10 ноября исполняется 100 лет со дня рождения легендарного артиста, гордости Ставрополья и всей театральной России народного артиста СССР Михаила Прокопьевича Кузнецова.

Не случайно его имя внесено в Российскую театральную энциклопедию и губернаторская премия Ставрополья, присуждаемая лучшим артистам года, также носит имя М.  Кузнецова.

Это имя еще помнят старые ставропольские театралы наряду с именами Никольского, Данильченко, Фоменко, Котельниковой, Боковой и других, составляющих славную плеяду ведущих актеров краевого академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова. Но все ли сегодня знают, что это был первый и единственный в Ставрополе народный артист СССР?

У тех же, кому посчастливилось видеть Михаила Кузнецова на сцене, остались, я уверен, неизгладимые впечатления. И дело не только в том, что артисту удалось органично воплотить на ставропольской сцене образ великого вождя революции во всей ленинской драматургии тех лет и даже сняться в двух фильмах о Ленине – «Синяя тетрадь» и «Залп Авроры». Эти работы, естественно, стали важными вехами в карьере артиста, и некоторые даже считали, что благодаря этому он достиг таких высот и регалий. Однако, по справедливости, это далеко не так.

Михаил Прокопьевич был артистом широчайшего диапазона, и в огромном списке его ролей можно было видеть как высокую трагедию, так и невероятную комедию. Он одинаково прекрасен был в спектаклях «Чти отца своего» и «Трибунал», «Порог» и «Стряпуха», «Шторм» и «Я, бабушка, Илико и Илларион» и других. Но, по всеобщему признанию, самый высокий уровень мастерства артист демонстрировал в трагикомических ролях. Так, в заведомо комедийной роли деда Щукаря в спектакле «Поднятая целина» по роману М.  Шолохова Михаил Прокопьевич заставлял зрительный зал буквально плакать в трогательной финальной сцене.

Можно, конечно, говорить о таких: артист от Бога! Несомненно ясно, что М. Кузнецов обладал необыкновенной органикой и филигранной актерской техникой, позволявшей ему в одно мгновение перейти от смеха к слезам и заставлять зрителей верить всему, что он делал.

И еще: ему были присущи невероятная работоспособность, ответственность до изнурения и бессонниц, высочайшая требовательность к себе и партнерам. Конечно же, счастливы те, кому удалось видеть Михаила Прокопьевича на сцене, и вдвойне счастливы те, кому повезло работать вместе с ним. Пусть же все они помянут его добрым словом за те прекрасные мгновения, которые он подарил всем нам.

У меня с именем М. Кузнецова связаны личные и профессиональные добрые воспоминания, в результате коих родились вот такие поэтические строки.

ГОСПОДИН АРТИСТ

Дневной спектакль. Уютный зальчик.

Мое внимание привлек

На сцене негритянский мальчик

Со странным прозвищем «Снежок».

Как мастерски владел он залом!

Как заразительно играл!

Как весь, охваченный накалом,

С ним зритель сопереживал.

Какие пробуждал он чувства!

Я был как в сказке, как во сне...

И, видно, таинство искусства

Тогда и приоткрылось мне.

Актер и сам того не ведал,

Что он со мною сотворил:

Все прежние мечты я предал

И жизнь театру посвятил.

Но за артистом Кузнецовым

Я беспрестанно наблюдал:

Он с каждой новой ролью снова

Нам мастерство преподавал.

И был потом момент чудесный,

Когда на сцене я и он

Сошлись в спектакле всем известном

«Я, Илико, Илларион».

Ах, сколько озорства и пенья

Продемонстрировал он нам!

И как умел в одно мгновенье

От смеха перейти к слезам!

И главным было – оставаться

Нам в той кристальной чистоте,

Чтоб грязи в душу не прорваться

И помнить лишь: «Театр – во мне!».

И пусть порой вас предавали,

Ваш путь талантлив был и чист.

За все, что в нас вы воспитали,

Спасибо, Господин Артист!