Амнистия капиталов продлится в России с 1 июля до конца 2015 года.

Роман Савичев

Роман Савичев

ЗАКОНный интерес

ЗАКОНный интерес

Закон о добровольной легализации капитала с одновременным освобождением от ответственности по ряду «экономических» статей УК РФ на днях подписал Президент России. Документ связан со вступившим в силу 1 января антиофшорным законом, который создает механизм налогообложения прибыли офшорных компаний с крупными активами.

За экспертным мнением по этому поводу мы обратились к Роману САВИЧЕВУ, возглавляющему одно из крупнейших на Юге России «Юридическое агентство «СРВ».

-Бизнесмены смогут доверительно раскрыть налоговикам информацию обо всей своей собственности и за это получить прощение по экономическим преступлениям, с которыми могло быть связано создание и функционирование их бизнеса. Причем закон «завязан» не только на зарубежные активы россиян. Первоначально он действительно рассматривался исключительно как продолжение антиофшорной кампании, но в окончательном тексте речь идет и о российском имуществе, счетах и капиталах, в том числе таких, которые были оформлены на зиц-председателей и так называемые фирмы-прокладки.

Итак, в пределах задекларированного имущества предприниматели единожды освобождаются от ответственности по самым «популярным» профильным статьям Уголовного кодекса. Это уклонение от репатриации денежных средств, уклонение от уплаты налогов и сборов, неисполнение обязанностей налогового агента, сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов. Санкции же по ним, к слову, в нашей стране доходят до пяти-шести лет лишения свободы.

Звучат мнения, что амнистией капитала воспользуются как минимум несколько тысяч человек, у которых могут быть потенциальные проблемы с правоохранителями. Легализовать не удастся только активы откровенно криминального происхождения.

Обо всем, что нажито непосильным трудом, например, в «лихие» девяностые, можно рассказать в специальных декларациях, не опасаясь получить штраф или срок. Сведения будут налоговой тайной, и они не могут быть истребованы никем, кроме самого декларанта. Возбудить дело на их основе будет нельзя.

Закон, на мой взгляд, достаточно оригинальный: он не предполагает обязательного возврата средств в Россию и уплату какого-либо платежа с легализуемого имущества. Фактически речь идет о выдаче бизнесу бесплатного страхового полиса, который потребуется, если придут люди в погонах. Правда, впоследствии потребуется платить больше налогов. Зато, как говорится, у человека прибавится спокойствия. Государство как бы предлагает начать отношения с чистого листа: бизнес ничего не скрывает и платит со всего своего имущества налоги, ему обещают более или менее спокойную жизнь и избавление от архаических рисков.

Психологически решиться на такое признание непросто, бизнес-среде всегда был свойственен скепсис. Хотя власти на самом высоком уровне обещают строго следить за соблюдением джентльменского соглашения. Закон тщательно прописывает важные нюансы: как должна подаваться декларация и как могут потом использоваться ее сведения. Так что большего от законодателей требовать сложно, и далее все зависит от правоприменения и скрупулезного следования идеологии закона.

Непрозрачность владения собственностью (заводами, пароходами, счетами и островами) всегда спасала от рейдерства конечного бенефициара. Поэтому, чтобы выйти на собственника даже далеко не самого крупного предприятия, нужно рисовать замысловатые схемы и запрашивать данные из многочисленных офшорных юрисдикций. По сути, бизнесу предлагают режим непрозрачного владения собственностью сохранить, но с легализацией активов в российской юрисдикции. Иначе говоря, закон дает возможность поменять риски западные на риски российские. И если раньше благополучие предпринимателей зависело от юристов, сопровождающих создание и существование офшорных компаний, то сейчас оно будет зависеть от Федеральной налоговой службы, от того, как будет соблюдаться режим налоговой тайны.

Понятное дело, что теперь бизнес сам должен взвесить, какие риски в текущей ситуации сильнее. И эта абсолютная свобода выбора – одно из главных достоинств закона.

Юлия ПЛАТОНОВА