда РФ. По сути, оно делает недопустимым арест предпринимателей по формальным основаниям, делится мнением Роман САВИЧЕВ, возглавляющий одно из крупнейших в нашей стране «Юридическое агентство «СРВ».

– Безусловно, предприниматели, как и все остальные, должны соблюдать закон. Но реалии таковы, что нередко бизнесмены оказываются под следствием без серьезной вины. Из практики агентства «СРВ» могу привести множество подобных примеров, – рассказывает Р. Савичев. – Потому высшая судебная инстанция подготовила очень актуальный документ, содержание которого сводится к тому, что обвиняемого в экономическом преступлении предпринимателя брать под стражу нельзя. Суд, по большому счету, выделяет бизнесменов в качестве особых субъектов уголовно-правовых отношений, для которых предусмотрена отдельная защита со стороны государства.

Напомню, что шесть лет назад Уголовно-процессуальный кодекс пополнился соответствующими нормами, которые должны были оградить предпринимателей от незаконного давления. Речь шла о том, чтобы не лишать свободы тех, кто подозревался в мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности, присвоении или растрате денежных средств, а также причинении ущерба путем злоупотребления доверием. Кроме того, арест не должен применяться к фигурантам дел о незаконном предпринимательстве, незаконной банковской деятельности, легализации денежных средств, приобретенных другими лицами преступным путем, ограничении конкуренции и некоторых других.

Но применение этих норм на практике показало, что они нуждаются в разъяснениях. Ведь суды продолжают отправлять бизнесменов за решетку. Да и нередки ситуации, когда правоохранители стараются (и у них это получается!) обойти запреты, просто игнорируя, что обвиняемый является предпринимателем, или не замечают в преступлении экономической подоплеки. Понятно, что переквалификации коммерческих преступлений в простое мошенничество позволяет следствию давить на бизнесменов. И, к сожалению, этим могут откровенно пользоваться бизнес-противники, желающие разорить конкурента: пока следствие разбирается и предприниматель сидит под арестом, его бизнес разваливается. А дело в итоге может и до суда не дойти. Та же схема порой применяется и для захватов предприятий.

Итак, в первую очередь Верховный суд настаивает на том, что нужно разграничивать ситуации, возникающие в обычной предпринимательской деятельности, и преступления, направленные против экономических интересов государства, общества, коммерческих организаций и т.д. Фемида напоминает, что предпринимательство направлено на получение регулярной прибыли и всегда связано с риском. Именно им и могут быть продиктованы аферы, на которые решаются владельцы своего дела. Тем не менее «предпринимательские» преступления, как правило, носят имущественный характер и являются ненасильственными. И как раз этот момент не надо игнорировать, настаивает суд в постановлении. Причем участники пленума наконец приняли четкую формулировку понятия «преступление в сфере предпринимательской деятельности». Таковыми считаются «совершенные индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией».

Признаюсь, для юристов несколько неожиданным стало положение о том, что прошлое не может играть против человека. Речь идет о запрете лишать свободы бизнесмена, у которого уже были проблемы с законом.

Другое важное разъяснение касается уголовной статьи «Мошенничество». Здесь Фемида еще раз напомнила: по ней правоохранителям запрещено возбуждать дела против предпринимателей без заявлений от потерпевших. Получается, нет жертвы – нет преступления. Документ подробно прописывает, кто и в каких случаях должен писать заявление.

Пленум также гуманно посчитал, что человек может быть освобожден от уголовной ответственности даже при неполном погашении ущерба. Правда, при условии, что он действительно раскаялся, примирился с потерпевшим и уплатил назначенный судом штраф. При этом появилась новая оговорка о том, что возместить ущерб с согласия обвиняемого может какое-то другое лицо, в том числе организация.

К слову, будет усилена ответственность должностных лиц правоохранительных органов. Соответствующий закон по инициативе главы государства рассмотрела Госдума. В Уголовном кодексе появился новый состав преступления: незаконное возбуждение уголовного дела, совершенное в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекшее прекращение предпринимательской деятельности или причинение крупного ущерба. За это может грозить наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет.