По аллеям пятигорского парка «Цветник» в лучах заходящего солнца стекаются к Театру оперетты празднично одетые театралы. Сегодня в «Летучей мыши» поет их кумир – заслуженный артист России и Азербайджана Алим Абалмасов. Поет и танцует. Танцует? Ему же за семьдесят! Между тем в знаменитом бурном терцете «За что, о боже мой» он дает фору своим молодым партнерам.

В Пятигорске Алима знают все, от мала до велика! Здесь он учился, и 3-я школа регулярно приглашает своего выпускника на торжества, пополняя его фотографиями школьный музей. Не пропускает он городских праздников – поет на Поляне песен, поет женщинам и воинам в их праздники. Можно залюбоваться его неутомимостью и жизнерадостностью, и жизнь сторицей вознаграждает его памятными событиями.

В школе он увлекся селекцией ветвистой пшеницы и роз (за «белую розу мира» и «красную розу любви» он получил медаль ВДНХ и, к нескрываемой зависти друзей, немецкий велосипед с фарой). Все уже знали: у Алима прямая дорога в сельхозинститут. Но… Было и другое увлечение – школьный драмкружок, где он с упоением пел, танцевал и отбивал чечетку. А впервые увидев в театре музкомедии оперетту «Цыганская любовь», где такие необычные люди создали на сцене праздник, каких он еще не видел, страстно захотел стать таким же кудесником.

Учиться – так в ГИТИСе, напутствовали его в школе. «А там меня сразу остудили, – вспоминает Алим Тихонович. – В мои 17 лет у меня все еще не прорезался голос. И по вокалу я не прошел. Так и вернулся в Пятигорск».

Но таланту всегда помогает ее величество Фортуна. Театр музкомедии открыл балетную студию. «Не петь, так танцевать буду!». И в 1960 году Алим стал солистом балета. Доводилось и в хоре подпевать. И когда в «Холопке» дирижер расслышал его наконец прорезавшийся звучный баритон, ему дали роль в той самой «Цыганской любви», которую он с восторгом слушал в этом же зале.

Призыв в армию не преградил дорогу к искусству. Запевалу в строю и в самодеятельности Алима Абалмасова заметил художественный руководитель ансамбля песни и пляски Бакинского округа ПВО Ю. Петров и перевел к себе, затем в ансамбль Краснознаменной Каспийской флотилии. Вместе с ним с гастролями объездил Алим страну и однажды пел в Пятигорске, в родном Театре музкомедии, где его тепло встретили бывшие сослуживцы и впервые со сцены услышала мама.

Слава не вскружила голову молодому сержанту. Наоборот, постигнув азы музыкальной грамоты, он почувствовал: нужна профессиональная учеба. Но он ведь не отслужил свои три года.

– Попробуй поступить в Бакинскую консерваторию, – решило мудрое командование. – Не поступишь – вернешься, дослужишь.

Представ перед комиссией прямо в военной форме и спев вместо классики песню «Есть на Волге утес», он покорил своим голосом всех. Уже позже понял Алим: армия стала началом его дороги в искусство.

Два баритона учились в консерватории: Алим Абалмасов и Муслим Магомаев. Ранее судьба свела их еще в ансамбле песни и пляски Бакинского округа ПВО. А потом семейные обстоятельства привели нашего земляка в Бакинский театр музыкальной комедии. И он не пожалел об этом. Вспомнив уроки пения (особого в оперетте) и танца (как же без него?), полученные в Пятигорске, Алим легко влился в новый коллектив и со временем стал ведущим солистом театра, исполнив весь венский репертуар. «Классическая оперетта, – считает он, – бывает в работе интереснее, чем иные оперы. Здесь необходимо поддерживать и вокальную, и спортивную форму. Не всякий оперный артист сможет одновременно на одном дыхании петь веселый дуэт и танцевать при этом».

Когда режиссером театра стал Юлий Гусман, поставивший мюзикл «Человек из Ламанчи», А. Абалмасов с огромным успехом сыграл сложнейшую психологическую роль Дон Кихота, из образа которого он каждый раз с трудом выходил. На премьере присутствовали Рашид Бейбутов, Кара Караев, братья Вайнеры. С присвоением ему звания заслуженного артиста Азербайджана после спектакля его поздравил глава республики Гейдар Алиев.

Лихие 90-е, а еще и разгоревшиеся межэтнические конфликты побудили А. Абалмасова на самом пике своей популярности вернуться в

1995 году в родной Пятигорск. Театр музкомедии старательно и успешно преодолевал кризис благодаря переходу на венскую классику, так любимую курортниками, и теперь он стал Театром оперетты. И хотя в 55 лет начинать заново трудно, но помогали родные стены, знакомый репертуар, врожденное трудолюбие. Алим Тихонович быстро снискал уважение коллег и любовь публики. Он старательно шлифовал свой голос, разучивал новые партии, вспоминая слова Юлия Гусмана: «Состоятельность артист доказывает на сцене. Какой ты актер – скажет зритель».

Так случилось, в Пятигорске, как и в Баку, он дебютировал в роли гордого, обаятельного Тассило в спектакле настолько популярном, что за свою творческую жизнь, как он шутит, перетанцевал с двенадцатью Марицами, с шестью из них – в Пятигорске. Одна из любимых ролей Алима Абалмасова – граф Данило в «Веселой вдове», элегантный, остроумный сердцеед, демонстрирующий свои вокальные и танцевальные способности. А в роли Мистера Икс, благородного, но ранимого, артист не скрывает своего преклонения перед легендарным Георгом Отсом. Их голоса и манера исполнения так схожи, что в зале буквально царит «дух Отса». Двадцать лет спектакль, поставленный «под Абалмасова», не сходит с афиши театра. Оба спектакля стали бенефисными в дни юбилеев артиста.

Мастерство перевоплощения с использованием национальных красок артист демонстрирует в ролях благополучного, но тоскующего по семейному уюту мясника Лейзера ( «Скрипач на крыше»), мешковатого, самодовольного купца Микича ( «Ханума»), респектабельного джентльмена Хиггинса ( «Моя прекрасная леди»).

Сегодня свой богатый опыт и знания артист передает студентам музыкального колледжа. Видно, неплохо передает, если его ученики заканчивают затем ГИТИС, академию им. Гнесиных, центр оперного пения Галины Вишневской.

В преддверии 75-летнего юбилея теперь уже и заслуженный артист РФ Алим Абалмасов осваивает амплуа характерного героя. Но в день бенефиса он еще сыграет Айзенштейна в «Летучей мыши», продемонстриует лучшие качества артиста «веселого жанра». А в завершение обязательно споет «Мой путь – моя судьба» Фрэнка Синатры.

…Как-то в парижском ресторане «Максим» в порыве чувств Алим встал и во всю мощь спел «Вдоль по Питерской». Французы аплодировали, просили спеть еще… А он улыбался и думал, что язык музыки и восторга перевода не требует.