Споры об эффективности использования активов, находящихся в государственной собственности, идут далеко не первый год. 

Министр имущественных отношений Ставрополського края Дмитирий Евтушенко

Министр имущественных отношений Ставрополського края Дмитирий Евтушенко

Экспертами высказывается мнение, что российские регионы могут рассчитывать на структурные изменения в своей экономике, только избавившись от излишнего имущественного «балласта». Мол, в собственности субъектов должны по преимуществу оставаться предприятия, выполняющие социальные функции и занятые в тех сферах, где на добросовестность коммерческого сектора рассчитывать сложно. С этим согласен и министр имущественных отношений края Д. ЕВТУШЕНКО. С ним корреспондент  «СП» беседует о ходе приватизации в регионе. 

– Дмитрий Викторович, доходы от использования государственного имущества являются важным источником пополнения краевой казны. Как будет проходить приватизация объектов краевой собственности в этом году?

– Для обеспечения интересов Ставропольского края наше министерство на протяжении последних лет осуществляет оптимизацию структуры государственной собственности. Это целый комплекс мероприятий, который включает в себя определение видов и объемов имущества, необходимого для нужд региона, использование данного имущества на условиях, обеспечивающих надлежащее исполнение государственных функций края, а также отчуждение того, что называют непрофильными активами.

Хочу особо отметить, что при «чистке» списка краевой собственности важно помнить, что приватизация – это довольно деликатная задача. Здесь ни в коем случае нельзя спешить, одним махом выставляя все непрофильные активы на аукцион. По каждому имущественному комплексу или пакету акций нужно работать отдельно, учитывая складывающуюся на конкретном предприятии ситуацию. Ведь проходящая на федеральном и региональном уровнях приватизация в конечном итоге подразумевает создание института эффективных собственников.

Краевая программа приватизации на 2012 год включает перечень почти из двух десятков объектов. И отмечу, что по преимуществу они расположены в районах. Пик приватизации в крае придется на вторую половину года.

– Я изучила упомянутый вами перечень объектов. Действительно, Ставрополь там фигурирует не часто. Но, признаюсь, настораживает один адрес. К приватизации в третьем квартале планируются нежилые здания и помещения в краевом центре по улице Ленина, 304. Это клинический диагностический центр...

– Сразу скажу, это не повод для какой-либо паники или беспокойства. Факт приватизации никоим образом не повлияет на работу лечебного учреждения, обладающего современным медицинским оборудованием и оказывающего квалифицированную помощь многим ставропольцам и жителям соседних регионов. Никакой социальной подоплеки в происходящем нет. Просто меняются имущественные отношения между краем и диагностическим центром.

В марте в министерство поступило заявление от его руководства о реализации преимущественного права на приобретение арендуемого имущества. Это означает, что в соответствии со 159-м Федеральным законом диагностический центр как предприятие, относящееся к категории среднего бизнеса, может рассчитывать на льготы и приобретение арендуемых площадей в упрощенном режиме. Таким образом, диагностический центр вскоре должен стать собственником занимаемых им помещений.

– Насколько выгодно это другой стороне, то есть краевой казне?

– Приватизация здания краевого клинического диагностического центра должна поставить точку в давнем споре. Договор аренды имущества, находящегося в собственности Ставропольского края, был заключен с медучреждением еще в ноябре 1991 года. И, естественно, ряд его положений со временем устарел и не отвечает современным реалиям.

Прежде всего это относится к размеру арендной платы. Министерство имущественных отношений края неоднократно пыталось заключить дополнительные соглашения об изменении порядка ее начисления. Однако каждый раз мы получали отказ как при переговорах с руководством диагностического центра, так и в процессе судебных разбирательств.

