Многие жители края помнят Юрия Николаевича Христинина по его многочисленным газетным публикациям, по книгам «Сестра милосердия», «На рейде «Ставрополь», «Секрет военного снимка», «Именем ВЧК», «День моего города». 14 февраля ему исполнилось бы 70 лет…

Юрий Христинин был журналистом от Бога. Его жизнь – яркий пример счастливого совпадения природного дара и избранной профессии. Журналистика обрела в нем талантливого, фанатично преданного трудоголика. Он не изменял ей, даже когда писал книги и кино-сценарии. Совершенно заслуженно Ю. Христинин был удостоен почетного звания «Заслуженный работник культуры России», награжден медалями «За трудовую доблесть», «За трудовое отличие», трижды становился лауреатом краевого журналистского конкурса имени Германа Лопатина.

Как рассказывает друг его молодости и коллега Н. Марьевский (они вместе начинали путь в журналистику в газете «Невинномысский рабочий»), раньше других заметил и оценил творческие наклонности Юрия тогдашний редактор А. Полуэктов. У начинающего журналиста было очень важное качество: он не пасовал перед трудностями, преодолевал их, совершенствуя таким образом свое мастерство и набираясь опыта.

За сорок лет (таков журналистский стаж Юрия Николаевича) ему довелось поработать в разных газетах: в «Молодом ленинце», «Ставропольских губернских ведомостях», «Северном Кавказе»… Но больше всего, 23 года, отдано им «Ставропольской правде», где он прошел путь от корреспондента до заместителя главного редактора.

Ответственному секретарю «Ставрополки» А. Маяцкому он запомнился как человек, обладавший доброй и светлой аурой, как профессионал, всегда работавший с интересом и большим удовольствием. Ему можно было поручить самое сложное и срочное задание и быть спокойным: не подведет!

Много лет работал в «Ставропольской правде» и дружил с ним Д. Савченко, ставший впоследствии редактором газеты «Кавказская здравница». Он подчеркивает, что Юрий Николаевич был отзывчивым человеком, от души помогал многим людям. Поэтому его любили ветераны войны и труда – за внимание к ним, за неравнодушие к их бытовым и другим важным вопросам. Если речь шла о судьбе человека, он не останавливался ни перед какими трудностями в поисках нужных доказательств, материалов. И не успокаивался, пока не докопается до истины.

В лихие 90-е, когда жизнь в стране перевернулась вверх дном, Юрию Христинину перевалило уже за 50, но он по-прежнему был молод душой, жадно интересовался всем, что происходило вокруг. Он бывал и на погранзаставах, и в «горячих точках», где лилась кровь. Ему нужно было увидеть все собственными глазами, разобраться во всем на месте, поговорить с очевидцами событий, чтобы потом поделиться своими впечатлениями с читателями.

Помню, летом 1995 года, в разгар первой чеченской войны, он принес мне (тогда я был редактором газеты «Ставропольский казачий вестник») свою острую проблемную статью «Россия – России: «Иду на вы». В ней беспристрастно была показана эта война, где россияне воюют с россиянами. Я без колебаний поставил ее в очередной номер. Публикация имела большой общественный резонанс. Вообще смелые публикации Христинина на злобу дня всегда вызывали живой отклик благодарных читателей. Там была правда.

Собственный корреспондент «Ставропольской правды» А. Лазарев однажды рассказал мне, как ездил в командировку в Чечню с Юрием Николаевичем. Тогда с ним не отважился поехать никто из молодых. Хватило духу только этому седеющему ветерану, который, как убедился А. Лазарев, оказался классным специалистом в своем деле, настоящим и верным товарищем.

Круг интересов и пристрастий Юрия Христинина был достаточно широк. Любил стихи и песни, особенно лирические. Ценил хорошую, остроумную шутку, сам шутил, тонко подмечая смешное в жизни и в людях – иногда по-доброму, иногда язвительно, с подковыркой. Любил свою дачу с маленьким деревянным домиком, где отдыхал после командировок…

А еще Юрий Николаевич был гостеприимным хозяином. И был у него надежный тыл – семья: жена, две дочери, с годами появились внуки. Традиционно сложилось так, что домашние заботы, воспитание детей легли в основном на плечи супруги Жанны Васильевны. Благодаря ей глава семьи мог целиком посвятить себя любимому делу. Она терпеливо тащила семейный воз и никогда не жаловалась. Но он был в курсе всего, что касалось самых дорогих ему людей, и авторитет его в семье был непререкаем.

После первого инсульта благодаря искусству медиков и заботам преданной спутницы жизни Юрий Николаевич поднялся. Он был слаб, но отчаянно цеплялся за жизнь. Следуя советам врачей, занимался физическими упражнениями, гулял на свежем воздухе, соблюдал режим дня. Однако работоспособность, ясность мысли возвращались не так быстро, как хотелось. Порой накатывало отчаяние, он пугал жену вопросом: «Если нельзя работать, зачем жить?». Следующий, последний, инсульт случился, когда он был дома один…

*****

Уже четыре года Юрия Николаевича нет с нами – он навсегда ушел туда, откуда не звонят и не шлют писем. Нам, кто его знал и искренне любил, так не хватает этого улыбчивого и обаятельного человека с умными и добрыми глазами.