Уроки истории / «Ставропольская правда» от 14 октября 2016 г.

Казачий род Толмачевых из Новоалександровска – история семьи, малой родины и казачества

Выходец из казачьего рода Юрий Иванович Толмачев в настоящее время живет в Ставрополе, но в Новоалександровске, бывшей станице Новоалександровской, бывает часто. Очередной повод приехать на малую родину – открытие мемориальной доски в честь казачьего генерал-майора Ильи Тимофеевича Толмачева, одного из сыновей его прадеда, который был первым атаманом станицы Новоалександровской, – Тимофея Дорофеевича Толмачева.

Чтобы восстановить историю потомственного древа Толмачевых, Юрий Иванович, ныне подполковник в отставке, три года изучал архивные документы, которые запрашивал из Краснодара, Ставрополя, Армавира, в том числе из закрытых архивов ФСБ и МВД. Накопился достаточно большой том разного рода исторических документов, из которых можно много почерпнуть не только о семье Толмачевых, но и об истории станицы Новоалександровской.

Судьба деда Юрия Ивановича, Тимофея Григорьевича Толмачева, в чем-то схожа с судьбой литературного героя Михаила Шолохова – Григория Мелехова. В 1900 году из станицы Новоалександровской был призван рядовым в Лифляндский казачий полк. Накануне отбытия на службу бракосочетался с 20-летней Елизаветой Долженко. Дома бывал редко. Служба. Но всякий раз после отпуска из войск в родные пенаты у жены рождался младенец. В 1914 году, уже будучи произведенным в чин вахмистра, попал Тимофей Толмачев на Западный фронт Первой мировой войны.

Налаженная жизнь перевернулась, когда в 1917 году в Санкт-Петербурге произошла революция и власть захватили большевики. Кубанское войско было распущено, и Тимофей остался не у дел. С фронта он вернулся в родную станицу. Захватившим власть большевикам поначалу было не до казаков. О них вспомнили в 1919 году – 24 января вышла известная секретная директива Оргбюро ЦК РКП (б) «Об отношении к казакам», положившая начало красному террору, истребившему, по некоторым данным, более двух миллионов казаков.

В 1920 году из станицы ушли войска генерала Деникина в связи с успешным наступлением Красной армии. Последний атаман станицы И. Валюхов вместе с 18 зажиточными казаками покинул Новоалександровскую вместе с Белой гвардией.

Тимофея Толмачева в станице уважали за справедливый нрав, и неслучайно, как сказано, в архивных документах, в феврале 1920 года «общим собранием коренного и некоренного населения станицы его избрали комиссаром правления». Новая власть – новые названия. Населением сей факт был воспринят как появление нового атамана.

Однако уже через месяц начались реформы. По указанию сверху в пику казачьему управлению были созданы революционные комитеты. В Новоалександровской во главе ревкома поставили проверенного товарища, чернорабочего Вздыхалкина, а Толмачева оставили предревкома, учитывая его знание местной специфики. В октябре казака убили – подло, из засады. Постучали в окошко хаты, сказали, что, мол, горит правление, надо тушить... Оказалось, просто вызвали для расправы. Не получилось у Тимофея Толмачева, служа новой власти, защитить казаков от красного террора. «До сих пор не ясно, кто же убил моего деда, – отмечает Юрий Толмачев. – «Заказчиками» убийства могли быть обе противоборствующие стороны. Поводом для его устранения могла стать полная конфискация имущества, скота и хозинвентаря, проводимая ревкомом по приказу командующего 10-й Красной армией, в которой он по должности не мог не участвовать. Дело в том, что, несмотря на объявленную амнистию (если вернутся обратно, в станицу), ушедшие с деникинцами казаки под предводительством И. Валюхова появились лишь в 1928-1929 годах. Где были все это время, неясно. Известно, однако, что предводитель, последний атаман Новоалександровской И. Валюхов был схвачен ЧК и расстрелян за организацию вооруженного бунта против насильственной коллективизации. Да и судьбы его товарищей сложились не лучше.

