В Ставропольском краевом геронтологическом центре проживают 370 стариков. Из них примерно третья часть – бабушки и дедушки, чей возраст превышает 80 лет. А вообще, средняя продолжительность жизни пожилых в центре составляет почти 82 года, что значительно выше общероссийского показателя. Здесь всегда стараются праздновать дни рождения долгожителей ярко, чтобы каждый знал, что даже в зрелом возрасте он достоин пьедестала почета...

Нина Ладухина

Нина Ладухина

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

На днях свой вековой юбилей отметит и Нина Георгиевна Ладухина. Бабушка, что называется, в твердом уме и светлой памяти, более того, свою биографию может рассказать точно по датам — когда и что произошло.

...Родилась бабушка при императоре Николае Втором, в 1913 году. Семья Нины Георгиевны была крестьянской, многодетной — восемь человек. Жили в одном из сел Саратовской губернии. Чтобы прокормить детей, отец много работал.

– Отец был необычайно добрым человеком, помогал всем, кто к нему обращался за советом или с просьбой, организовывал артели, первые колхозы, – рассказывает Нина Георгиевна. – А в 1930 году его репрессировали и отправили в лагерь. Там и остался...

Семье тоже пришлось несладко — лишили дома и всего нажитого. Спасло то, что старшие сестры уже учились в Саратове, они и забрали к себе младших детей.

Вместе с одной из сестер бабушка Нина попала в Сочи. Училась на общеобразовательных курсах, потом на рабочем факультете. Здесь же в 1933 году познакомилась с будущим мужем Степаном, родился сын Лева. Но ее семейное счастье было недолгим. В 1937 году супруг был репрессирован. Нина Георгиевна больше его никогда не видела, но всю оставшуюся жизнь ждала от мужа хоть каких-то вестей и надеялась, что он вернется.

– Я даже письма Сталину писала, – вспоминает она, едва сдерживая слезы. – Все думала: за что он так с нами поступил? Ведь мой муж был сиротой, сам себе дорогу в жизнь пробивал, честно трудился на благо Родины. Так и осталась я одна с двухлетним ребенком. Меня из Сочи выгнали как жену врага народа.

Помощи ждать было не от кого, и поехала Нина к сестре в Армавир. Родные побоялись ее приютить у себя, поэтому устроили в небольшой хатенке. Ребенка она отдала в детский сад, а самой пришлось много работать, чтобы выжить.

А самыми тяжелыми годами в своей жизни бабушка Нина считает годы Великой Отечественной войны. Она никогда не забудет встречу с немецкими захватчиками и то, как удалось избежать смерти...

– Войну я застала, работая на заводе по изготовлению технического масла, – делится она воспоминаниями. – Когда бомбили Армавир, с небольшой группой людей бежали в Удобненский район. Спрятались в небольшой хатенке председатель колхоза, учительница моя и еще несколько человек... Ночью слышим топот — немцы пришли. Думаем, ну все, теперь нас убьют. Потом звуки постепенно затихли. Наутро все вместе решили вернуться обратно в город. Идем тихонько, чтобы не привлекать внимания, а навстречу откуда ни возьмись машина с оккупантами. Немцы остановились, подозвали нас, посадили в машину и довезли до Армавира. Никто нас тогда не тронул. Когда оказалась дома, то слышала, что немало людей расстреляли... А нас Бог уберег. Нужно было заново налаживать быт. Добрые люди научили меня варить мыло — продавала его с другими женщинами на рынке, чтобы купить немного кукурузы, пшеницы…

Бабушка Нина замечает: главное – жить в добре и мире, а там уж сколько отмерено, больше не проживешь.

– Много событий было, разве их все упомнишь? Я никогда не паниковала, а цеплялась за жизнь как могла. Встречались и хорошие, и плохие люди. Но всем старалась делать добро. Однажды к нам на работу зашел парень и говорит: «Тетечка, помогите, ехал из Кисловодска домой, по дороге меня обокрали, дайте денег на билет». Денег у меня тогда не было – я бегом к начальнику. Он отказался помогать да еще с усмешкой добавил: «Всем не поможешь». Тогда я пошла на вокзал и сама купила ему билет на деньги предприятия. Потом еще долго в счет зарплаты возмещала. Парень в благодарность обещал прислать мне туфли. Так я и не дождалась их …