Каждый город интересен своей историей. Она не только в перечне событий и имен, она в неповторимости улиц, зданий, ландшафта. Вот и в Ставрополе именно уголки старого города привлекают своей самобытной архитектурой. Кто же были зодчие, которым мы обязаны своеобразием этого облика?

Архитектура

Одним из первых архитекторов Ставрополя был И. Руско, служивший при штабе командующего войсками Кавказской линии. Из его переписки с генералом А. Ермоловым, хранящейся в краевом архиве, узнаем, что он занимался проектированием и ремонтом госпиталя и дома командующего (здание не сохранилось). Строгий комплекс зданий Присутственных мест, протянувшийся на целый квартал на Комиссариатской (ныне Cоветской) улице, создан архитекторами А. Бернштейном и И. Гайворонским. Словно парящее над восточной частью Крепостной горы здание городской Думы выстроено по проекту П. Славянского. Редкая по красоте колокольня на Крепостной горе – «Царь-звонница», как ее называли, на долгие годы ставшая визитной карточкой Ставрополя (ныне восстанавливается), была возведена талантом П. Воскресенского. По проекту Ф. Прозоровского строилась Ставропольская духовная семинария (ныне один из корпусов СКФУ на улице Пушкина)…

Остановимся на именах двух зодчих, оставивших наиболее яркий след в архитектурном облике Ставрополя, – Г. Кусков и А. Булыгин. «Архитектура – это музыка, застывшая в пространстве» – известная фраза немецкого философа Фридриха Шеллинга вспоминается при взгляде на их творения.

Григорий Кусков родился в 1871 году в станице Новонижестеблиевской Кубанской области. В 1894 году с золотой медалью окончив Санкт-Петербургский институт гражданских инженеров, приезжает в Ставрополь и поступает на службу в губернское правление. В первые же годы ему доверяют переустройство, а по существу строительство новой церкви Андрея Первозванного. Ныне действующая, она поражает удивительно умиротворяющей гармонией. Украшением здания стала богатая каменная резьба куполов, полукруглые окна с декоративными коваными решетками и арочными наличниками. Это был первый успех губернского архитектора. В 1904 году его назначают губернским инженером (высший чин в строительном отделении губернского правления). В этой должности Григорий Павлович проработал 16 лет.

Молодой инженер с головой уходит в работу. О его увлеченности говорит большое количество самых разнообразных проектов, разработанных в эти годы. Среди них Ташлянская (Евдокиевская) церковь, колокольни Софиевской и Даниловской церквей. К сожалению, эти постройки не сохранились. А вот мечеть, возведенная в 1915 году, стоит и по сей день. Легкая, со стремительно взлетевшим ввысь минаретом, изящной формой куполов, она словно пришла к нам из восточной сказки. В здании разместилась выставка картин, подаренных городу заслуженным художником России Павлом Моисеевичем Гречишкиным.

Архитектор создал мечеть из своего любимого строительного материала – местного камня ракушечника. Из этого же камня в строгом классическом стиле возведены семинарское общежитие и больница на улице Морозова, образцовая женская школа при Ставропольском епархиальном училище (ныне здание ВНИИОК). Всего в Ставропольской губернии Григорием Павловичем построено около сорока каменных и деревянных церквей, пять мечетей, семь буддийских хурулов (храмов). За это при советской власти его окрестили «церковным строителем».

Но не только культовые здания строил Г. Кусков. Известно его участие в постройке губернаторского дома в Ставрополе. Это одно из значительных общественных сооружений XIX столетия в городе, выделяющееся дворцово-репрезентативным обликом и высоким уровнем строительного мастерства. Сложено из камня известняка и красного кирпича. Украшено полуколоннами портика, карнизами, балконом, поддерживаемым четырьмя кариатидами – скульптурами женщин в древнегреческих одеждах, башенками на крыше, покрытыми пластинами из зеленой эмали. Значимость строения подчеркивала и великолепная внутренняя отделка: художественная роспись стен, лепнина, мозаичный паркет. В советское время в Доме губернатора надстроен третий этаж, выдержанный в первоначальном стиле, но здание лишилось оригинальных башенок. Сегодня здесь администрация Ставрополя и городская Дума.