Могли организовать убийство деда, по мнению исследователя, и красные. Неслучайно, работая в должности товарища (заместителя) предревкома, Тимофей так и не дождался своего утверждения в должности, оставался исполняющим обязанности. С начальником с красноречивой фамилией Вздыхалкин у Тимофея были принципиальные разногласия относительно жестоких мер, применяемых по отношению к семьям сбежавших казаков. Все-таки оставались на хозяйстве только старики, женщины и дети.

Расстрел из-за угла никем не расследовался. Хотя, казалось бы, ревком должен был бы вступиться за своего товарища. По воспоминаниям станичников, Тимофей Толмачев был уважаемым человеком. Вдова Елизавета пережила мужа на 37 лет и умерла в марте 1957 года. В свое время она родила 13 детей, однако большинство из них умерли в младенчестве, остались в живых только двое. Это отец Юрия Ивановича Иван и его сестра Анна.

Иван, рядовой Красной армии, когда началась Великая Отечественная война, попал в окружение под Вязьмой, но сумел вырваться из капкана и ушел к партизанам в Белоруссию. Никто не знал, что и думать. Семья долго оставалась в неведении – связи не было. А позже, когда наши войска ушли дальше на запад, пришло от отца долгожданное письмо: его оставили восстанавливать разрушенную Белоруссию. Все складывалось хорошо, но домой хотелось больше всего на свете, и в 1947 году Иван вернулся на Ставрополье.

В Ставрополе он работал на прибороремонтном заводе вначале слесарем, а затем дослужился до заместителя директора, не имея при этом высшего образования. Технарь, несмотря на отсутствие специального образования, он был отменный.

А сын его Юрий Иванович пошел по семейной стезе – стал военным. Сегодня – подполковник, уже в отставке. Без дела не сидит. Занимается историей родной станицы, родословной семьи Толмачевых, одной из знаковых семей для нынешнего Новоалександровска. Складывается же так, что в судьбе отдельно взятой семьи отражается, как в зеркале, непростая история малой родины и всего казачества.

На доме, где раньше жила семья Ильи Тимофеевича, сына первого атамана станицы, после реставрации здания будет помещена памятная доска с его именем. С июня 1910 по май 1914 года он командовал 1-м Сунженско-Владикавказским генерала Слепцова полком Терского казачьего войска в чине полковника. В мае 1914 года ему присвоили звание генерал-майора. Это был во всех отношениях незаурядный человек. О революции, которая может случиться в России, он много думал и понимал, что не сможет изменить присяге. Поэтому, после того как его по выслуге лет уволили из ТКВ, эмигрировал с семьей за границу. И по сей день в Новоалександровске этот человек остается единственным казаком, дослужившимся в свое время до чина генерала.

В сентябре 2016 года Юрий Толмачев обратился к главе администрации Новоалександровского района с ходатайством увековечить память своего именитого предка сооружением мемориальной доски на его бывшем домовладении в центре Новоалександровска (сегодня в нем находится ветлечебница). Глава города Игорь Картишко инициативу одобрил. Учитывая историческое значение здания, нынешний владелец его реставрирует, скоро состоится торжественная церемония открытия мемориальной доски в память генерала, верно служившего Отечеству, награжденного орденами Святого Владимира и Святой Анны.

На самом деле это очень важно, когда заслуженным людям воздается должное. Исторические изыскания, которые провел потомок генерала, стали хорошим материалом для будущих казаков, которых сегодня пока называют казачатами. Казачий дух станицы жив. Здесь помнят своих героев. Помнят также и о том, что опасно забывать уроки истории.

http://www.stapravda.ru/20161014/kazachiy_rod_tolmachevykh_iz_novoaleksandrovska__istoriya_semi_m_97235.html
Выбор читателей
Что для вас является главным источником новостей?


Сообщение об опечатке


Тут Вы можете оставить комментарий

Сообщение отправлено

Мы благодарим Вас за небезразличие к нашему проекту!

Приём опечаток

На сайте используется система приёма сообщений об опечатках.

Заметили досадную опечатку? Просто выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, и мы исправим её в ближайшее время!