Вот уже более десяти лет в крае действует геральдическая комиссия при губернаторе. Сейчас ее возглавляет зампред ПСК Сергей Асадчев. Проделана огромная, интересная работа, о которой рассказывает Николай Охонько, секретарь геральдической комиссии, директор Ставропольского историко-культурного и природно-ландшафтного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

– Николай Анатольевич, современному человеку в постоянной суете, заботах геральдика кажется чем-то очень далеким, даже абстрактным, хотя она, по сути, окружает нас ежедневно.

– Хочу поделиться одним наблюдением. Известно, что есть разные способы замеров пульса гражданского общества. Так вот, на мой взгляд, одним из сигналов активности является сфера геральдики. Давайте оглянемся в 90-е годы. По-разному можно к ним относиться, бесспорно одно – общественный подъем был, да еще какой! И ярчайшее выражение его – стремление регионов, муниципалитетов создавать свою символику. До этого многое было зарегулировано, заорганизовано, а тут появились определенные свободы. Еще более мощная волна прошла с внедрением современного местного самоуправления. При этом общество словно вернулось к старому средневековому посылу… Ведь в Средние века геральдика городов зарождалась на волне противостояния территорий феодалам, князьям. Города боролись за суверенитет, знаком коего было в том числе наличие собственного герба.

– Не случайно, наверное, геральдика того времени такая воинственная – всюду щиты, мечи и т. п.

– В противовес посягательствам на свободу горожан – так они защищались. Не секрет, что и сегодня пока не достигнут идеал взаимоотношений муниципалитетов… Сложно вообще говорить об устоявшемся самоуправлении как таковом. Но в любом случае, как только этот процесс пошел, появился интерес к символике. Помню, как главы муниципальных образований объединялись в неформальные ассоциации, выражали желание заявить о себе и зримо… В последние два-три года снова спад, что-то меняется в обществе. Однако в геральдике Ставропольского края произошел прорыв: до 2005 года районы, будучи государственно-территориальными образованиями, не имели права на собственную символику, а получив статус муниципальных образований, такое право обрели. Могу сказать, что сыграла свою роль геральдическая комиссия при губернаторе. Сегодня практически все города края – 18 из 19 – имеют символику, кроме города Минеральные Воды. Геральдическая комиссия решила инициировать движение и в районах, чтобы они тоже занялись разработкой символики. И к настоящему времени ее имеют 20 из 26 районов, большая часть утверждена в Герольдии РФ, некоторые гербы, разработанные без участия геральдической комиссии, как мы их называем, «неправильные», юридически вполне состоятельны, поскольку приняты органами местного самоуправления. Туркменский, Изобильненский и Апанасенковский районы еще работают над этим. Никакой инициативы не проявили Ипатовский, Кочубеевский и Минераловодский районы. Но в целом, как видите, ситуация достаточно оптимистичная. Что касается города Минеральные Воды, символика его разработана в аппарате главы, одобрена геральдической комиссией, но тут в процесс вмешались депутаты…

– И что же им не нравится? Перед нами очередной конфликт ветвей власти?..

– Знаете, это, вообще-то, по всему краю наблюдалось, и дело тут не в конфликте ветвей. Представьте, сидят 25 человек, им предлагают варианты, поясняют, что это сделано геральдически правильно, но тут у каждого начинает «играть» свое мнение, каждый готов сделать свой герб… В результате не могут договориться. Классический пример такого долгого разговора – город Зеленокумск. Там решили пойти по пути широкой гласности – провели общественные слушания. Зал Дома культуры был забит битком. Когда мы с художником-геральдистом Игорем Проститовым попытались в популярной форме познакомить собравшихся с особенностями геральдики, ра-зыгралась такая буря вокруг проекта герба (кстати, весьма добротного), тут же нашлась группа лиц с «альтернативными» вариантами… Словом, утонули в дискуссиях, затянувшихся более чем на год. А в конце концов вернулись-таки к первоначальному – красивому, качественному гербу, отражающему историю, связанному с конкретными именами и событиями. Думаю, тут проявляется убежденность части муниципальных образований в том, что только они собственными силами должны разрабатывать свою символику.