В итоге получается, что за аренду в центре Ставрополя почти девяти тысяч(!) квадратных метров краевая казна ежегодно получала, по сути, копейки. Так, в 2009-2010 годах сумма арендной платы составила чуть более 353 тысяч рублей. В 2011-м – почти 357,7 тысячи. А в этом году с учетом инфляции арендная плата должна составить всего около 381 тысячи рублей. С одной стороны, все это подтверждено судебными вердиктами, и спорить с ними мы не можем. Но, с другой стороны, о какой эффективности использования государственной собственности в данном случае можно говорить? Ведь получается, что в этом году диагностический центр арендовал бы имущество по цене примерно 42 рубля в год за квадратный метр. При этом, согласно вступившему в силу 1 января 2012 года постановлению администрации Ставрополя, в городе минимальная ставка арендной платы за один квадратный метр в год составляет 1191 рубль. Как видим, разница огромная. Потому приватизация – это самый оптимальный выход из сложившейся ситуации.

– Дмитрий Викторович, не могу не спросить вас о планах еще по одному объекту, который на слуху у ставропольцев уже который год. Речь о санатории «Ставрополье» на Черноморском побережье. Не секрет, что состояние его оставляет желать лучшего, а у краевого бюджета нет средств, чтобы вернуть санаторий в рабочее состояние. Может, логично было бы его продать?

– Несмотря на то, что ситуация с санаторным комплексом в Сочи действительно непростая, вопрос о его продаже сейчас не стоит. Правительство края предпринимает меры по поискам и привлечению инвесторов. Ведь, по самым скромным оценкам, на то, чтобы привести запустевший санаторий в порядок и создать комфортные условия для отдыха и лечения людей, сейчас нужно не менее миллиарда рублей. Позволить себе такие траты и без того дефицитный бюджет края, естественно, не может. А вот для бизнеса это предложение, безусловно, является привлекательным.

Тем не менее есть обстоятельства, изрядно осложняющие этот процесс. Вкратце напомню историю. Межколхозный санаторий «Ставрополье» был построен в 1974 году на средства колхозов и совхозов, то есть на условно народно-государственные средства. После распада Советского Союза санаторий оказался на грани банкротства, ведь собственники не спешили вкладывать деньги в развитие общего имущества. Чтобы не потерять его окончательно, было принято решение безвозмездно передать здания и земельные участки в собственность Ставропольского края. А право безвозмездного пользования ими осталось у некоммерческого партнерства «Ставрополье», куда вошел ряд сельхозпредприятий края. С тех пор никаких доходов от использования санаторного комплекса казна региона так и не получила.

И откровенно лукавят те, кто сейчас обостряет ситуацию и громко кричит о том, что край незаконно владеет санаторием и что его нужно вернуть некоммерческому партнерству. Во-первых, суд признал законными все договоры пожертвования недвижимости. Во-вторых, давайте посмотрим, каким собственником оказалось некоммерческое партнерство. Полное отсутствие текущего и капитального ремонта привело к тому, что вышло из строя все инженерное оборудование. Использовать здания для оказания каких-либо услуг населению практически невозможно. Более того, партнерство задолжало краевому бюджету десятки миллионов за пользование землей. Опустевшие и пришедшие в плачевное состояние санаторные корпуса свидетельствуют только о том, что выгода была извлечена лишь непонятной группой лиц. И в стороне, к сожалению, остались не только бюджет края, но и сами ставропольские колхозы, которые строили здравницу и в чьей коллективной собственности она когда-то была.

Потому еще в 2011 году край не стал выделять деньги на текущий ремонт санатория «Ставрополье»: была опасность, что несколько десятков миллионов уйдут в никуда. Логичнее было начать поиск инвестора. Но всему этому некоммерческое партнерство разными способами пытается придать политическую окраску.

Тем не менее уверяю, что, привлекая частные инвестиции для возвращения санатория в рабочее состояние, правительство края сделает все, чтобы льготная возможность отдыхать на Черноморском побережье появилась у населения Ставрополья. И в первую очередь – у социально незащищенных граждан. 

Юлия ЮТКИНА