Надежда Курченко

Песни у людей разные,

А моя одна на века.

Звездочка моя ясная,

Как ты от меня далека...

Мало кто знает, что эта популярная песня посвящена юной 19-летней девушке, убитой террористами всего за 3 месяца до ее свадьбы...

15 октября 1970 года, взлетев из батумского аэропорта, самолет АН-24 (рейс 244) с 46 пассажирами на борту должен был приземлиться в Краснодаре. Через несколько минут после взлета на высоте 800 метров двое пассажиров – отец и сын Бразинскасы – вызвали бортпроводницу Надежду Курченко и передали записку для пилотов с требованием изменить маршрут и лететь в Турцию. Она бросилась в кабину и закричала: «Нападение!». Преступники кинулись за ней и в попытке прорваться в кабину пилотов начали стрелять.

Позже в обшивке насчитают 18 пробоин. Несколько пуль были выпущены в сторону салона; никто из пассажиров не пострадал.

Первому пилоту Георгию Чахракия пуля попала в позвоночник, и у него отнялись ноги. Превозмогая боль, он обернулся и увидел страшную картину: Надя без движения лежала в дверях пилотской кабины и истекала кровью. Штурману Валерию Фадееву прострелили легкое, а бортмеханик Оганес Бабаян был ранен в грудь. Больше всех повезло второму пилоту Сулико Шавидзе – пуля застряла в стальной трубе в спинке его сиденья.

Старший Бразинскас достал гранату и, угрожая взорвать ее, потребовал от пилотов подчиниться и лететь в сторону Турции...

В октябре 1970-го СССР потребовал от Турции незамедлительно выдать преступников, но данное требование выполнено не было. Турки решили сами судить угонщиков и приговорили 45-летнего Пранаса Бразинскаса к восьми годам тюрьмы, а его 13-летнего сына Альгирдаса – к двум.

В 1974 году в этой стране случилась всеобщая амнистия, и тюремное заключение Бразинскасу-старшему заменили на... домашний арест на роскошной вилле в Стамбуле, а оттуда американские спецслужбы их вывезли в США.

Это был первый случай в общемировой практике воздушного терроризма с убийством члена экипажа, угоном самолета в соседнюю страну и невозвращением преступников, чему способствовала явная двойная мораль.

В 1980 году Пранас заявил в интервью The Los Angeles Times, что был активистом движения за освобождение Литвы и бежал за границу, поскольку на родине ему грозила смертная казнь. Однако он почему-то забыл рассказать, что сидел на родине не за патриотизм, а получил два срока за воровство и злоупотребление служебным положением.

В Америке Альгирдас официально стал Альбертом-Виктором Уайтом, а Пранас – Фрэнком Уайтом. Они поселились в городке Санта-Моника в Калифорнии, где работали малярами.

Казалось бы, сбылась американская мечта двух ублюдков, однако Фемида их не оставила безнаказанными.

Под старость характер Альгирдаса стал невыносимым, и они с сыном часто ссорились. Во время одного из таких конфликтов 45-летний сынок насмерть забил своего 77-летнего папашу бейсбольной битой. В ноябре 2002 года жюри присяжных в суде Санта-Моники признало Альберта виновным в преднамеренном убийстве второй степени, он был приговорен к 16 годам тюрьмы.

В память о смелой девушке поэтесса Ольга Фокина написала стихотворение под названием «Песни у людей разные» о погибшей бортпроводнице от имени ее молодого человека. Стихотворение Ольги Фокиной попалось на глаза начинающему тогда композитору Владимиру Семенову. Он и написал в 1971 году песню «Звездочка моя ясная», ставшую хитом на долгие времена.