В первых числах июля президент Владимир Путин подписал третий блок поправок в Гражданский кодекс, которые взяли под защиту частную жизнь человека.

Роман Савичев

Роман Савичев

ЗАКОНный интерес

ЗАКОНный интерес

Сведения о ней можно будет распространять, только если есть уверенность, что удастся доказать суду их общественную значимость. При этом граждане смогут требовать не только опровержения, но и полного уничтожения, в том числе и в Интернете, любой информации об их частной жизни, не соответствующей действительности. Главными противниками таких новаций в ГК РФ были журналисты, которые настаивали, что в подобных условиях не смогут полноценно работать. Эти доводы законодатели в итоге не учли. Мы обратились к постоянному эксперту нашей рубрики, руководителю «Юридического агентства «СРВ» Роману Савичеву с просьбой прокомментировать, чем нововведения могут обернуться для средств массовой информации.  

– С начала несколько слов о содержании закона, которым внесены очередные поправки в Гражданский кодекс. Начнем с того, что он устанавливает, что такое нематериальные блага. Это жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища. А еще личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства и так далее. Понятно, что все это зачастую нуждается в повышенной защите.

То, что привлекло наибольшее внимание общественности, касается новых норм об охране частной жизни гражданина. По сути, установлен запрет на сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни человека – например, сведений о его происхождении, месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни. Как раз по этому поводу и волнуются журналисты: не нарушается ли баланс между защитой частной жизни и правом общества знать правду о некоторых видных личностях? Ведь, например, публикации о роскошной вилле и необъятном автомобильном парке какого-нибудь чиновника или его пьяном дебоше и неадекватном поведении при управлении транспортом могут быть расценены как нарушение норм ГК. Не получится ли, что журналисты при вступлении поправок к силу (а это произойдет уже 1 октября), по большому счету, потеряют право проводить расследования, а блогеры изобличать хамов?

На эти справедливые вопросы депутаты отвечают, что без согласия человека собирать, хранить и распространять информацию о его частной жизни позволяется, но только «в государственных, общественных или иных публичных интересах». Думаю, что любой профессиональный юрист со мной согласится, что все это очень зыбкие категории, которые в данном случае просто отдаются на откуп суду.

Есть мнение, что принятие данного закона позволит сделать еще один шаг на пути дальнейшего развития цивилизованного рынка и правового государства в нашей стране. Но вместе с тем отметим, что во многих странах – например, в США и Европе – считается, что пресса вправе следить за частной жизнью любого публичного человека, будь то политик, актер или общественный деятель. Такое внимание рассматривается как своего рода плата за публичность. Между тем новые нормы ГК, по большому счету, не учитывают специфику работы СМИ. И вполне возможно, в будущем это сделает медийную сферу еще более уязвимой и позволит заглушить волну публикаций о злоупотреблениях чиновников, депутатов и непристойном поведении звезд шоу-бизнеса.

Ведь кроме этого появилась норма, которая позволит требовать опровержения любых данных, которые гражданин посчитает не соответствующими действительности. Впервые у нас введено правило о защите граждан в случаях распространения о них ложной, но не порочащей их информации. Это так называемый принцип запрета нейтральной и доброй лжи. Не секрет же, что похвала с подвохом иногда может навредить человеку сильнее лжи. Правда, в этом случае не ответчик должен будет доказывать достоверность информации, а заявитель – недостоверность, и у ответчика нельзя будет требовать компенсации морального вреда.

И наконец, нововведения позволят гражданам вроде даже зачистить Интернет от выпадов в свой адрес. Неудачные фото, порочные видео, скверные свидетельства – все должно быть удалено без следа, когда «ославленный» человек того пожелает. Пока трудно представить, как будет происходить борьба за имя в виртуальном пространстве, но человек будет вправе обратиться в суд с требованием об удалении соответствующей информации, а также о пресечении или запрещении дальнейшего ее распространения.

На время, конечно, можно успокоиться тем, что нововведения будут постепенно входить в нашу жизнь. Должно пройти какое-то время, чтобы сформировалась практика. Как зачищать Интернет, как уничтожать информацию – все это надо прорабатывать. Рано или поздно прописанные в ГК РФ запреты станут привычным делом, и в перспективе судиться можно будет по любому поводу.

Напоследок добавлю, что в ГК внесены и другие важные поправки. Например, устанавливается, что объектами гражданских прав являются результаты работ и оказания услуг, а не сами работы и услуги, как было до того. То есть теперь, если, например, вам долго делали ремонт, а результат вас не устраивает, то оплачивать бессмысленную суету ремонтников вы не обязаны.  

Юлия ПЛАТОНОВА