«Смелые русские люди пренебрегали опасностями, бросали свои пепелища, свои родные места, где были могилы их отцов и дедов, и шли с полной верой в будущее» – это эмоциональное и в то же время точное определение принадлежит Г. Н. Прозрителеву, нашему выдающемуся краеведу, ученому, и относится оно к первым переселенцам на Северный Кавказ, на территорию теперешнего Ставропольского края. Об этом – книга Прозрителева «Первые русские поселения на Северном Кавказе и нынешней Ставропольской губернии», изданная в Ставрополе в 1912 году.

Заселение осуществлялось в соответствии с политикой Екатерины II, связанной с укреплением южных границ России и колонизацией края вслед за созданием крепостей на Азово-Моздокской укрепленной линии. Состав переселенцев был самым пестрым. В книге Прозрителева это описано так:

«Малороссияне, отставные гусары, экономические крестьяне, отставные солдаты Кавказского корпуса, тульские отставные солдаты, дети их, крестьяне дворцовые, крестьяне казенных ведомств, цыгане, люди неразрешенных званий, солдаты разных наместничеств, бывшие запорожцы, разночинцы (московские и киевские), курские войсковые, поляки, смоленские разночинцы, не помнящие родства, киевские и черниговские подсудимые, саратовские колонисты, преступники-малороссияне с Дона, татары, киевские казаки, харьковские поселяне, могилевские разночинцы, крещеные татары и чуваши, вятские заводские крестьяне, пехотные солдаты...».

Этот разнообразный состав включал, конечно, и «сомнительных» людей (они так и обозначались в ведомостях переселенцев). Среди них были, например, участники булавинского крестьянского восстания, крепостные люди, сбежавшие из барской неволи. Постепенно с 1781 по 1784 гг. было переселено около 51915 мужчин и 15565 женщин и до начала XIX века основано было 47 сел с населением в 67568 человек, приехавших из различных губерний. Самое видное место среди переселенцев занимали так называемые «однодворцы», составлявшие 50% от всего числа. Это «служилые люди» (казаки, драгуны, солдаты – среди них были те, которые ранее селились в XVI веке на восточных и южных границах московского государства для защиты этих границ). Их наделяли небольшими участками земли, которые сами они и обрабатывали. Каждый селился на своей земле «одним двором» – отсюда и название их гражданского состояния.

Пестрый, как правило, состав населения каждого села являлся следствием известного рода политики: правительство, опасаясь волнений на новых местах (и небезосновательно), хотело избежать формирования отдельных групп, в том числе по причине землячества. Тем не менее вскоре тяжелые условия жизни – неурожаи, малярия, отсутствие храмов (что делало невозможным удовлетворение религиозных потребностей) – вызвали недовольство среди поселенцев, с чем приходилось серьезно считаться местным властям.

Наконец, по ходатайству П. С. Потемкина (генерал-губернатора Саратовского и Кавказского с 1786 по 1788 гг.) было признано необходимым строить церкви в тех селах, в которых было не менее 500 душ мужского пола. По мнению властей, население должно быть более подвижным и в состоянии защищаться от превратностей судьбы на новых местах, поэтому ограничивалось число женщин. Для спокойствия южных границ необходимо было, чтобы мобильное мужское население постоянно было под ружьем и само себя охраняло. В селе Пелагиада, например, было 1668 мужчин и всего 973 женщины.

Вскоре встал вопрос об обращении в казачье сословие тех 19 сел и слободок, которые были основаны с 1781 по 1784 год. Г. Прозрителев, рассказывая о новых поселенцах на территории теперешнего Ставрополья, напоминает, что еще задолго до описываемых событий на Кавказ пришли другим путем и при других условиях русские люди и «прочно утвердились на гребнях гор и сумели там удержаться». Это Гребенское и Терское казачьи войска, появившиеся первыми из русских на Кавказе.

Исследование Прозрителева снабжено ценным для историка и любого краеведа приложением: подробными сведениями о первых поселениях на территории Ставропольской губернии, основанными на архивном документе под названием «Ведомость, составленная генерал-поручиком, правящим должность Саратовского и Кавказского генерал-губернатора, действительного камергера Кавказского мушкетерского полка князя Потемкина». К примеру, о селе Покойном (ныне Буденновского района), значившемся под № 19, читаем: «Воронежских однодворцев – 517 мужчин, 415 женщин, орловских однодворцев – 6 мужчин, калужских – 522 мужчины, 260 женщин. Основано в 1784 году на левому берегу и при устье Буйволы».

Труд Г. Н. Прозрителева, содержащий столь важную для истории нашего края информацию, хранится в научно-справочной библиотеке Государственного архива Ставропольского края.