Ветерану Великой Отечественной войны, известному на Юге России художнику и иконописцу Юрию Шевченко в нынешнем году исполнится 90 лет.

«Затишье». Работа художника Юрия Шевченко

«Затишье». Работа художника Юрия Шевченко

«Мы из 45-го». Работа художника Юрия Шевченко

«Мы из 45-го». Работа художника Юрия Шевченко

Николай II. Работа художника Юрия Шевченко

Николай II. Работа художника Юрия Шевченко

Юрий Шевченко

Юрий Шевченко

© Фото Александра ДОБРИКОВА

Из окна маленькой квартирки Юрия Шевченко открывается удивительный по красоте вид на старые кварталы и окрестности Кисловодска. Эти места он запечатлел на многих своих холстах. Впрочем, благодаря его замечательному художественному чутью и скромные пейзажи Средней полосы России выглядят на картинах не менее романтично, чем роскошные виды Кавказа. За эти годы он был участником многих региональных и всероссийских выставок, и его работы вызывали неподдельный интерес.

Через тернии Юрий Шевченко всегда стремился к звездам. И когда лечился от ран, полученных на фронте, и через полвека после войны, когда в его уютную квартиру в Грозном ворвались бандиты. Ему, заслуженному художнику Чечено-Ингушетии, пришлось бросить все, но он сожалеет лишь об утраченной библиотеке, которую собирал многие годы, и о картинах. Впрочем, к лишениям он привык еще на войне: служил Юрий Андреевич в артиллерии и в войсках связи, а сражаться довелось и под Сталинградом, и на Дальнем Востоке, и в Крыму, на подступах к Херсонесу.

– Шли ожесточенные бои: мы брали Сапун-гору, обрывистую, сильно укрепленную, – пушки, пулеметы там стояли у немцев, окопы в полный рост вырыты были. От дивизии оставалось всего 25 человек... Потом пошли на Керчь и Феодосию.

Тогда он впервые увидел море. И хотя шли тяжелые, кровопролитные бои, сразу подумал о том, какие краски лучше подобрать, чтобы передать на холсте его притягательную и пугающую глубину, его изменчивый нрав. Но морские пейзажи он начнет писать позже, а пока Шевченко старался использовать каждую минуту между боями, делая зарисовки. Причем в ход шел любой клочок бумаги.

– Сначала, – вспоминает Юрий Андреевич, – за мной следили сотрудники СМЕРШа, но потом стали доверять и даже помогали доставать бумагу, карандаш, акварель, тушь. А бойцы то и дело просили что-нибудь нарисовать и вкладывали рисунки в письма домой.

Политотдел дивизии рекомендовал художнику поступить в студию Грекова. Но он возмутился: война идет, какие там художества.

После Победы вначале окончил грозненский нефтяной институт – очень хотелось помочь семье – и лишь затем получил художественное образование. Специалисты говорят, у него дар не просто выстроить композицию, а выплеснуть на холст все свои эмоции и переживания с подкупающей искренностью и непосредственностью.

– Когда работаю, совершенно не задумываюсь, какой цвет положить. Все приходит словно по наитию, – объясняет живописец.

О своих картинах Юрий Шевченко отзывается с нежностью и называет их своими детьми. Художника, конечно, волнует судьба его полотен – их осталось более сотни. К сожалению, это лишь часть, многие работы были похищены или уничтожены в 90-е годы в Грозном. Говорит, что продавать холсты в чужие руки не хочется. Мечта – чтобы все они находились в одном месте. Кстати, многие свои иконы он передал в дар местным храмам – Свято-Никольскому собору в Кисловодске и церкви святого Пантелеимона в Ессентуках, а серию портретов деятелей казачьего движения – в одно из отделений Терского казачьего войска. Некоторые его работы находятся в музеях за рубежом – в Болгарии и во Франции.

Убеждена, что Юрий Шевченко – человек, навсегда влюбленный в красоту, будь то красота природы или человеческой души. Глядя на его холсты, такие солнечные и жизнеутверждающие, трудно представить, что судьба художника была невероятно сложной. Они наполнены светом, пронизаны радостью и оттого оставляют в душе добрый след.