Фестиваль арабских лошадей, приуроченный к 125-летию Терского племенного конного завода № 169, прошел с особым размахом.

Но еще задолго до открытия фестиваля и развлекательных площадок по центральной аллее конезавода, которая ведет к крытому манежу и памятнику легендарному жеребцу Асуану, все шли и шли люди и, конечно же, множество детей. Они торопились, потому что знали: в этот день можно будет свободно зайти в конюшню и погладить любую понравившуюся лошадку. Разумеется, если у той будет желание общаться с незнакомыми людьми. Единственное требование организаторов к посетителям – лошадей нельзя кормить. Оно и понятно: чистокровные «арабы» стоят дороже престижной иномарки. Впрочем, арабские лошади испокон веков отличались добрым, общительным нравом.

Посетителей в конюшнях резко поубавилось, лишь когда прозвучали фанфары, возвестившие о начале церемонии торжественного открытия фестиваля. Те, кому не хватило места на трибунах и в бизнес-зонах, толпились у решетчатого забора, стараясь не пропустить ни одного акта театрализованного представления. За полтора часа перед глазами зрителей прошла вся 125-летняя история Терского конезавода.

Первыми на лужайку вальяжно вышли дамы и их кавалеры из изысканного «водяного общества». Они остановились и стали бурно аплодировать, когда на поляне появился энергичный мужчина в смокинге и цилиндре с роскошной русской псовой борзой и ведущий провозгласил: «Дамы и господа, граф Сергей Александрович Строганов!». А вскоре бедуин в традиционной арабской одежде вывел под уздцы великолепного белого жеребца. Он продемонстрировал скакуна русскому аристократу. Они о чем-то потолковали и ударили по рукам.

Примерно так оно и было на самом деле. В 1888 году граф Строганов отправился в путешествие по Сирии и Аравийской пустыне. Среди множества увиденных чудес Сергея Александровича особенно поразили тамошние кони: быстрые, послушные и необыкновенно грациозные. Не постояв за ценой, граф из того путешествия привез в Россию двух жеребцов и девять кобыл. Но нежным животным требовались подходящий климат и условия. Тогда-то граф и обратил свой взор на популярный курорт. Ему особо приглянулась живописная долина между горами Змейкой и Развалкой. Здесь ровно 125 лет назад и основал Сергей Александрович конезавод для лошадей арабской породы. Предприятие успешно развивалось: и собственные лошади плодились, и с Ближнего Востока продолжали завозить лучших производителей. К 1901 году на конном заводе графа Строганова уже было 100 чистокровных «арабов».

Но начало XX века, которое для всего мира было бурным, для России обернулось чередой тяжелейших испытаний: Первая мировая война переросла в не менее жестокую Гражданскую. Это время в театрализованном представлении олицетворяли юноши и девушки с красными знаменами.

Увы, за четыре года братоубийственной бойни и многократной смены власти на Северном Кавказе конезавод графа Строганова был полностью разорен. Однако уже в феврале 1921 года Совнарком издал декрет о создании на базе бывших графских владений Военного Терского конного завода. Своим становлением и развитием он во многом обязан личному участию легендарного командарма Семена Буденного. Под его опекой для нужд армии у подножия горы Змейки выводили новую породу верховых лошадей, впоследствии названную терской. Тогда же из Франции, Англии, Польши завозили чистокровных жеребцов и кобыл арабской породы. Терконзавод успешно вступал в пору расцвета. Но тут вновь грянула война.

Начало Великой Отечественной представили артисты в военной форме той поры и тревожные музыкальные аккорды, а ведущий сообщил, что в 1941 – 1943 годах все племенное поголовье Военного Терского конного завода № 169 эвакуировали в Казахстан. Однако и в суровом климате в условиях табунного коневодства удалось сохранить поголовье «русских арабов».

Олицетворением победы советского народа в самой кровопролитной войне в истории человечества стал маршал Георгий Жуков, принимающий Парад Победы на белом жеребце Кумире терской породы, выращенном на Терском конном заводе. Разумеется, и этот эпизод нашел отражение в театрализованном представлении.

В 1949 году Терский племенной конный завод № 169 был награжден орденом Трудового Красного Знамени. К этому времени жеребцов и кобыл терской породы перевели на Ставропольский конезавод № 168, а у подножия горы Змейки вновь стали специализироваться на выращивании чистокровных «арабов». И вновь весьма успешно. Огромный вклад в племенное дело на Терконзаводе внес выдающийся жеребец Асуан. Его в 1963 году при открытии Асуанской плотины президент Египта Абдель Насер подарил Первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву. Никита Сергеевич передал Асуана на Терский конный завод, чьи «русские арабы» к тому времени уже завоевали признание во всем мире.

В конце 70-х – начале 80-х годов минувшего века Терский конный завод переживал свой «звездный час». Выращенные у подножия горы Змейки жеребцы и кобылы побеждали и занимали призовые места на самых престижных чемпионатах в мировом конезаводстве арабской породы. Тогда же состоялись и самые громкие коммерческие достижения: выращенного на конезаводе гнедого жеребца Песняра продали на аукционе за миллион долларов, а спустя три года за жеребца Пеленга выручили 2 миллиона 350 тысяч долларов.

– Терский конный завод – это жемчужина Ставропольского края, – заявил на фестивале заместитель министра краевого минсельхоза Виктор Захарченко. – Здесь сосредоточена значительная часть маточного поголовья чистокровных арабских лошадей. Поэтому без преувеличения можно сказать, что Терский конезавод знают во всем мире. Выращенных здесь лошадей охотно покупают и вывозят в Европу, Америку, Китай.

Затем на открытый манеж стали выводить лучших арабских жеребцов, выращенных в последние годы на конезаводе. Опытные конюхи демонстрировали своих подопечных во всей красе: поднимали в стойку, заставляли бежать то рысью, то галопом. От такой красоты захватывало дух. А ведущие в это время перечисляли многочисленные достижения этих «русских арабов».

Кстати, одним из ярких событий нынешнего года на заводе стало рождение Аполлона Терске – сына легендарного Асуана. Жеребенка удалось получить из глубокозамороженного семени спустя 30 лет после смерти выдающегося производителя. Очаровательного малыша представили широкой публике. И надо отметить, под прицелом десятков фото- и кинообъективов он держался спокойно, с чувством собственного достоинства. Впрочем, унаследует ли Аполлон стать и скорость Асуана, станет ясно года через два. Тогда же можно будет твердо сказать, сохранила ли «жемчужина Ставрополья» свой блеск и в XXI веке.