В связи с Днем работника уголовно-исполнительной системы (УИС) Ставропольского края – он отмечался 12 октября – на наши вопросы отвечает начальник УФСИН России по СК полковник Владислав Никишин.

– Владислав Геннадьевич, кто работает в УИС? Сотрудник уголовно-исполнительной системы, какой он?

– Во-первых, это профессионал своего дела. Здесь нет случайных людей, а если таковые люди все же появляются, надолго не задерживаются. Профессиональная подготовка, хорошее здоровье и твердые моральные устои – вот наши три кита. Среди наших сотрудников есть победитель чемпионата Европы по рукопашному бою, победители всероссийских спортивных соревнований, мастера спорта, некоторые занимаются творчеством – пишут стихи и прозу, издают свои сборники, занимаются научной работой. Так сложилось, что не все работники уголовно-исполнительной системы носят погоны. У нас есть так называемые вольнонаемные работники, которые также вносят свою лепту в общее дело.

– А насколько, на ваш взгляд, служба в уголовно-исполнительной системе привлекательна для молодежи?

– Сегодня пенитенциарные учреждения края выглядят достойно, служба у нас становится престижной. Молодых сотрудников привлекает стабильная заработная плата, перспектива профессионального роста, возможность раннего выхода на пенсию. У нас вполне реально решить жилищный вопрос. К этому можно прибавить бесплатное медицинское обслуживание, льготный проезд, отпуск, который увеличивается от выслуги лет.

У нас существует и институт наставничества. За молодым специалистом закрепляется опытный сотрудник, который на первых порах оказывает ему квалифицированную помощь.

– Несомненно, службу вашу легкой не назовешь. Она влияет на сотрудников? И можно ли бороться с профессиональной деформацией?

– Именно сотрудникам уголовно-исполнительной системы больше, чем кому бы то ни было, приходится иметь дело с преступниками. Специфика нашей деятельности, в том числе и необходимость вступать во взаимодействие с правонарушителями, конечно, содержит в себе элементы отрицательного воздействия на личность. Но, для того чтобы избежать негативных последствий, у нас есть штат психологов, которые работают с сотрудниками. В качестве психологической разгрузки мы проводим для личного состава конкурсы творчества, профессионального мастерства, конкурсы «Виват, офицеры!» и «Мисс УИС», спартакиады, экскурсии и походы. Все это не только отвлекает от негативных сторон службы, но и способствует укреплению отношений внутри коллектива.

– А что вы не потерпите в сотрудниках?

– Предательство. Не скрою, есть и такие сотрудники, которые преследуют свои личные интересы, вступают в неслужебные связи с осужденными. Соблазн велик. Но у нас есть отдел собственной безопасности, который выявляет и пресекает попытки коррупционной деятельности.

– Владислав Геннадьевич, осужденные отбывают наказание за преступления, нарушение прав граждан. А как обстоит дело с соблюдением прав их самих в стенах исправительных учреждений?

– Права осужденных, закрепленные законом, являются законом и для нас. Исправительные учреждения и следственные изоляторы регулярно посещают представители общественных правозащитных организаций, прокуратуры, краевого правительства. Они проверяют коммунально-бытовые и медико-санитарные условия содержания, интересуются, чем кормят, предоставляется ли юридическая помощь в следственных изоляторах, которая положена по закону.

– А как обстоят дела с еще одной важной проблемой – импортозамещением? Как известно, в ставропольских колониях развернуто большое производство...

– Сегодня производственный сектор уголовно-исполнительной системы края – это восемь центров трудовой адаптации осужденных и лечебно-производственная мастерская. Объем выпущенной продукции и оказанных услуг с начала года составил 262 миллиона рублей. Это и швейная продукция, и изделия из металла и дерева, строительные материалы, продовольствие.

Мы имеем в распоряжении более 11 тысяч гектаров земли, на которых выращиваются зерновые, овощные и технические культуры. Часть из них идет на питание осужденных, технические культуры используются для нужд животноводства. Нынче мы собрали высокий урожай зерновых – около 10 тысяч тонн, из которых 95 процентов пшеница. Часть пшеницы реализована сторонним потребителям. Развиты животноводство и птицеводство. К примеру, на базе ИК-4 у нас есть участок по выращиванию цыплят и содержанию кур-несушек, рассчитанный на 6720 птицемест. Ежегодный объем производства мяса птицы составляет 250 тонн. В планах – на базе исправительной колонии № 7 организовать линию по выпуску питьевой и газированной воды, что позволит создать дополнительные рабочие места для осужденных.

– То, что осужденные трудятся на производстве, несомненно, способствует их исправлению и дальнейшей ресоциализации в обществе. А что еще есть для них?

– Много чего есть. Расскажу только об одном направлении. Сейчас в исправительных учреждениях края функционируют 8 общеобразовательных школ и 4 учебно-консультационных пункта, в которых обучаются 1299 осужденных. Также любой осужденный может получить среднее профессиональное образование, на выбор мы предлагаем 13 рабочих профессий. Более того, желающие могут получить и высшее образование, к примеру, на сегодняшний день семь осужденных дистанционно обучаются в высших учебных заведениях.

Мы также тесно наладили связь с религиозными организациями. Представители православного и мусульманского духовенства проводят религиозные службы в храмах и мечетях на территории учреждений, беседуют с осужденными. Все это способствует позитивному изменению в нравственных ориентирах осужденных, укрепляет желание вернуться к законопослушной жизни после освобождения.