– Сами с усами…

– Совершенно верно. При этом есть районы, идущие по пути заказа герба специалистам-геральдистам, а есть «принципиально» не желающие ничьих советов. Хотя члены геральдической комиссии всегда готовы помогать консультациями, и многие муниципалы приезжают к нам со своими эскизами. В результате такого конструктивного сотрудничества получился очень красивый герб у поселка Крутоярского: местный актив внимательно изучил историю поселка, литературу по геральдике, в том числе и наше издание «Символы малой родины». Нам был представлен удивительно продуманный, правильно выстроенный проект, после ряда небольших подсказок доведенный до нужного уровня. А вот в Кочубеевском районе соорудили проект, на котором чего только не изображено – паровозы, железная дорога… Так и живут с этим гербом. Словом, позиция «сами с усами» тоже говорит о том, что герб играет в жизни местного сообщества очень важную роль. Этакое своеобразное проявление патриотизма.

Интересная коллизия имела место в Пятигорске. У города был герб, утвержденный в 1970 году, скорректированный и переутвержденный в 90-е годы. Поэтому следовало прежде всего дать юридическую оценку прежним, т. е. официально их отменить. Например, когда принимался современный герб города Ставрополя, предварительно отменили пре-дыдущий – 1967 года, правда, элементы его были использованы в ныне действующем. В Пятигорске не решили вопрос юридически. Проект заказали местным дизайнерам, не учитывавшим никаких правил геральдики, зато герб очень быстро изготовили и запустили в жизнь: на улицах, официальных бланках… А вот герольдия дала отрицательную оценку, отметив ряд грубых нарушений. Только после этого пятигорчане обратились к нашему профессиональному геральдисту, он скорректировал проект, причем очень тактично, учтя все их пожелания. Этот вариант успешно утвержден в герольдии, город получил свидетельство, но… пользуется все еще «неправильным» вариантом!

– Николай Анатольевич, давайте разъясним читателю, что значит правильный и неправильный герб.

– Есть определенные геральдические правила, окончательно утвержденные в 2006 году Геральдическим советом при Президенте России. До этого шел долгий процесс их осмысления, а дело это серьезное, учитывая значительный временной разрыв в российской геральдике в ХХ веке. Нужно было решить, на каких основах ее использовать сегодня: возвращаться «один к одному» к старой, имперской, или делать совершенно новую. Эти правила, конечно же, опираются на общемировые, которые надо соблюдать, выражая свежие идеи. К примеру, не накладывать в изображении «металл на металл» и «цвет на цвет», не помещать цифры и слова, потому что герб говорит другим языком – языком символов.

– Хотя многие все же указывают год основания города…

– Как и названия населенных пунктов. Но зачем тогда нужны символы, если все написано? Есть определенный набор геральдических фигур, каждая несет смысловую нагрузку. Даже цвет символичен: черный – цвет прошлого, таинственного, загадочного, аскезы, отсюда и траурный смысл, обозначающий ушедшее… Все знаки надо правильно располагать. Самодеятельные гербы часто нарушают эти нормы.

– А ведь краевая комиссия существует с 2000 года, о ней уже знают достаточно. Кстати, каковы ее полномочия?

– Главное – регулировать процесс разработки местной символики, давать рекомендации. Оптимальный путь для муниципальных образований – заказать проект профессиональным геральдистам. Второй – делать самим, консультируясь со специалистами. Третий путь выбирают «самостийщики». Другая наша забота – всю разработанную символику провести через экспертизу, по итогам которой опять-таки дать конкретные советы и рекомендовать для направления в Геральдический совет при Президенте РФ. Некоторые выходят в центр, минуя нас, это их право. Но, к счастью, вне поля геральдической комиссии единицы. Более 50 гербов прошли и нашу, и центральную комиссии, внесены в Государственный геральдический регистр. Сегодня у нас есть все возможности для качественного геральдического обеспечения края. Более того, в государственной герольдии отмечено, что нашей комиссии удалось создать своеобразный геральдический стиль Ставрополья, объединяющий существующие в крае знаки в единый геральдический художественный комплекс. У нас выросли серьезные профессионалы Игорь Проститов и Сергей Майоров, часто выступающие в роли как авторов, так и консультантов проектов.

