Мы продолжаем рубрику «Ставропольчане – Герои России», в которой рассказываем о жителях края, носящих это высокое звание. Сегодняшняя публикация посвящена Герою России, подполковнику в отставке, депутату городской Думы Ставрополя Михаилу Миненкову. 

Славная родословная

– У меня все просто, – говорит Михаил. – Я из обычной семьи: папа, Анатолий Михайлович, – кадровый военный, ракетчик, а мама, Любовь Павловна, – врач скорой помощи.

Его род по отцовской линии в XVIII веке переселился из Курской губернии в Алейск Алтайского края. В этом городе первую церковь и первую школу построили предки Миненкова. Дедушка, Михаил Пантелеевич, 1916 года рождения (только недавно ушел из жизни), всегда писал его отцам-командирам и интересовался успехами внука по службе. Он постоянно контролировал парня, даже когда тот лежал в госпиталях. Во время Великой Отечественной войны Пантелеич был старшим пулеметным мастером батальона, но в атаку ходил наравне со всеми. Внуку часто рассказывал о боях и тяжелейших армейских буднях, так что какое-то представление о войне Михаил уже имел.

По маминой линии (род Германовых) дедушка, Павел Дмитриевич, известный на Алтае человек, Герой Социалистического Труда и кавалер трех орденов Ленина. Осваивал целину – Кулундинскую степь, трудился бригадиром в колхозе, на 53-м году жизни умер в пшеничном поле, за рулем комбайна. До сих пор дед-герой для всех Миненковых является примером настоящего мужчины, Человека с большой буквы, преданно служившего Родине.

«Продукт системы»

Как-то в первом классе Миша по собственному разгильдяйству положил ноги на парту во время урока. Это очень повеселило одноклассников, но сильно шокировало учительницу, которая не замедлила вызвать маму проказника в школу. Кстати, Любовь Павловна в тот день пришла в учебное заведение первый и последний раз – потом ее просто никто не вызывал, не было необходимости. Возмущенная учительница тогда в сердцах бросила маме маленького Миши:

– За все годы, что я здесь работаю, таких наглых было два ученика, и как, вы думаете, сложились их судьбы? Один в тюрьму сел, другой летчиком стал.

Эта фраза крепко задела самолюбие Любови Павловны, так что лет до 14 Миша, что называется, «не слезал с ремня». Получить «четверку» для него означало «полный провал», поэтому был отличником. Так случилось, что мама взяла воспитание ребенка в свои руки и сама выстроила его будущее.

Как сейчас вспоминает Михаил Миненков, в пору его детства все его друзья и знакомые обязательно мечтали стать военными, а для начала – суворовцами. Это считалось престижным и почетным. Мальчишка рос примерным: носил портфель девочке и защищал ее от хулиганов, заступался за товарищей. С искренней гордостью повязывал на шею красный галстук, даже в холодные зимние дни не надевал шарф и не застегивал воротник куртки, чтобы окружающие видели этот пионерский символ. Ну и конечно, мечтал вступить в ряды комсомольцев.

Однажды он посмотрел советский художественный фильм «Одиночное плавание» и твердо решил: буду морским пехотинцем! Так заворожили его наши морпехи, сражавшиеся с американскими «плохими парнями» на необитаемом острове, где находилась военная база США.

– Нужно признать, что идеологическое воспитание подрастающего поколения в 80-е годы в нашей стране находилось на высочайшем уровне, – убежден Михаил Анатольевич. – И я, «продукт системы», две смены за лето проводил в пионерском и спортивном лагерях, занимался в кружках и секциях, «строил самолеты» в авиамодельном.

Как всегда ответишь: «Есть!»

В 1992 году Михаил поступил в Свердловское суворовское училище, преодолев конкурс 30 человек на одно место. Там нельзя было употреблять алкоголь и курить, плохо учиться или быть «раздолбаем». Наравне с общеобразовательными предметами ребята постигали мир искусства, танца, живописи, поэзии, этики и эстетики. Если кто не соответствовал требованиям – с треском выгоняли. Но Миненкова заметили сразу: 14-летний пацан, будучи в свои годы мастером спорта по самбо, весивший 85 килограммов и подтягивавшийся на турнике невероятное количество раз, попал в третий взвод второй роты. Это было спортивное подразделение. Суворовское училище явилось суровой, но весьма серьезной школой формирования молодого человека.

Два года обучения позволили без экзаменов поступить в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, хотя конкурс тоже был огромный. Попросился в разведвзвод.

– Чем руководствовался? Да ничем. Обычная романтика: камуфляж, тельняшка, голубой берет (кстати, песня такая армейская есть), – признается Михаил Анатольевич. – Думаю, там все «с пулей в голове», и они прекрасно понимают, что за годы обучения (у меня было четыре, а сейчас пять лет) пройдут жесточайшее физическое и морально-психологическое воспитание. Знаете, как у нас говорили: «Здесь обзовут тебя неряхой, сотрут достоинство и честь, а ты в душе пошлешь всех на фиг и, как всегда, ответишь: «Есть!». Но тот, кто все это выдержит, навечно будет причислен к элите Вооруженных сил России – ВДВ.

Михаил приобрел специальность военного разведчика, а в спортивных достижениях достиг звания чемпиона ВДВ и призера Вооруженных сил России по армейскому рукопашному бою.

После окончания военного вуза ему предлагали карьеру профессионального спортсмена, но он отказался – не для того, дескать, учился на разведчика. И, более того, как и многие выпускники, добился, чтобы его направили в боевое подразделение – в Ставрополь, в 247-й Кавказский казачий десантно-штурмовой полк.

