27 января исполнится 70 лет со дня освобождения Ленинграда от блокады.

22 июня 1941 года в Ленинграде должны были состояться два матча чемпионата СССР по футболу: «Спартак» (Ленинград) – «Спартак» (Москва) и «Зенит» (Ленинград) – «Спартак» (Харьков). Их отменила война. А вот ленинградских динамовцев весть о начале Великой Отечественной застала в поезде: они ехали на игру в Тбилиси. Эта встреча все-таки состоялась 24 июня, и тбилисцы тепло проводили своих одноклубников в обратный путь, не предполагая, что очень скоро вокруг Ленинграда сомкнется кольцо блокады...

Трудно сказать, кто первым в те годы в Ленинграде вспомнил о футболе. Стадион «Динамо» в то время представлял печальное зрелище: одно футбольное поле перепахано снарядами, второе занято огородами... Оставалось только запасное. На нем 6  мая 1942 года местное «Динамо» и провело матч с командой воинской части Балтийского флотского экипажа майора А. Лобанова. Именно этот матч долгие годы считался официально первым блокадным матчем. По крайней мере, в ленинградских календарях-справочниках еще в середине 80-х именно этот матч описывался под названием блокадного. Но имена тех отважных моряков нигде не упоминались, как и сам матч. Как будто его и не было...

Когда в 1947 году в составе ставропольского «Динамо» появился Владимир Бречко, никто даже и предположить не мог, что он один из тех «морячков», игравших в том самом матче 6 мая 1942 года. Тем более что в команде уже был один такой «военный» футболист – Савва Пиликян, участник легендарного матча в осажденном Сталинграде.

Как вспоминал теперь уже ушедший от нас В. Бречко, «по свистку судьи всесоюзной категории Н. Усова начался тот блокадный матч, репортаж о котором из «мертвого» города велся на передовую, и голос комментатора слышали фашисты. Такие встречи стали затем чуть ли не традиционными. Иногда их прерывали артобстрелы и бомбардировки, но эти матчи навсегда остались символом мужества и стойкости города на Неве».

Ленинградское «Динамо» вскоре выехало на Большую землю и выступало на различных стадионах страны. А члены сборной гарнизона, среди которых был и Владимир Бречко, вернулись к местам своей службы. Во время блокады он под огнем противника наводил связь через Неву и посылал в осажденный город свой неизменный позывной «Берег».