– Известно, что в геральдике продолжают пользоваться популярностью символы советской эпохи, такие как шестеренки, колосья и т. п. А какие самые популярные символы у нас в крае сегодня?

– Довольно легко ушли с гербов пресловутые индустриальные мотивы, а вот с колосьями – никак, подавляющая часть отстаивает: «Хотим колос, и все!». К чести наших геральдистов, замечу: ими создана виртуозная модификация образов колоса и снопа. Колос приобретает нестандартные черты, уйдя от натурального изображения к действительно символичному, так мы пытаемся идти навстречу заказу, поскольку за этим упорством чувствуется что-то очень важное для наших земляков.

Другая черта нашей символики – принцип «говорящих» гербов, отражающих названия населенных пунктов. Даже на гербе края это видно по главному символу – кресту. Многие муниципальные образования, отдавая дань имени всего края, вносят этот знак в свою символику. Получается уже не только Град Креста, но и Край Креста. Таким образом, наша геральдика сильно проникнута христианской философией, отражает стремление христианского населения территории сохранить свою идентичность. На фоне миграционных и демографических процессов, этнической ситуации это выглядит весьма принципиально. Со вкусом обыгрываются и красивые названия – Левокумское, Обильное… И все это правильно с геральдической точки зрения.

Появляется и корпоративная геральдика. Так, есть герб нашего музея, внесенный в Государственный геральдический регистр, герб министерства культуры края, краевой клинической психиатрической больницы. Есть он у министерства образования, но пока не проведен через герольдию. В ГУВД по СК при изготовлении герба по рекомендации геральдической комиссии использовали исторический герб 1878 года, со своей ведомственной основой. Нотариальная палата края очень скрупулезно и творчески подошла к разработке герба. Был интересный герб у СГУ, уже вошедший в историю; наверное, в связи с реорганизацией вуза что-то здесь изменится.

– Откуда у ведомств желание иметь герб? Зачем им это нужно?

– У многих выходят свои печатные издания, проводятся масштабные профессиональные конференции, возникают другие ситуации, когда надо себя фирменно презентовать, и корпоративная символика призвана визуально представлять их в обществе. Среди находящихся в разработке – гербы ДОСААФ, Госнаркоконтроля, ряда вузов и другие.

– А как с частными заказчиками, быть может, появились уже новые фамильные гербы?

– Пока этот процесс идет очень робко. Хотя нам регулярно задают вопрос: могу ли иметь свой личный герб? Герольдия РФ ведет такой регистр в основном в связи с потомками дворянских родов.

– Их символику, собственно, никто не отменял…

– Но сама жизнь сильно поменялась. Когда-то гербом украшали фасад своего особняка, фамильную посуду, белье, бумагу, визитки… Личная геральдика – результат сословного общества. У нас его уже давно нет.

– Но есть же категории – бизнесмены, врачи, учителя, инженеры, строители…

– Пока идет весьма стихийное освоение такого рода символики. Впрочем, сегодня, например, практикуются ведомственные костюмы со своими чертами. Вспомним: Россию второй половины ХlХ века даже называли страной мундиров, и недаром – налицо была четкая внешняя «классификация», начиная от дворника, имевшего свой значок, до императора…

– Были ярко выражены цеховые признаки – железнодорожники, пекари, ткачи, студенты…

– Современное общество слишком перемешано, во многом унифицировано. Поэтому, думаю, у персональной геральдики перспектив мало, хотя бы потому что утилитарное применение отсутствует. Тем не менее, уверен, будущее геральдики вообще представляется не менее интересным, чем прошлое.