– В 1998 году мы, молодые лейтенанты, ехали служить за 600 рублей в месяц, жили во времянках, – делится воспоминаниями Михаил. – Но и мысли не было о том, чтобы уволиться из армии из-за низкой зарплаты и отсутствия бытовых условий. Потому что наша профессия – защищать Родину, мы к этому готовились. И если случалось, в «горячую командировку» кого-то не брали, а оставляли на хозяйстве, то те ребята сильно переживали, даже, может, плакали «в себе» – почему, мол, я не достоин?

Не специально

– Героями, наверное, не становятся специально, то есть это как-то получается в силу определенных обстоятельств и его величества случая, – размышляет Миненков.

А как это получилось у него самого? Родился Михаил 25 июля 1977 года, но уже в двенадцатый раз подряд будет отмечать и свое второе рождение – 14 октября. Тот день ему навсегда врезался в память. В 1999 году в Шелковском районе Чечни нужно было провести рекогносцировку местности на маршруте командира полка (кстати, комполка тогда был нынешний военный комиссар Ставропольского края Герой России Юрий Эм). Параллельно в лесу, передвигаясь на технике, работали две группы – одну возглавлял Миненков, другую, что в соседнем квадрате, – майор (ныне полковник, Герой России) Вадим Паньков, чьих разведчиков сопровождали десантники из полка специального назначения. Выполнив задачу, бойцы встретились, обменялись новостями, посмеялись, даже сравнили, у кого оружие и снаряжение лучше и современнее. На том и расстались.

Прошло всего несколько минут, как в радиостанции Михаила раздался хриплый голос Панькова: «Мы погибаем. Есть «двухсотые» и «трехсотые» (т. е. убитые и раненые). Миненков, мгновенно оценив ситуацию, прокричал в микрофон: «Понял. Иду на помощь!». «Броня» резко развернулась, и машина устремилась в обратном направлении. На месте сражения дымился один расстрелянный в упор спецназовский БТР, вокруг него лежали погибшие, а оставшиеся в живых десантники вели огонь по боевикам из-за уцелевшего бронетранспортера.

– Все мои разведчики «спешились» и бежали следом за техникой, – рассказывает Михаил. – А так как механик-водитель Юрий Муравьев ехал довольно быстро, в бой мы вступили намного раньше остальных. Я был на башне, защищенный люком. Наводчик-оператор Витя Горбачев, находившийся внутри машины, доложил, что, дескать, не видит, куда стрелять – густая листва закрыла прицел. Тогда мне ничего не оставалось, как, сидя сверху, своими руками поворачивать его голову в ту сторону, куда надо было выпускать снаряды. Вместе с головой наводчика поворачивалась и пушка. А я выглядывал из-за люка, по которому хлестали пули, и, как мог, корректировал направление. За пару минут мы отстреляли 500 боеприпасов и подавили основные огневые точки противника.

К этому времени подоспели командир полка Юрий Эм, начальник разведки Игорь Шикин, начальник инженерной службы Валентин Василишин и еще семеро разведчиков. Они заняли оборону на искусственном земляном валу, что на самом берегу Терека, и вступили в сражение. Во время боя постепенно, одного за другим вынесли всех раненых и убитых. Но необходимо было позаботиться и об эвакуации спецназовских бэтээров, поскольку в них находились секретная документация, боеприпасы и вооружение.

– Есть неписаный закон войны, – объясняет Миненков, – всегда надо объезжать лужу, ведь там врагу очень удобно спрятать фугас. Когда «броня» Вадима Панькова двигалась по грунтовой дороге, то первый БТР лужу обошел, но террорист, увидев это, расстрелял его из гранатомета.

Решено было под прикрытием огня вытащить подбитый бронетранспортер, прикрепив два троса к оставшейся в строю технике. Но в момент транспортировки один из бэтээров все-таки заехал в злосчастную лужу, раздался оглушающий взрыв – и четырнадцатитонная машина взлетела в воздух. Тогда сильно контузило командира полка, тяжелое ранение получил Василишин. И Миненков почувствовал резкую, едва не лишившую его сознания боль. Он достал резиновый жгут и перевязал ногу. Понял, что теперь не сможет самостоятельно подняться, и приготовил гранату – «на тот самый случай». Однако разведчикам, хоть и с серьезными потерями, удалось выйти из боя.

В Кизляре в медицинской палатке военного полевого госпиталя раненую ногу Михаилу врачи сохранить не смогли.

– Помню почти 30-градусную жару, угрожающее жужжание «болгарки» с никелированным металлическим кругом-пилой и то, как я страшно ругался, – говорит Миненков. – Обида такая была на судьбу, ведь мастер спорта по рукопашному бою, а толку теперь? Мне, 22-летнему парнишке, казалось, что все кончено – и друзья от меня отвернутся, и на рыбалку со мной никто ходить не будет. Потом отрубился под наркозом…

Судьба разведчика

Спустя неделю после операции он встал, а через месяц вернулся в строй, получив назначение на должность помощника начальника разведки полка. Еще через три месяца его вызвали в Москву, где 23 февраля 2000 года в Кремле исполнявший тогда обязанности президента страны Владимир Путин вручил Михаилу Миненкову Звезду Героя России. В 24 года боевой офицер поступил в общевойсковую академию Вооруженных сил РФ имени Фрунзе. Окончив военный вуз, снова отправился в «горячие точки», руководил полковой разведкой. Сейчас живет мирной жизнью – занимается бизнесом, решает важные вопросы в городской Думе Ставрополя и возглавляет краевую общественную организацию «Союз Героев СССР и России».