В Минеральных Водах прошел траурный митинг у стелы, установленной на месте кровавого теракта: 24 марта 2001 года взрыв заминированного автомобиля у входа на Центральный рынок города оборвал жизни 26 минераловодцев и изувечил 153.

Город Минеральные воды

Город Минеральные воды

© Фото: из архива газеты «СП»

И сегодня, спустя 10 лет, я отчетливо помню, как сидел в редакции местной газеты, когда снаружи что-то ухнуло. Через минуту услышал завывание сирен – одной, второй, третьей. Подхватился, повесил фотоаппарат на шею и побежал к Центральному рынку. Навстречу попадались люди: кто-то в слезах, но большинство бледные и словно невменяемые.

Милиционеры еще не пришли в себя – не выставили никакого оцепления, поэтому я беспрепятственно, мимо изувеченного взрывом джипа, приблизился к еще дымившимся останкам «Жигулей», в которые, как позже выяснилось, террористы заложили более 50 килограммов взрывчатки.

Тяжелораненых уже увезли, но большинство мертвых еще лежали там, где их настигла смерть. Мне особенно запомнился парень лет двадцати, что лежал, раскинув руки, на проезжей части. Весь в пыли, но, на первый взгляд, никаких ранений. Я даже подумал: может, просто потерял сознание. Подошел, наклонился и тут увидел, что затылочная часть черепа будто срезана опасной бритвой…

В двух десятках метров от машины-бомбы стояли помятые взрывом белые «Жигули». Позже я познакомился с владельцем – Сергеем Васильевичем Фокиным: он привез на рынок жену и сына. Вот как он вспоминал первые минуты после взрыва:

– Вижу, у Володи в животе дыра – кулак пройдет. Глаза выжгло, лицо полностью раздроблено. Но еще живой. Уложил сына на сиденье и стал искать жену. Она была без сознания, нога раздроблена. Отвез обоих в больницу, затащил в приемный покой. И только когда вышел, взглянул на машину: вся как решето, бензобак пробит, бензин вытекает. Как не взорвался – ума не приложу.

Терактам нет конца. Вопрос «Почему такое происходит?» меня мучит до сих пор. Две недели назад в Кисловодске выступал заместитель председателя Комитета по безопасности Госдумы РФ Геннадий Гудков. Он прямо заявил, что власти и правоохранительные органы России проигрывают экстремистам в идеологической борьбе. Да и полпред Президента России Александр Хлопонин на недавнем совещании во Владикавказе высказался в том же смысле: мол, похоже, правоохранительные органы до сих пор отчетливо не осознали, с кем же они борются на Северном Кавказе. Полностью согласен и с депутатом, и с полпредом.

Будь моя воля, я бы каждый год 24 марта под конвоем привозил к стеле у входа на Центральный рынок Минеральных Вод родителей, детей, близких и дальних родственников террориста, пригнавшего в мирный город заминированный автомобиль. И пусть они посмотрят в глаза людей, потерявших близких, послушают их рассказы и проклятья. Возможно, тогда они сами, без вмешательства спецназа, остановят соседа или иного юного односельчанина, мечтающего о славе шахида.