На традиционной ежегодной большой пресс-конференции Президент России Владимир Путин общался с аудиторией больше четырех часов. Мог бы общаться во много раз дольше, ибо ответить удалось на ничтожную часть заготовленных вопросов. Впрочем, далеко не все вопросы стоили того, чтобы на них отвечал президент.

Ставрополье, находящееся на Северном Кавказе, традиционно попадает в прицел разного рода экстремистских организаций. Расчет на молодых, среди которых в нашем крае уже есть жертвы чуждой пропаганды, это молодые люди, уехавшие воевать на стороне запрещенной в России организации ИГИЛ, в СМИ также часто называемой Исламским государством. Армина Айрапетян от портала «Кавказ сегодня» обратилась с наивным предложением к главе государства запретить СМИ так называть террористическую организацию: террор никакого отношения не имеет к исламу и государству. Ответ был коротким: «Разве вам можно что-нибудь запретить? Впрочем, согласен, что не стоит ставить ислам и терроризм в один ряд».

На Северном Кавказе это понимают хорошо. Регион многоконфессиональный, где в том числе и мусульмане хорошо понимают, как важно разделять эти понятия. Главное, видимо, не в названии, а в том, чтобы предпринять все меры, чтобы юные умы не были подвержены враждебным пропагандистским атакам. И помимо духовно-нравственного проблема имеет и экономический аспект. Если молодой человек имеет возможность найти по душе и работу, и досуг, то в этом случае и база для вербовщиков станет с течением времени сокращаться, как шагреневая кожа.

В каком состоянии находится российская экономика, интересовало представителей СМИ в первую очередь. Статистика свидетельствует, что по сравнению с 2015-м спад ВВП по итогам года нынешнего сократился на 0,5-0,6 процента. Правда, эта тенденция отмечена пока не во всех отраслях. Но что приятно, учитывая специфику нашего края, в первую очередь в агропромышленном комплексе. Судя по краевым показателям, наш вклад в общероссийские закрома существенен.

Президент был оптимистичен: инфляция снижается, и в новом году будет уверенно меньше 6 процентов. К сожалению, официальные цифры не вполне стыкуются с реалиями. Ставропольцы – речь не об успешных бизнесменах – вынуждены в большинстве своем сокращать расходы на отдых, досуг. На первое место выдвигаются проблемы выживания.

Из того, что радует, Владимир Путин назвал снижение оттока капитала, рост реальной заработной платы (к сожалению, не все кошельки ощущают дополнительную тяжесть дензнаков), сохраняются положительные тенденции в демографии.

Чтобы изменить структуру экономики, Правительство РФ в течение многих лет предпринимает шаги, связанные с льготированием некоторых отраслей. Создаются территории опережающего развития и экономические зоны с особым налоговым режимом. Многие отрасли уже сегодня конкурентоспособны. Пока они выглядят как точки роста, но на некоторых направлениях мы являемся лидерами — в ядерной энергетике, ракетно-космической сфере, военных технологиях. «В общем и целом, я считаю, что только руки опускать нельзя. Наоборот. Я убежден, что мы будем лидерами по многим направлениям и сохраним это лидерство на многие десятилетия. Нам нужно вписаться в новые тренды современной технической революции. У нас есть все шансы».

Не обошлось и без обсуждения разъедающей страну коррупции. Журналисты считают, что часто большие коррупционные дела превращаются в имитацию. «То, что люди в правоохранительных органах могут совершать тяжелые правонарушения, ничего удивительного нет, – отметил В. Путин. – Это происходит, и не только у нас». Что касается одного из последних скандалов, связанных с высшим эшелоном власти, Владимир Путин сказал: «Я с Улюкаевым не разговаривал. Разберется суд, но того, что я знаю, для утраты доверия достаточно. Во что это выльется, рассмотрим по завершении рассмотрения дела в суде».

Что касается бюджета, правительство сегодня исходит из самого консервативного сценария, то есть из цены нефти 40 долларов за баррель. На исполнение социальных обязательств деньги «полностью заложены», в том числе на выполнение майских указов президента 2012 года. Основная статья экономии придется на раздел «Национальная оборона». Но это не отразится на планах по укреплению обороноспособности страны. Пакеты госпредприятий, в том числе «Роснефти», продаются не потому, что не хватает денег на бюджетные расходы, а чтобы улучшить структуру экономики. Деньги по сделкам перечислены полностью.

Близкая к Ставрополью великая стройка – возведение Керченского моста – будет, по оценке президента, способствовать в том числе и развитию российско-украинских связей в будущем. Многие ставропольцы сегодня, по сути, оказались отрезаны от родственников, проживающих в соседнем государстве. Надежды на улучшение отношений есть. Вопрос: когда?

Много было спрошено и сказано о прошедших в США президентских выборах. «То, что часть избирателей республиканской партии поддерживают российского президента, я даже не принимаю на свой счет. Это значит, что часть этого населения имеет общие представления с нами о том, как следует развиваться миру», – отметил президент.

Проблема долгов по кредитам. Позиция президента следующая: только пять субъектов Федерации нуждаются в особой поддержке, но в целом проблема задолженности регионов серьезная. В 2016 году на перекредитование должников из бюджета выделено 380 миллиардов рублей. Бюджетные кредиты — это выход и для Ставрополья в том числе. Но ответственность за финансовую ситуацию с власти на местах не снимается.

Интересовались журналисты планами на выборный 2018 год. Ответ был ожидаемым: «Я посмотрю, что будет происходить со страной. Тогда будет смысл говорить об участии моем или неучастии в президентских выборах».

Иркутская область прославилась на днях не лучшим образом. История о настойке боярышника, ставшей причиной смерти десятков людей, прогремела на всю страну. Планируется ли в связи с этим борьба с алкоголизмом как социальным злом? По мнению президента, иркутская трагедия ужасна. Бороться с алкоголизацией населения следует. Но не мерами запретительного характера.

Редактор детского журнала транслировал вопрос своего читателя Саши Аксененко восьми лет, увлекающегося роботами. «Какого робота вам не хватает в Кремле?» – спросил мальчик. Роботы нужны на производстве. Для работы с людьми, по словам В. Путина, технологическое чудо не востребовано.

Да, пожалуй, роботы в Кремле ни к чему, как и в любой властной структуре. И без того у нас много случаев нечеловеческого отношения к человеческим проблемам.