Как уже сообщалось, краевой академический театр драмы им. М.Ю. Лермонтова выиграл грант в рамках проекта сотрудничества в 2014-2015 годах с арт-агентством ArtUniverse «Искусство Вселенной» при поддержке University Global Theatre Experience (IUGTE – Глобальный театральный опыт) (Лондон, Соединенное Королевство).

Грант предусматривает постановку на ставропольской сцене спектакля международной группой. Недавно в Ставрополе побывали руководитель департамента «Русский театр» Международного университета «Всемирный театральный опыт» (IUGTE), режиссер, хореограф Сергей Остренко и сценограф, театральный художник, дизайнер, фотограф Геннадий Остренко, сотрудничающий с IUGTE. Они познакомились с труппой, условиями ее работы, провели цикл мастер-классов. Вместе с директором театра Евгением Луганским они рассказали о перспективах реализации грантового проекта.

Представляя   Международный университет «Глобальный театральный опыт», Сергей Остренко (на снимке) пояснил, что деятельность этой британской компании, по сути, является своего рода мостом между традицией и современностью, причем не только в театре, но и в перфоманс-арт вообще. Каждый год сотрудники IUGTE ведут поиск наиболее интересных театров в России и на постсоветском пространстве, с которыми затем приезжают поделиться своим опытом, накопленными исследованиями. В этом году отмечается 450-летний юбилей Вильяма Шекспира, поэтому в работе со Ставропольским театром драмы решено остановиться на одной из пьес английского классика. Окончательный выбор пока остается тайной. Сам проект состоит из трех этапов. Первый – мастер-класс для труппы, чему и был посвящен визит в Ставрополь. Вторым станет творческая лаборатория: целая бригада из разных стран – режиссеры, хореографы, художники, инсталляторы – также поработают с артистами театра, после чего станет ясно, кто из артистов будет занят в спектакле. В августе-сентябре пройдут репетиции, в начале октября предполагается сыграть премьеру для ставропольского зрителя.

Как пояснил Е. Луганский, первоначально театр, вступая в борьбу за грант, подавал заявку на постановку «Игроков» Н. Гоголя в расчете на интерес к русской классике. Но поскольку в связи с юбилеем Шекспира возникло это имя, театр готов поработать и с классикой мировой… Решающее слово, конечно, за учредителями конкурса. Так что сейчас вся работа нацелена на то, чтобы сделать спектакль, интересный и театру, и актерам, и публике.

– Однако и Гоголь не отменяется, – добавил в свою очередь С.  Остренко. – Мы надеемся на продолжение сотрудничества. Возможно, следующим совместным проектом станут «Игроки». У IUGTE за 15 лет существования сформирован большой кадровый потенциал, свыше двух тысяч специалистов в разных странах – от Сингапура и Малайзии до Канады и Южной Америки. Среди них мы объявляем конкурс на участие в постановке шекспировской пьесы в Ставрополе. Могу привести пример, как это происходило ранее. Год назад мы реализовали такой проект в Таганроге, поставив «Страсти по Ромео» (в основе – «Ромео и Джульетта»). Тогда из 132 режиссеров отобрали пятерых, которые и поставили спектакль.

Сам С. Остренко в рамках IUGTE преподает предмет «Театр между традицией и современностью» непосредственно артистам, при этом одновременно тестируя их. Задача такой лаборатории – установить контакт с театром. По завершении постановки выручка идет театру, обеспечивающему бюджет спектакля, а вот иностранная команда финансируется агентством ArtUniverse, театр освобожден от необходимости платить ей гонорары и оплачивать международный проезд, его забота – только локальный транспорт внутри России.

Конечно же, режиссерам, в какой бы части света они ни жили, всегда интересно работать с разными театральными коллективами. Кроме того, IUGTE организует для них творческие лаборатории, несколько раз в год приглашая на свои постоянные базы в Австрии, Италии, Британии, где они проходят новые образовательные программы. Ежегодно в Австрии проводится международная конференция «Театр между традицией и современностью», этой теме посвящаются фестивали, куда привозят мини-спектакли старинные театры с древними традициями. Среди них, например, театры Сингапура, Гонконга, вьетнамский кукольный театр на воде, японский кабуки, фольклорный театр с западного побережья Африки с ритуальными шаманскими перфомансами, рассчитанными сегодня на туристов. В Москве Русский департамент вызвал фурор совместным выступлением североамериканских индейцев и... хора Сретенского монастыря.

– Все эти проекты грандиозны и очень интересны, нам кажется, они способствуют взаимопониманию и установлению мостов между культурами, – подчеркнул С. Остренко. – А себя мы чувствуем посланниками этого многообразного мира. Особенность нашего подхода – относиться к работе с артистами любого уровня, возраста, категории как к пути ученичества. Ибо для настоящего артиста его сценический путь – это всегда путь ученичества посредством творчества. Артист непрерывно познает себя, мир, транслируя его в театральные образы.

