В земле братской Украины обнаружены останки двух солдат, погибших в Великую Отечественную, один из них до войны жил в Ставрополе. В Мордовии и Тверской области поисковики тоже нашли захоронения наших земляков, но кто теперь вернет павших героев на Родину?   

Памятник неизвестным солдатам на месте братской могилы

«Душа не на месте» 

Об этом мне сообщил сотрудник отдела МВД России по Изобильненскому району Александр Паненко. Читатели «Ставрополки» знают его по материалу «Сгинувшие заживо», в котором я рассказывал об архиве полицейского, где собраны материалы о поиске земляков-ставропольчан, пропавших без вести в фронтовые годы (см. «СП» от 21.03.2012 г.). Что касается Украины, то я связался по телефону с самим «копателем» Александром Дейнеко из поселка Рассыпного Торезского городского совета Шахтерского района Донецкой области. Вот что он мне рассказал:

– Мы с приятелем иногда делаем раскопки на берегу реки Миус. Как-то в прошлом году в неглубокой воронке обнаружили кости двух военных – рядом с ними лежали черные пластмассовые капсулы-медальоны, какие выдавали солдатам вместо именных жетонов, или, как их еще называли, «капсулы смертников». Бумажный листок в одной из них истлел полностью, а во второй кое-что сохранилось, правда, читалось с трудом, потому как было написано карандашом и буквы некоторые не просматривались: «Веселиш... Сергей (или Иван) Федорович, 1903 года рождения, уроженец г. Ворошиловска Орджоникидзевского края». Возле солдата с перебитой и перевязанной жгутом ногой находилась и металлическая ложка, на которой было нацарапано: «Веселиш.».

Во время войны, утверждает А. Дейнеко, на территории Шахтерского района Донецкой области стояла Ставропольская кавалерийская дивизия. Возможно, это было подразделение 1-й гвардейской кавалерийской Ставропольской ордена Ленина Краснознаменной, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизии имени М. Ф. Блинова, освобождавшей Украину в 1943 году. А по реке Миус проходила линия фронта. «Миус-фронт» – так назывался сильно укрепленный оборонительный рубеж во время Великой Отечественной, созданный немецкими войсками в декабре 1941 года. Красноармейцы дважды пытались его прорвать, но им это удалось лишь в августе 1943-го в ходе Донбасской наступательной операции.

А. Дейнеко также поведал, что о раскопках он поставил в известность правоохранительные органы, местные власти и военкомат, но никто пока никак не отреагировал. Александр вместе с другими поисковиками насыпал на месте гибели бойцов земляной холмик и установил деревянный крест, хранит дома солдатскую ложку, а листок из капсулы положил под стекло, чтобы не рассыпался от ветхости.

– У меня душа не на месте, – признается А. Дейнеко. – Может, это чей-то дед-красноармеец, а родственники думают, что он пропал без вести. Пожалуйста, найдите его близких, пусть они увезут его на Родину!

Украинские радиолюбители передали информацию о находке на берегу реки Миус своим российским коллегам. Кто-то из них сообщил об этом А. Паненко. Полицейский изучил множество сайтов, посвященных войне, и в базах данных разыскал двух Веселишиных из других регионов Советского Союза. А нашего земляка – нет. (Не исключено, что его фамилия, например, Веселишенко: ведь надпись на листке, извлеченном из капсулы, заканчивается на букву «ш». – Авт.).

Получается тупик? Не хочется в это верить. Есть надежда на то, что публикация в «Ставрополке» попадется на глаза тем, кто знал уроженца Ворошиловска Орджоникидзевского края с похожей фамилией или что-то слышал о нем. Тогда обязательно напишите нам!

Медальон Брянцева

А. Паненко рассказал и о других захоронениях. Так, весной 2012 года мордовское поисковое объединение «Поиск» в Ульяновском районе Калужской области обнаружило останки бойца РККА (Рабоче-крестьянской Красной армии). При нем имелся «смертный медальон» с запиской, из которой следовало, что это Георгий Павлович Брянцев, 1917 года рождения, член ВЛКСМ, призван в армию в 1939 году из Черкесска Черкесской автономной области Орджоникидзевского края (такая административная единица существовала с марта 1937 по октябрь 1943 года. – И. И.).

А. Паненко выяснил, что Брянцев в 1941 году пропал без вести. А 24 января 1947 года из Черкесского райвоенкомата в Центральный архив Министерства обороны СССР был сделан запрос от его жены, проживавшей в колхозе Чапаева Черкесского района. Известно также, что последнее письмо от супруга было получено ею в сентябре 41-го. К слову, на местности, где нашли солдата, в августе-сентябре 1942 года шли ожесточенные бои, и вместе с останками поисковики раскопали противотанковые гранаты и патроны. Живы ли сейчас родные или потомки Г. Брянцева?

Госпиталь как «братская могила»

В Тверской области местные следопыты обнаружили братскую могилу, где захоронены 166 бойцов Красной армии, умерших от ран в полевом передвижном госпитале вблизи села Старого Вышневолоцкого района (всего там простились с жизнью 724 солдата и офицера). Останки из могилы были перезахоронены в селе Погорелое Городище Зубцовского района. Кстати, 22 июня здесь будут установлены таблички с именами погибших. Так вот, в их числе, как говорит А. Паненко, ссылаясь на компьютерную базу данных, есть и наш земляк – уроженец села Малые Ягуры Туркменского района Дмитрий Дмитриевич Шапка. Родился боец в 1909 году, а умер в госпитале 7 октября 1942-го. Если родственников Д. Шапки заинтересует более подробная информация, то они могут позвонить координатору поисковой операции Сергею Киселеву с 10 до 18 часов по телефону 8 (916) 501- 92-28 или написать по электронному адресу: poisk@ntv.ru.

Игорь ИЛЬИНОВ