Г. Кускову приписывали некоторую консервативность. Тогда в зодчестве появился новый яркий стиль модерн, но Григорий Павлович шел своей собственной дорогой, оставаясь верным никогда не стареющей классике. И находил не только точные, но и свежие архитектурные образы. Он с удовольствием проектировал частные дома. В 1899 году на улице Барятинской (ныне Комсомольская, 125) построил дом и для своей довольно большой семьи. Фасад украшали каменный рисунок и ажурное крыльцо у парадного входа. К этому времени у Григория Павловича с супругой Лидией Алексеевной родились дочери Нина, Александра, Галина, позже – Ирина. Все они учились в Ольгинской женской гимназии, расположенной рядом с усадьбой Кусковых.

После прихода новой власти Григорий Павлович за три года поменял много должностей в советских административных органах: был заведующим материально-хозяйственным отделом, техноруком на постройке канализации, комендантом губкоммунотдела. Читал лекции на Красных архитектурно-дорожных курсах десятников и в Ставропольском институте сельского хозяйства и мелиорации. В эти годы у архитектора отобрали так любовно выстроенный дом. Семья поселилась в старом флигеле.

В августе 1923 года Г. Кусков снова назначается губернским архитектором. Время было сложное. Сокращение строительства привело к невостребованности профессии. Но Григорий Павлович не сидел без дела. Под его руководством были реконструированы улица Красная (ныне проспект Карла Маркса) и проспект Пролетарской Революции (ныне проспект Октябрьской Революции). А его семья продолжала тесниться в двух комнатушках.

Умер Григорий Павлович 9 июля 1937 года. Могила его на Успенском кладбище была затеряна. Спустя несколько десятилетий стараниями сотрудников Ставропольского музея-заповедника имени Г. Прозрителева и Г. Праве она была найдена и приведена в порядок. На скромном надгробии можно увидеть венок с надписью на ленте: «Строителю Ставрополя от будущих строителей. Студенты Ставропольского государственного политехнического колледжа». Сохранился и дом, где жил Г. Кусков. Наверное, властям следовало бы подумать о памятной доске на здании.

Адриан Булыгин – выходец из купеческой семьи. Получил диплом архитектора, окончив строительный институт Главного управления путей сообщения и публичных зданий. С 1904 года работал в Ставрополе. Одним из первых проектов начинающего зодчего стал проект трехэтажной пристройки к епархиальному женскому училищу со стороны Митрофановского (ныне Зоотехнического) переулка. Законченная к 1916 году пристройка удачно повторяла фасадный рисунок основного строения, возведенного по проекту Ф. Кнорре. Новинкой стало то, что на третий этаж попадали не только по лестнице, но и с помощью первого в городе электрического лифта фирмы «Альфред Гутман и К». Это здание, ныне принадлежащее сельхозакадемии, продолжает поражать своей монументальностью. В классическом стиле решено А. Булыгиным здание 3-й женской гимназии, распахнувшей свои двери к новому 1912/13 учебному году, – строгий белокаменный храм науки.

Любопытно узнать из архивных документов, как архитектор осуществлял контроль над строительством: требовал от подрядчиков приобретения качественного камня, точной подборки его по цвету для облицовки; не допускал небрежности в кладке стен; добивался безукоризненной формы карнизов над оконными перемычками, считая их главным украшением здания. Благодаря тщательности работ при возведении гимназии, может быть, и выстояла она, когда гитлеровцы, уходя из Ставрополя в 1943 году, попытались ее взорвать. Пострадали только вестибюль и входная лестница. Здание было быстро восстановлено, и в нем вновь открылась школа. Жаль только, что старинное здание изуродовала безликая пристройка нового корпуса. Тут стоит вспомнить, как бережно архитектор А. Булыгин создавал пристройку к епархиальному женскому училищу.

