Верховный суд РФ озвучил целый ряд инициатив, предлагая поменять процедуры рассмотрения некоторых споров. Новации, которые сейчас отправлены на более детальную проработку, касаются как судов общей юрисдикции, так и арбитражей.

Роман Савичев

Роман Савичев

В частности, могут быть введены упрощенные процедуры по ряду гражданских дел, а в арбитражных судах предлагается сделать обязательными досудебные переговоры. Поделиться своей точкой зрения в рамках рубрики «Законный интерес» мы попросили ее постоянного эксперта Романа Савичева, возглавляющего «Юридическое агентство «СРВ».

– В первую очередь напомню, что реорганизация судебной системы, вылившаяся в объединение Верховного и Высшего арбитражного судов, преследовала в числе прочего выработку единых подходов к разрешению споров. О том, насколько это важно, мы в свое время уже говорили на страницах «Ставропольской правды», – отмечает Р. Савичев. – И сейчас мы наблюдаем первые шаги в этом направлении.

Так, Верховный суд предложил ввести упрощенные процедуры рассмотрения так называемых денежных споров. Таковые давно стали нормой в арбитражных процессах. При таком порядке дело решается фактически заочно: стороны письменно представляют свои аргументы, а судья самостоятельно их изучает, на основе чего и выносит решение. Действующая информационная система позволяет участникам процесса видеть все документы, относящиеся к делу, включая доказательства противоположной стороны. Главное же достоинство упрощенной процедуры в оперативности. При этом можно, конечно, много рассуждать, страдает ли от этого справедливость, но, на мой взгляд, вряд ли. «Упрощенка» все же применяется для рассмотрения споров, где, как правило, все понятно заранее и даже неправая сторона прекрасно осознает, что, скорее всего, проиграет.

Логично, что этот принцип может перейти и на гражданские процессы. Судьи считают, в заочной форме нужно рассматривать иски о взыскании денежных средств, включая задолженности по кредитным договорам и договорам займа – по требованиям, которые носят бесспорный характер и признаются ответчиком. Здесь в принципе изначально понятно: если кто-то кому-то должен, то действительно надо платить. И, как говорится, никакой русской рулетки быть не должно.

Вместе с тем продолжается и взятый ранее курс на обязательное введение досудебных процедур урегулирования споров. Пока категории таких дел немногочисленны. Верховный суд РФ предлагает расширить список, включив туда споры вокруг страховки, дележа семейного имущества или обиды потребителя. Иными словами, прежде, чем судиться, сторонам придется сесть за стол переговоров и попытаться договориться. Не получится – тогда к Фемиде.

В принципе такая позиция мне понятна. Человек, например, не получивший качественную услугу, перед походом в суд вполне может хотя бы выставить письменную претензию тем, на кого обижен. Вполне может быть, что получится разрешить спор по-хорошему. А семейные распри – это зачастую «сгустки» эмоций, и порой действительно нужно время, чтобы стороны хорошо все обдумали, детально обсудили нюансы с родственниками и самостоятельно пришли к компромиссу.

При этом совершенно иное мнение у многих юристов, в том числе и у меня, по поводу предложенных пленумом Верховного суда поправок в Арбитражный процессуальный кодекс, которыми также предлагается дополнить арбитражный процесс обязательными досудебными процедурами. Предполагается, что суд не сможет принять к рассмотрению иск, если до этого стороны не предприняли мер по досудебному урегулированию спора.

Согласно проекту истец должен будет приложить к иску документ, подтверждающий, что перед обращением в суд был соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования. Проще говоря, недовольный сначала должен написать претензию тем, кто, на его взгляд, нарушил его права. Как вариант, можно обратиться к медиаторам или третейским судьям, провести и зафиксировать какие-то переговоры. Иск в суд можно будет направить через 30 дней после выставления претензии. Лишь в некоторых категориях дел – например, о компенсации за волокиту, делах о банкротстве и т.п. – бумага о досудебных процедурах будет необязательна.

Я понимаю благие намерения Фемиды: суд тем самым старается заставить стороны использовать все возможные способы разрешения конфликта, перед тем как прибегнуть к судебной защите. Однако нужно понимать, что споры в бизнесе – это своеобразная борьба за выживание, и порой судебные разбирательства становятся действенным инструментом в ней. И долго запрягать – это вредить себе же. К примеру, как быть в случае необходимости применения обеспечительных мер? Ведь их имеет смысл применять только в тех случаях, когда ответчик не ждет этого, иначе активы могут быть серьезно «урезаны» в течение тех самых 30 дней. Мобильность истца на первоначальном этапе снижается кардинально.

Другой момент. Факт попытки провести досудебные переговоры в некоторых случаях можно подтвердить только отправлением претензии по почте. А здесь уж широчайшее поле для спекуляций. Не удивлюсь, если недобросовестные контрагенты повально начнут доказывать, что не получали писем, что отправлены они не по тому адресу либо вручены неуполномоченному лицу. Если такие доводы будут услышаны, исковое заявление останется без рассмотрения или спор изрядно затянется, что опять же дает время ответчику, например, для того, чтобы найти другой «аэродром» для имущества.

Более того, крупные корпоративные споры – это большие «клубки» различных разбирательств со взаимными претензиями и сторонними участниками. В арсенале «Юридического агентства «СРВ» таковых множество. И без того судам порой непросто учитывать и складывать в единую «мозаику», какой спор уже получил окончательное разрешение, где приняты обеспечительные меры, а какой вердикт оспаривается… Потому очень сложно представить, как на все это «наложатся» еще и требования о досудебных процедурах. Соответственно надеюсь, что опасения профессионального сообщества будут учтены и отразятся в процессе дальнейшей работы над законопроектом о поправках в АПК РФ.

Юлия ПЛАТОНОВА