Кстати, после недели работы со ставропольскими артистами Сергей Остренко признался в восхищении труппой. Очень понравились гостям и вся атмосфера театра, уклад его жизни, уровень репетиционных помещений, организация быта артистов. Комфортное существование очень помогает творчеству, работа доставляет профессиональное удовольствие.

Гости, конечно, отметили уникальность ставропольского театра как единственного в городе. Чтобы театр мог быть любим как можно большим количеством зрителей, он должен выполнять очень сложную задачу – уметь работать в разной эстетике, в разных жанрах, направлениях. Свою задачу представители IUGTE видят в том, чтобы познакомить ставропольского зрителя с другой культурой, эстетикой. Дать ему возможность хотя бы прикоснуться к «воротам» другого театра. В свою очередь, Е.  Луганский заметил:

– Пусть будет другая эстетика, но при этом театр должен быть живым театром! Это наше кредо. У нас актеры – не «представляльщики», у нас они проживают на сцене жизни своих персонажей. У ставропольского театра есть опыт работы с европейскими постановщиками – Моникой Василиу из Греции, поставившей «Медею», и Кристианом Ремером из Германии, сделавшим «Коварство и любовь» Шиллера. Оба тоже показали иной подход к работе с исполнителями. И актерам было важно попробовать себя в общении с режиссерами разных направлений. Точно так нам интересно сейчас, мы понимали изначально: будет другой подход. Но это вовсе не значит уходить со своего магистрального пути русского психологического театра.

Гостей порадовала встречная волна интереса со стороны актеров, со всей серьезностью отнесшихся к мастер-классам. К тому же общаться было достаточно легко, поскольку Сергей Остренко вырос в России, учился во Владикавказе, первое его образование – художник-постановщик, затем – актерский факультет в Ростове-на-Дону. Как режиссер много ставил по всему бывшему СССР, а в 1988 году получил грант на учебу в Копенгагене, уехал изучать современную хореографию, десять лет работал в Дании с Театром танца. Основная его деятельность – исследовательская и педагогическая, в связи с чем много путешествует. Прекрасно изучил европейский театр. Если в Германии, Чехии, Польше много похожего на русский, где в каждом коллективе есть художественный руководитель, стабильная труппа, иногда даже свой драматург, то в Западной Европе иначе. Там театральная сфера по структуре напоминает систему кинематографа: с компаниями-производителями и театрами-прокатчиками. В Италии, например, театр-прокатчик покупает готовый спектакль и какое-то время показывает его в своем здании, с привлечением своего технического персонала, оборудования.

– Эта система нелегка для людей, работающих в искусстве, но хороша для искусства, – убежден С. Остренко. – Потому что те, кто не способен продать свой спектакль, уходят из профессии. Но даже при успешном спектакле с окончанием срока его показа артист может остаться без оплаты на время, пока не войдет в другой проект... Это целый коммерческий мир, но это позволяет артистам постоянно встречаться с новыми людьми и постоянно чему-то учиться. В России артисты находятся в очень комфортных условиях: в любое время могут прийти в репетиционный зал, не платя за его аренду, за электричество, тепло, воду… В Лондоне я плачу 30 фунтов в час за урок в репетиционном зале…

– Будучи единственным в Ставрополе, – добавил Е. Луганский, – наш театр старается строить репертуар, ориентированный на все слои населения – детей, студентов, взрослых… Да, наверное, хорошо было бы городу иметь еще несколько театров разных направлений. Но раз мы одни, нам приходится охватывать как можно больше направлений, от серьезной классики до современной комедии. Поэтому нашему зрителю будет интересно увидеть и работу зарубежных режиссеров.

Вслед за гостями из Европы остается лишь сказать: всякий театр хорош, кроме скучного… Теперь Ставрополь будет ждать следующего, летнего приезда представителей IUGTE. А потом, кто знает, может, и все-все повидавшая матушка Европа захочет принять у себя ставропольский театр? Прогнозировать трудно, но вот ездили же актеры Таганрога со своим спектаклем в Корею... Наши ничуть не хуже, в чем успели убедиться гости, посмотревшие несколько спектаклей репертуара, отмечая: все сделано очень грамотно, профессионально, артисты играют точно, с огромным вдохновением, вложена большая энергия художника, в костюмах и всем оформлении выдерживается своя эстетика. И это отнюдь не комплимент, поскольку не исключается и расширение режиссерского обмена. Например, один итальянский режиссер мечтает поставить в России детский спектакль «Чиполлино» в стиле комедии – дель-арте. Почему бы и нет? Поживем – увидим.