Уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов проанонсировал, что в мае намерен представить президенту очередной пакет по гуманизации уголовного законодательства, в котором предлагается возбуждать и расследовать уголовные дела против бизнесменов по спецпроцедуре.

Роман Савичев

Роман Савичев

ЗАКОНный интерес

ЗАКОНный интерес

И действительно, в деловом сообществе уже давно говорится о необходимости определенных изменений, так как действующие положения Уголовно-процессуального кодекса не защищают бизнес от давления со стороны правоохранительных органов. По этому поводу мы поинтересовались мнением нашего эксперта Романа САВИЧЕВА. Возглавляемое им «Юридическое агентство «СРВ» за более чем 15-летнюю историю работы накопило колоссальный опыт защиты прав предпринимателей.

– Я также уверен, что некоторые изменения на правовом поле назрели, – соглашается Р. Савичев. – И прежде всего речь идет об уточнении некоторых понятий и корректировке процедурных моментов, так как пока многие решения по судьбе бизнесменов принимаются исходя сугубо из субъективных установок, и люди попадают под мощный пресс за какой-то небольшой проступок или не особо серьезную ошибку.

Вот пример. Согласно поправкам, предлагается дополнить Уголовно-процессуальный кодекс РФ понятием «преступление, совершенное в сфере предпринимательской деятельности». Необходимость этого обусловлена отсутствием конкретного понятия «предпринимательская деятельность». Это приводит к тому, что уголовные дела в отношении предпринимателей возбуждаются с учетом неоднозначного толкования слов. Вопрос о том, в каких случаях преступления по статьям о мошенничестве, присвоении или растрате, причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, а в каких нет, решается субъективно полицией и судом.

Из-за этого возникают риски, что уголовные дела могут быть неправильно квалифицированы, возбуждены с нарушением порядка, а заключение под стражу будет незаконной мерой пресечения. Формулировка предлагается примерно следующая: преступление, совершенное в сфере предпринимательской деятельности, – это «уголовно наказуемое деяние, совершенное собственниками или руководителями коммерческих организаций или индивидуальными предпринимателями, связанное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в рамках хозяйственной деятельности». Соответственно, тогда уже получится выработать четкие критерии отнесения преступления к сфере предпринимательства, и все будут понимать правила игры.

Да, действующий УПК предусматривает ряд исключительных условий, связанных с производством дел экономической направленности, например, запрет на заключение под стражу предпринимателей. Но практика показывает, что этого оказывается совершенно недостаточно: механизмы несовершенны, они не помогают полностью преодолеть чрезмерное давление на предпринимателя еще на этапе предварительного следствия. Потому разработчики поправок предлагают дополнить УПК главой, которая будет регламентировать тонкости производства по уголовным делам в предпринимательской деятельности – возбуждать их необходимо только с санкции прокурора или руководителя следственного органа, а к материалам дела обязательно приобщать экспертизу, которую проводят по инициативе защиты, предлагает Б. Титов. И я по большинству пунктов с его позицией согласен.

Помимо этого предлагается передать рассмотрение дел о мошенничестве в суды присяжных. Данная инициатива объясняется тем, что большинство оказавшихся на скамье подсудимых бизнесменов в итоге привлекаются к уголовной ответственности за мошенничество. Однако квалифицировать его состав сложно, так как нужно определить, был ли умысел в этом правонарушении. А установлению этого ключевого момента при квалификации экономических преступлений обычно уделяют недостаточно внимания, такова реальность в нашей стране. Передача дел в суды присяжных позволит устранить перевод гражданско-правовых отношений в уголовно-правовое русло и вынесения незаконных приговоров.

Кто-то говорит о том, что это может быть ошибкой, так как обыватели не разбираются в экономических тонкостях. Но, например, в США и европейских странах суды присяжных рассматривают экономические споры, это вопрос не права, а факта, было действие или нет, это все, что должны решить присяжные. По большому счету, они должны ответить на вопрос, был ли факт преступления и совершил ли его обвиняемый, они не решают вопрос применения статьи, приговор выносит судья.

Напомню, это уже шестой пакет гуманизации уголовного законодательства. После пятого появилось шесть дополнительных статей в УК по мошенничеству (159.1 – 159.6), в том числе о мошенничестве в сфере предпринимательства. Кроме того, было определено, что обвинение в мошенничестве можно предъявить только по заявлению потерпевшего, исключение делается для преступления с бюджетными средствами. И в нынешних условиях, когда активизация предпринимательской инициативы является одной из острых задач для власти, не исключено, что хотя бы часть предложений бизнес-омбудсмена будет поддержана.

Юлия ПЛАТОНОВА