Адриана Петровича, несомненно, можно назвать новатором в своем деле. Именно он украсил город зданиями в стиле модерн, появившемся в зодчестве в конце XIX века. Модерн произвел настоящую революцию в архитектуре, гармонично объединив полезное и прекрасное. В 1912 году на углу Николаевского (ныне Карла Маркса) проспекта и Архиерейской (ныне Г. Голенева) улицы появилось двухэтажное здание, поразившее горожан неординарностью. Автором «хрустального замка», как называли его местные газеты, был архитектор А. Булыгин. Асимметричные, свободные формы, разнообразие многочисленных окон дополнялись нарядной облицовкой здания, отделанного темно-красным гранитом, лепным растительным узором, серо-голубой голландской плиткой. Украшали его эркеры, балконы, лоджии, в центре – башенка для часов, которые и ныне отсчитывают время. Не менее великолепен был и внутренний интерьер: отделка ценными породами дерева, особо обращали на себя внимание деревянный балкон торгового зала, мраморные мозаичные полы, хрустальные люстры, зеркала, доставленные из Германии.

Здание построено по заказу известного в городе провизора И. Пейсаховича. Вскоре он сдал дом в аренду своему однокашнику по медицинскому институту в Германии И. Байгеру. Отсюда и пошло название аптеки – Байгеровская. Верхний этаж арендовался для женской консультации и детского приюта, в южном крыле дома обосновалась фельдшерская школа. Словом, новое здание стало медицинским центром города. Аптека находится здесь и сегодня. Отрадно, что ей вернули историческое название – «Аптека Байгера». Посетители могут подойти к витрине со старинными аптечными весами, медными, фарфоровыми, каменными ступками для перемешивания лекарств, микроскопом, колбами…

А. Булыгину принадлежит еще одна жемчужина градостроительства в стиле модерн – так называемый «Дом Панова» (ныне в нем на улице Дзержинского находится краевой эндокринологический диспансер). Дом выстроен по заказу чиновника по особым поручениям Казенной палаты адвоката И. Панова. Украшением здания являлись веранды, балконы, три не повторяющиеся по рисунку башенки. Пострадавшее во время оккупации здание при последующем восстановлении лишилось двух башен, балкона, отчасти утратив первоначальный вид.

Газета «Северокавказский край» 17 сентября 1911 года сообщала о подготовке к постройке казенного здания отделения Государственного банка на углу Госпитальной и Воронцовской (ныне Ленина и Октябрьской Революции) улиц. Территория, отведенная для строительства, представляла трясину из-за множества родников, а надо было возводить подземное хранилище для ценностей. Пришлось Булыгину начинать с дренажной системы. Использовались лучшие для того времени материалы: новороссийский сверхпрочный цемент, брус и плиты с Урала. Фасад украсили пилястры, полуколонны второго этажа, лепной орнамент. Вверху, на центральном фронтоне, медальон с аббревиатурой ГРБ (Государственный Российский банк).

В Ставрополе сохранился и собственный дом Адриана Петровича, который он выстроил на углу 2-й Ясеновской (ныне Фрунзе) улицы и переулка Орехового (ныне Школьный). Скромный двухэтажный особняк из камня ракушечника, верхний этаж отделан красным кирпичом. Пожалуй, единственным украшением является кованый ажурный балкон в центре строения. Не сохранились резные двери на двух парадных входах. Они заменены металлическими, что уродует старинное здание.

В советское время у архитектора реквизировали особняк, работы не было, и он уехал из России. Сначала обосновался в Париже, затем перебрался в США. И здесь проявились новаторские качества А. Булыгина: он успешно участвует в высотном строительстве, им возведены небоскребы в Нью-Йорке и других городах.

Несколько лет назад в Ставрополь приезжала внучка архитектора Лидия Павловна Руссо (по материнской линии Булыгина), посетила места, связанные с дедом. В особняке Булыгиных сегодня живет несколько семей, но никто не знает имени известного архитектора. И здесь, конечно, тоже необходима памятная доска. Впрочем, как бы то ни было, лучшую память о себе зодчие оставили в «застывшей музыке» созданных ими творений.

Елена ГРОМОВА