Ее лидерские качества проявились уже в детстве: в первом классе избрали старостой, чуть подросла – получила «должности» всешкольного масштаба: председатель пионерского штаба дружины, комсорг, бригадир ученической производственной бригады. Людмила Беляева, директор Ипатовского центра социального обслуживания населения, вспоминает, как она, десятиклассница, была делегирована на Всероссийский слет УПБ.

Людмила Беляева

Людмила Беляева

Было от Ставрополья пять человек, и выступать, как самой бойкой, доверили ей. Надо ли говорить, как серьезно готовилось то выступление – текст утверждали сначала в районе, а потом в Ставрополе, в крайкоме ВЛКСМ и краевом отделе народного образования.

Добрались они благополучно до Москвы, поселились в гостинице. Тут налетели журналисты, фотографируют наших ребят, интервью берут. Интересно им с сельскими школьниками беседовать, о деревне расспрашивают, о комбайнах, о коровах. Одна журналистка из «Комсомольской правды» попросила у Людмилы текст выступления:

– Завтра утром я тебе его верну.

Людмила, доверчивая душа, протянула ей листок. А был он в единственном экземпляре, потому что никаких ксероксов тогда и в помине не было, а на трибуне она должна была выступать, не поднимая от бумажки глаз. Ведь в крае утвердили все, вплоть до запятой. В общем, осталась без шпаргалки, а в обед уже начало слета. Надеялась до последней минуты, а потом лихорадочно начала восстанавливать в памяти текст. Конечно, было очень страшно и обидно. А на трибуну Тимирязевской академии вышла – вообще чуть не умерла от волнения. В общем, выступила без бумажки, от души, своими словами, и сорвала бурные аплодисменты. Рассказывала маленькая ставропольская труженица об опыте применения кормовых добавок при выращивании телят грамотно, со знанием дела. После слета профессора даже приглашали ее поступать в Тимирязевку.

А она после десятилетки вопреки мечтам родителей-педагогов отвезла документы в педучилище, хотела работать в детском саду. Эту мечту они с бабушкой вынашивали несколько лет. Бабушка, между прочим, у нее была турецких кровей, из крепкой кулацкой семьи, где женщинам принято было заниматься благотворительностью – кормить нищих, голодных и завшивевших, давать им кров, поддерживать молитвой и добрым словом.

И вообще бабушка была родоначальницей семейных традиций: дети всегда присутствовали при приеме гостей. По осени большой компанией путешествовали из одного двора в другой: шинковали капусту, утрамбовывая ее в кадках, солили огурцы, при этом работа находилась всем от мала до велика. И все это под песни, шутки да прибаутки. Отец Людмилы был человек мастеровой – учитель труда. Он умел делать всякие интересные штучки из любого материала, будь то дерево, железо, коренья, орехи или косточки ягод и фруктов. Запомнилось, как зимой в дошкольном еще возрасте брал он ее с собой на охоту, прятались в засидке и ждали, когда выйдет на охоту лиса. А луна в полнеба, где-то птица полночная ухает, и вот она – рыжая плутовка… Или зайчишка по кустам трещит, судьбу испытывает. Стрелял ли отец по животным, Люда не помнит. Охотников было много, целая компания, места распределяли сообща, и у каждого было право одного только выстрела. А вот волшебное очарование ночной степи, какой-то особенный сказочный мир запомнились ей на всю жизнь.

Мама, потомственная казачка, человек железной воли, долго не могла понять и принять выбор дочки: какой детсад, какое дошкольное воспитание, если ее приглашали в Тимирязевку?! Потом простила. В знак примирения даже подарила ей модные тогда сапоги-чулки, сразу две пары, и плащ из болоньи. Ой, девчонки Людмиле обзавидовались, она в этих обновках была модной на любой вечеринке. Между прочим, больше десяти раз была на свадьбах подружкой невест! А сама замуж поздно вышла, уже когда добилась определенных успехов в работе.

Впрочем, через три месяца после окончания училища поставили ее заведующей детсадом – невиданное по тем временам доверие. Потом работала в рай-оно, городской администрации. Естественно, получила высшее образование. Ровно двадцать лет назад возглавила центр социального обслуживания населения. Начинали с насущного: в пору всеобщего дефицита благотворительно кормили стариков. Сейчас центр словно райский уголок, красивое здание с современным интерьером, молельной комнатой, ухоженной территорией. А начиналось все на руинах корпуса бывшего интерната, где буйствовали заросли кустарника и годами высилась стихийная свалка. Коллектив у нее подобрался такой, что с полуслова понимают. Столько здесь своими руками переделано: сосны несколько раз пересаживали, пока не подобрали им подходящее место. Зимний сад соорудили, чуть ли не миллион роз под окнами вырастили, но это еще не все: мечтают о фонтане, о витражном спортзале, и список планов никогда не кончается. В центре нашли понимание десятки и даже сотни увлеченных людей. Здесь действуют творческие клубы и объединения, пожилые люди сюда стремятся, как в молодости на вечеринку или на свидание, забывая о возрасте, проблемах, а порой даже о тросточках.

– Сейчас мой коллектив – это моя гордость, – говорит Людмила Беляева. – Каждый человек на своем месте, подобрались специалисты, для которых милосердие не просто слово, а фундамент, на котором строился выбор профессии.

Но ипатовцы не замкнулись на своих собственных проблемах и достижениях. Они постоянно общаются с другими районными центрами, внимательно изучая их опыт и щедро делясь своими идеями. Впрочем, сейчас работать можно. Служба давно уже «набила шишек» на пути становления. Сложнее всего было начинать на пустом месте, даже должностная инструкция состояла всего из нескольких строчек. Сейчас система социального обслуживания словно поезд на рельсах, и рельсы эти прокладываются уже два десятка лет.

Кроме деловых качеств руководитель Ипатовского ЦСОН Людмила Беляева обладает еще и другими талантами, она прекрасно ведет творческие встречи и замечательно поет. И вообще, любит жизнь, любит жить и благодарит судьбу за то, что она к ней благосклонна, что Бог дает силы справляться со всеми невзгодами. Между тем испытаний на ее долю выпало немало и в бытовом плане, и в семейном, и в работе. Но она старается долго не помнить о плохом. Появляются новые идеи – и Людмила Петровна опять в работе, опять горит, увлекая за собой коллектив.

Сейчас ее мир – это работа, дети Марина и Роман, за которых ей не стыдно перед людьми, это старенькая мама, это песни, стихи, встречи с интересными людьми – старыми друзьями и новыми знакомыми. Ее бог – это красота, это уют и стремление к прекрасному. Очень точно отразил характер своей начальницы завхоз Павел Криворотенко:

– У нашей Людмилы Петровны даже веник в углу должен быть аккуратным, чтоб все прутики были причесаны и бантиком перевязаны.

И скромно умалчивает о том, что коллектив и сам уже давно вошел во вкус красоты и без бантика веника себе не представляет.

Людмила Беляева очень любит притчу о двух лягушках, попавших в кринку со сметаной. Одна из них смирилась со своей участью, прекратила сопротивление и погибла. Другая же продолжала прыгать, хотя ее прыжки и казались бессмысленными. Под ударами лягушачьих лапок сметана постепенно загустела, превратилась в комок твердого масла. Лягушка обрела в нем опору и выпрыгнула из горшка.

Наверное, наша героиня по характеру тоже как спасшаяся лягушка: рук уж точно не опускает, всегда старается найти выход из трудной ситуации, начиная с того случая в Тимирязевке.

Надежда БАБЕНКО