В Пятигорске в Доме-музее Алябьева на территории Государственного музея-заповедника М.Ю. Лермонтова прошел круглый стол, темой которого стало обсуждение проекта Основ государственной культурной политики. Организатор встречи – Комиссия Общественной палаты РФ по культуре, искусству, творческому и культурно-историческому наследию совместно с Общественной палатой Ставропольского края. В дискуссии приняли участие члены общественных палат субъектов Северо-Кавказского федерального округа, представители министерства культуры СК, деятели науки, общественных организаций, сотрудники учреждений культуры.

Как известно, в мае этого года рабочая группа администрации Президента РФ подготовила и вынесла на общественное обсуждение проект Основ государственной культурной политики. Целью культурной политики в документе объявляется «духовное, культурное, национальное самоопределение России, объединение российского общества и формирование нравственной, самостоятельно мыслящей, творческой, ответственной личности на основе использования всего потенциала отечественной культуры». Под содержанием государственной культурной политики России понимается «создание и развитие системы воспитания и просвещения граждан на основе традиционных для России нравственных ценностей, гражданской ответственности и патриотизма».

Обсуждение проекта с общественными палатами регионов уже прошло в Центральном, Приволжском, Северо-Западном, Сибирском и Уральском федеральных округах. В сентябре Комиссия ОП РФ проведет слушания, на которых обсудит все поступившие предложения и подготовит свое заключение в рабочую группу. Как сказал, открывая встречу в Пятигорске, ее модератор, член Комиссии Общественной палаты РФ по культуре, искусству, творческому и культурно-историческому наследию Михаил Лермонтов (президент ассоциации «Лермонтовское наследие», директор ООО «Национальный Лермонтовский центр в Середниково» – полный тезка поэта), большое публичное обсуждение проекта выявило немало существенных замечаний по его содержанию. Все они будут направлены в рабочую группу и учтены в ходе дальнейшей работы. Год культуры в России выдался непростым, а близко задевающие нас события на Украине еще раз подтверждают ту истину, что искажение культурного фона приводит к совершенно невероятным последствиям... Участникам дискуссий, заметил М. Лермонтов, предоставлены весьма широкие полномочия, но не менее высок и уровень их ответственности. Конкретные наказы авторам проекта, по его мнению, при всей критичности носят все же ярко выраженный жизнеутверждающий характер. Многие критики документа выражают пожелание, чтобы он был более четким, понятным не только группе заинтересованных лиц, но и всему обществу. К примеру, вызывают горячие споры такие вошедшие в современный оборот понятия, как «культурные услуги». Но услуга ли культура в широком смысле слова? Скорее, это некая программа существования народа, которая формируется народом, а исполняется государством. В ней заложены фундаментальные духовные ценности, некий национальный культурный код. И потому так высоки требования к качеству и содержанию обсуждаемого документа, призванного стать духовной опорой обществу, чтобы оно могло достойно отвечать на сложные вызовы и угрозы нашего времени. В то же время, убежден М. Лермонтов, культура не может рассматриваться отдельно от образования, СМИ, всего того, что формирует единую культурную, информационную реальность. Как достичь их гармоничного взаимодействия? Создать еще одно «ответственное» ведомство? Но способно ли ведомство, каким бы замечательным оно ни было, решить такого масштаба задачи?

Как подчеркнула первый заместитель министра культуры Ставропольского края Валентина Крихун, культура, народные традиции, историческое и культурное наследие составляют основу жизни всякого благополучно развивающегося общества, являясь нравственной базой, цементирующей все сферы жизни страны. Невозможно переоценить роль культуры в формировании всесторонне развитой личности. Вообще, давно известно, что самым действенным средством воздействия на душу и ум является искусство. Но в проекте уделено недостаточно внимания творческим союзам как организациям, объединяющим тех, кто и создает произведения искусства. О них лишь упомянуто как-то вскользь. Кроме того, полагает В. Крихун, следует отразить весьма актуальные вопросы отношений бизнеса и культуры, как и роль не только народных традиций, но и их носителей, совершенно «забытых» проектом. Что касается декларируемой доступности услуг сферы культуры, то она, безусловно, не может быть одинакова для всех территорий такой большой страны, как Россия. И здесь государству следует продумать способы эффективной поддержки региональной культуры, в частности, развития материально-технической базы, инфраструктуры отрасли.

Мечтой граждан о заботливом отце-государстве образно назвал проект председатель Общественного совета при министерстве культуры СК Владимир Лычагин. От государства дети его многого хотят, и, даже зная, что «отцовский кошелек» не безразмерен, мы продолжаем мечтать о сильном государстве. Впрочем, независимо от наличия такого проекта культура была и есть неотменимая часть человеческой цивилизации. Когда наши далекие предки рисовали на стенах пещер, не было еще культурной политики! Да и государства тоже. Сегодня мы можем гордиться мощной отечественной культурой, созданной многими поколениями. А говоря об ответственности государства перед культурой, не стоит забывать и о взаимной ответственности со стороны самой культуры. При обсуждении проекта нередко звучат слова о финансировании отрасли, он же посвящен гораздо более фундаментальным вещам. Примечательно, заметил далее В. Лычагин, что рассматриваемый документ курируют такие знаменитые «литературные» фамилии, как Лермонтовы и Толстые! (В. Толстой является советником Президента РФ по культуре.) Символичный показатель!.. А вот самой пугающей частью документа представляется его заключение, где нам обещают создать еще один госорган, который будет стоять над всеми, выслушивать мнения экспертного сообщества и делить финансы. Еще один чиновничий монстр нам не нужен! В целом же проект симпатичен уже тем, что наконец государство объяснит: есть у него культурная политика или нет. Правда, текст должен быть в пять раз короче: нельзя объять необъятное в политическом документе.

Председатель комиссии по культуре и СМИ Общественной палаты Кабардино-Балкарской Республики, редактор журнала «Горянка» Зарина Канукова уникальной чертой России считает ее поликультурность, представляющую как собственно русскую культуру, так и культуры всех ее народов. Однако это, по ее мнению, не совсем четко прописано в проекте. Национальные культуры сегодня вообще мало представлены на фоне общероссийской. Еще не так давно нас узнавали по таким именам, как Кайсын Кулиев, Алим Кешоков, Инна Кошежева, Расул Гамзатов, которые были кумирами миллионов. Их живое слово укрепляло дружбу народов. Мы почему-то стали стесняться этого хорошего словосочетания, заменив его безликой толерантностью. Оказалось же, что вместе с словом утрачено еще что-то очень важное! Нужно, обязательно нужно вернуться к близким нам понятиям, заодно сохранив и свой русский язык. Культурная политика должна строиться так, чтобы регионы, в том числе Северного Кавказа, гармонично вписались в единое культурное пространство России. Только так «непонятный» для многих Кавказ станет близким и понятным, а великая Россия – любимой родиной для всех.

Проект нуждается в хорошей терминологической базе, считает руководитель научно-образовательного центра «Музей региональной литературы и литературного краеведения» Северо-Кавказского федерального университета Александр Фокин, поскольку в представленном тексте от абзаца к абзацу упорно подменяются понятия «русский» и «россиянин», «русский язык» и «родной язык». А ведь для живущих в республиках все это разные вещи. Филолог едва ли не в каждом предложении проекта выявит неразбериху в терминах. Например, в словах о «расширении и самовоспроизводстве предметов музеев и архивов»... Или в с виду «съедобной» фразе «библиотеки должны быть обеспечены высокооплачиваемыми образованными специалистами...». Что это значит? Откуда возьмутся вдруг обеспеченные директора клубов, концертмейстеры и т. д.? Кроме того, важно уйти от лишних нерусских словечек, которые с успехом заменят свои хорошие устоявшиеся термины. А. Фокин посетовал также на то, что в проекте «потерялся» человек, хотя в культуре работают личности, на которых равняются все остальные. Он вспомнил свое советское детство в маленьком поселке: мальчишкой увидел на сцене клуба едва ли не всех звезд эстрады, хор имени Пятницкого, ансамбли «Лезгинка» и «Кабардинка», и для этого не надо было ездить в Москву. Добрый тот опыт следовало бы возродить и сегодня – при реальной поддержке государства.

Председатель комиссии по культуре, молодежной политике и СМИ Общественной палаты Карачаево-Черкесской Республики Зухра Караева назвала символичным сам факт проведения дискуссии в музее М.Ю.  Лермонтова, личность которого для Кавказа – особая, наверное, потому хотя бы, что поэт искренне любил Кавказ. Сегодняшняя попытка осознания государством своей культурной политики ценна уже сама по себе. Мы становимся свидетелями того, как в мире вообще меняется стратегия цивилизационного развития. Поскольку культура есть все, созданное человеком, то в ней есть и плохое, и хорошее, и прогрессивное, и реакционное... Проект, несомненно, закладывает необходимые и полезные правовые основы для всех видов деятельности в сфере культуры. Неплохо бы прописать в документе вопросы культурного воспитания подрастающего поколения, приученного ныне воспринимать все «через картинку», не защищенного нормальным духовным иммунитетом от всяческого интернет-негатива... Безусловно важным считает З. Караева возобновление активной практики переводов литературы на национальные языки.

А председатель Ставропольского краевого отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Лилия Ходункова увидела в проекте слишком много теории. Будет ли это доступно широким слоям населения? В то же время совсем выпали из внимания авторов документа общественные организации, работающие в культуре. Большинство из них сегодня еле-еле выживают, не имея финансовой поддержки. Между тем опыт развитых стран свидетельствует: там таким организациям выделяются весьма солидные субсидии. В активе ставропольского ВООПиК объединились люди, стремящиеся, даже будучи на пенсии, приносить пользу обществу. Ими движет огромное желание вмешиваться в дела олигархов, не давая растащить культурное наследие России. Как правило, это весьма грамотные специалисты, имеющие высокие звания и немалый опыт. Им бы только чуть больше внимания, и тогда «общественникам» многое по плечу. В качестве примера Л. Ходункова назвала развернутую сегодня борьбу за придание статуса заповедной территории старинному Даниловскому кладбищу в Ставрополе, ведущему свою историю с 1860 года: здесь из 18 тысяч захоронений более чем в 11 тысячах покоятся военнослужащие, павшие в разных войнах – от Кавказской и Турецкой до Первой мировой войны и Великой Отечественной, герои разных эпох. Это место, по сути, – федеральный памятник патриотизма, особый резерв для туристического кластера. Усилия членов ВООПиК, к счастью, поддержал врио губернатора края, выделив средства на необходимые исторические изыскания. А еще больше можно было бы сделать, окажись общественники в зоне постоянного государственного содействия...

Подводя итог дискуссии, М. Лермонтов назвал состоявшийся разговор насыщенным и полезным. Он согласился с мнением коллег о том, что в одном документе действительно всего не пропишешь, нужен текст безусловно воспринимаемый всем обществом, и тут есть работа как для культурологов, так и для лингвистов.